• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 77.55
    91.26
    22.80
    Люди и личности
    Яна Любарская

    Роза Данилова-Мардахаева: о «Колобке» и не только

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi

    В недавней публикации, посвященной Шушане Абрамовой, мы рассказывали о ее новой книге — переводе на джуури «Мухи-Цокотухи», впоследствии получившей глубокий, теплый отклик в сердцах детей и взрослых. Выпустил ее израильский центр «Шалуми», популяризирующий литературу на языке кавказских евреев. А в этой статье поговорим о сказке «Колобок» в переводе на джуури, также изданной вышеупомянутой организацией, о ее создательнице — потрясающем знатоке языка, детском педагоге, талантливой писательнице из Израиля, уроженке Дагестана Розе Даниловой-Мардахаевой.

    - Роза, начнем с любимого многими «Колобка». Что вас побудило перевести на джуури эту забавную детскую историю?

    - Книжка «Колобок», которую я перевела на джуури, — мой долгожданный проект, а участник нашего языкового чата Анар бен Хануко Мизрахи из Германии сделал мультик под названием «Колобок», придав старой сказке новую жизнь. Писать, творить, способствовать сохранения языка — считаю частью моей жизни. Лексику для перевода подбирала именно соответствующую колориту той местности, в которой выросла, старалась передать через это произведение все свои чувства и эмоции, всю красоту, тепло, плодородие Дагестанской земли. И здесь стоит упомянуть забытые в нашей речи слова «рафле» (полочка), «тештле» (большой медный тазик) — ведь в давние времена именно с помощью этих предметов наши бабушки и мамы месили тесто. Поэтому при переводе «Колобка» использовала много выражений, характеризующих мой Дербент, мой народ, его быт. Прочитав повествование о милом сдобном кругляше, вновь с головой окунулась в детство, мысленно согрелась огоньком домашнего очага, величием лесов вокруг Дербента. Уверена, сегодня «Колобок» по-прежнему популярен во многих семьях. Рассказываю эту сказку своим внукам, подарила ее друзьям, родственникам. Уверена: ее знают и любят во многих уголках планеты. Выпустив ее на родном джуури, мы сможем начать привлекать на наши языковые уроки подрастающее поколение, прививать юным созданиям любовь к этому мудрейшему, древнейшему, красивому пласту культуры. Моя цель — продвигать, развивать мой любимый язык, способствовать тому, чтобы он продолжал звучать, жить. Вот что могу сделать для своего многострадального, великого народа. Литературной деятельности посвящаю все свободное от работы время. Более того: в последние дни ловлю себя на мысли, что все мое творчество воплощается в язык джуури. Постоянно сочиняю на нем стихи, делаю переводы, пишу поэмы, песни, маленькие стишки для детей.  

    - Расскажите, пожалуйста, о вашем сотрудничестве с фондом СТМЭГИ.

    - Помимо прочего, сегодня с удовольствием работаю в фонде «СТМЭГИ», в рамках своей деятельности озвучиваю произведения наших классиков, их поэмы, повести, рассказы, песни для аудиокниг.

    - Какую роль в вашей жизни играет языковой чат, где проводите так много часов?

    - Да, как сказала ранее, на добровольных началах обучаю желающих горско-еврейскому языку в образовательном чате «Язык матери», созданном менее года назад. Сегодня в нем участвует более сотни человек, которые раньше не могли говорить на языке джуури, зато теперь не только свободно общаются на нем, понимают его, но и легко на нем пишут. Благодаря прекрасно отработанным в нашем сообществе аудированию, говорению, письму, мы уже поем песни, переводим, создаем свои произведения. Обучение родной речи веду вместе со знатоками группы — Фридой Юсуфовой, Бэллой Ягудаевой. Подчеркну: наши уроки ведутся не по учебникам, а с помощью пласта народного фольклора. Изучаем творчество наших писателей, поэтов, горско-еврейские песни, традиции, обычаи, составляем новые слова, запоминаем предложения, слушаем зарисовки о быте нашего народа там, на малой родине, и здесь, на исторической. Особую благодарность хочу выразить талантливейшему члену нашей группы Анару бен Хануко Мизрахи, который, благодаря своим профессиональным навыкам программиста, веб-дизайнера, всем нашим работам, всем произведениям придает вторую жизнь, активно их распространяет во Всемирной Сети. Этот человек творит чудеса с большим профессионализмом, со знанием дела, отлично владеет джуури, монтирует шедевральные сценки, клипы и мультики.

    - Перевод легендарного «Колобка» — ваша единственная книга, увидевшая свет?

    - Сейчас вновