62.87
70.79
17.83
Люди и личности
Яна Любарская

Певица Марияж Сасонова: «С израильтянами чувствую себя горской еврейкой, с горскими евреями – израильтянкой»

Марияж Сасонова — популярная израильская певица, сохранившая, несмотря на репатриацию в раннем возрасте, свой русский язык. В Баку Сасонова окончила лишь первый класс, получив дальнейшее образование уже в Израиле, в Акко, куда приехала в 90-е с родителями. Сегодня наша героиня имеет первую академическую степень по криминологии Университета имени Бар-Илана. Девушка когда-то работала в суде, помогала полиции переводить документы с русского на иврит. Для сцены ее открыл популярный израильский эстрадный певец Эяль Голан — через авторскую программу «Эяль Голан зовёт тебя». С помощью данного телепроекта звезда разыскивает юные таланты и помогает им. Однажды, на очередном предварительном туре, среди участников проекта оказалась и очаровательная Марияж. До этого на предварительном прослушивании она спела две песни: «Gole Sangam» и «Ахмадинеджад». Последнюю специально для нее написал Шимон Охана. Композиция про президента Ирана привлекла внимание израильтян, ее запускали на 10-м канале израильского ТВ, на многих радиоволнах. К счастью, выступление девушки прошло удачно и позже она вышла на главную сцену передачи «Эяль Голан зовёт тебя», в первый тур, где вновь покорила слушателей песней «Мехапес» («Ищу»), попав в следующий тур. О том, как сейчас складывается жизнь этой яркой и необычной особы — в нашей беседе.

***

- Когда вы оказались в Израиле? Как вас приняла новая страна?

- Когда закончила первый класс в Баку, мы с семьей совершили алию, приехали в Акко, и я начала учиться в Израиле. Иврит выучила сразу, приняли меня здесь прекрасно, но, конечно, сперва всем бывает тяжело. Видела, что коренные жители и новоприбывшие — это небо и земля, между ними чувствовалась колоссальная разница. Лишь в пятом классе школы я наконец осознала себя настоящей израильтянкой, начала петь, завоевала уважение одноклассников и учителей. После школы получила первую университетскую степень по криминологии и социологии. Далее переехала из Акко в Тель-Авив, в поисках менеджера, который помог бы мне начать профессионально петь, оставив университет. В новом городе начала активно знакомиться с новыми людьми, способными помочь мне с певческой карьерой, дать мне путевку в музыкальную жизнь. Именно для этого отправилась на телепередачу к Эялю Голану, после участия в которой израильтяне стали меня потихоньку узнавать.

- Насколько я знаю, вы поете не только на иврите, но и на джуури?

- Верно, когда после исполнения песен на иврите, я запела на джуури, наши горские евреи искренне меня полюбили. Позже, познакомилась с известным израильским певцом, горским евреем Нисан Симан-Товом, и сегодня, сложив пару, мы поем вместе на шумных, веселых кавказских свадьбах, на зажигательных концертах, на различных торжествах, исполняя композиции и на горском языке, и на иврите. Поддерживаем друг друга, стараемся вместе отправляться на гастроли, где по одиночке людям бывает очень непросто. Однако, выступать вместе мы начали не сразу. В конце концов, у нас родился ребенок, долгожданный сынок, и меня не покидает ощущение, что много лет искала такого мужчину, как Нисан. С ним мы образовали великолепный, гармоничный, личный и профессиональный союз, снова и снова радуя поклонников новым творчеством. Хочу также выразить благодарность фонду СТМЭГИ, активно помогающему горским евреям в Израиле.

- Расскажите, пожалуйста, о родителях, братьях, сестрах. Как они отнеслись к вашему решению петь на сцене, ведь для горско-еврейских представительниц прекрасного пола, весь этот шоу-бизнес, мягко говоря, не очень приветствуется…

- Нас в семье четверо девочек, один сын. Мой отец, Даниэль, родился в Кубе, мама, Джульетта, — в Хачмазе, переехав в Баку они встретились и поженились. Мама работала в садике воспитательницей. Все правильно, горские евреи вовсе не любят, чтобы их жены мелькали на сцене, пели, а хотят, чтобы мы находились дома, готовили, выбирали бы для себя такое занятие, чтобы уже днем возвращаться в родные стены и ждать супруга с работы. Так вышло и в моем случае, сначала близкие совсем не радовались моей певческой карьере. А я тихо молилась, все время просила Всевышнего помочь, так как не могла расстаться со своими мечтами. С малых лет, стремилась петь и выступать перед любимыми зрителями и слушателями, еще с детсадовского возраста, копировала Аллу Пугачеву и других популярных мэтров российской и азербайджанской эстрады, пытаясь походить на них. Когда родственники наконец воочию убедились, что ко мне пришел успех, у меня все получается, меня слушают по ТВ и радио, приглашают с концертами на различные мероприятия, то начали мной гордиться и смирились с тем, что сцена и музыка — это теперь моя жизнь… Я и Нисан также играем в горско-еврейском театре «Рамбам». Недавно с гастролями побывали всей труппой в Москве, фонд СТМЭГИ нас очень тепло встретил.

- В честь кого вам дали столь редкое имя — Марьяж?

- На самом деле меня зовут Марьяз. Но уже в Израиле, человек, который помог мне записать альбом, намекнул, что Марьяз звучит не очень здорово для местного уха, и я сменила букву в имени. А вообще каждый меня называет, как хочет.

- Почему вы с супругом пришли в горский театр, ведь вы уже выступали на сцене в качестве музыкантов, вам не хватало еще каких-то эмоций в этом плане?

- Во-первых, мы с мужем обожаем играть многочисленные театральные роли, вживаться в различные образы, петь. Это стремление незримо присутствует в недрах нашей души. Во-вторых, постепенно начала забывать наш горский язык, а благодаря театру наконец-то снова возобновляю «общение» с ним. Многие мои друзья — коренные израильтяне, и до театра мне было не с кем общаться на джуури, который к счастью, снова восстанавливаю в своей памяти, ведь на подмостках «Рамбама», я обязана играть лишь на нем, что очень помогает. В качестве актрисы пробую себя только первый год. Первый спектакль — это и есть моя первая роль. После этого меня ждет участие в следующей театральной музыкальной пьесе на джуури, состоящей лишь из песен.

- Как на вас влияет личность Евы Шальвер-Абрамовой, неразрывно связанной с театром?

- Ева Шальвер-Абрамова — художественный руководитель и главный режиссер единственного в Израиле горско-еврейского театра музыкальной комедии «Рамбам», ее невестка училась со мной в университете. Это очень добрая, талантливая женщина, она помогает мне, учит горскому языку, который я чуть подзабыла, дает азы актерского ремесла. Каждый человек играет так, как он чувствует, и когда исполняет свою роль, обнажает перед зрителями свои эмоции и переживания. Кстати, репетиции у нас проходят два раза в неделю, мы, молодые родители, оставляем девятимесячного ребенка у мамы и отправляемся в мир большого искусства, дарить себе и другим огромную радость!

- Ваша учеба в вузе, первая степень по криминологии… Получив ее, уже можно начинать искать убийцу?

- Нет, получив первую степень, мы только учимся понимать психологию убийцы, раскрывать мотивы, осознавать, почему человек пошел на преступление. Но мы не ищем преступников, в прямом смысле этого слова, этим занимаются здесь более квалифицированные кадры, и мне для этого нужно было бы учиться дальше, а я выбрала музыку. Кроме того, иногда осуществляю из дома переводы с русского на иврит, для полиции во время следствия. Но криминология больше меня не интересует, стремлюсь к развитию лишь своей музыкальной карьеры. Раньше, когда была маленькая, мечтала петь только для себя. Сейчас выросла и поняла, что хочу выступать на сцене, дабы передавать искры счастья другим. Обожаю дарить со сцены отличное настроение нашим любимым горским евреям, ведь в Израиле они, порой, много и тяжело работают. Своими песнями на джуури раскрашиваю их жизнь, делаю ее менее сложной, более светлой и позитивной. Мечтаю, чтобы у моих собратьев на душе стало легко, чтобы под мои выступления они отдыхали, вспоминая свою дивную молодость, погружаясь в приятные воспоминания прошлого...

- О чем еще мечтаете?

- О том, чтобы выпустить на горском языке музыкальный альбом, вместе с супругом. Это было бы здорово! Но для этого обязательно нужна финансовая поддержка извне…

- Неужели вам удается прокормиться в дорогом Израиле одними лишь музыкальными выступлениями?

- Да, удается. Муж, родившийся на Святой Земле, но обладающий настоящим кавказским характером, активно выступает, много поет, сочиняет музыку. Наш известный певец Эяль Голан поет песню моего Нисана, и за это, супруг также получает некоторые денежные отчисления.

- Соблюдаете ли что-то из еврейских традиций?

- Да, соблюдаем субботу, все праздники.

- В наше время, вы с супругом покинули Тель-Авив, где строили карьеру и переехали в….?

- Мы живем в Ор-Акиве, которая гораздо меньше Тель-Авива, здесь меня часто узнают на улицах. Души не чаю в Кавказе и в выходцах оттуда, к счастью, в Ор-Акиве живет немало моих земляков — теплые, добрые, отзывчивые люди. Это спокойное место, вдали от шумного мегаполиса, где можно спокойно вырастить ребенка, да и продукты тут дешевле, чем в крупных населенных пунктах. Поначалу, этот городок показался мне безмерно скучным, но со временем, к нему пришла симпатия.

- Как изменилось ваше мироощущение, ваш характер, с рождением сыночка?

- Не могу утверждать, что во мне что-то сильно изменилось, правда сейчас, пою песенки еще и сыну. Наверное, из свежих веяний в моей жизни можно назвать лишь то, что с появлением малыша крайне мало сплю.

- Благодаря чему вы сохранили свой русский язык на неплохом уровне?

- В Израиле очень много русскоязычных, к тому же дома родители говорят с нами на русском, между собой — на горском языке. Мы немного знаем русский, азербайджанский, горский, но до конца не освоили ни один из них. Это и хорошо, и плохо.

- Кем вы себя сегодня ощущаете больше — горской еврейкой или израильтянкой?

- Когда нахожусь рядом с джууро, чувствую себя израильтянкой, когда с израильтянами — горской еврейкой. Однако по характеру, по крови, по темпераменту, я все равно выходец с Кавказа, останусь такой, даже если забуду русский и джуури. По менталитету мои папа и мама — также вовсе не израильтяне, а горские евреи. Но так как я нахожусь на своей исторической родине достаточно давно, свободно знаю иврит, многие горские евреи, приехавшие сюда в зрелые годы, видят во мне коренную израильтянку. Это очень сложная тема…

- Чем увлекаетесь, помимо музыки?

- Пробовала рисовать, шить, но все эти занятия, начав, к сожалению, быстро бросаю. А вот музыку оставить не в силах, даже если бы захотела: это мой воздух, моя душа... Мечтаю учиться этому ремеслу и дальше, освоить игру на фортепиано. А еще часто медитирую и много думаю…

- После рождения ребенка у вас все еще остается время много думать?

- Конечно, ведь мечтать и размышлять можно в любом случае, даже гуляя с сыном и толкая коляску…

Ссылка на канал Марьяж в YouTube: https://www.youtube.com/user/MariajeOfficial/videos

Комментарии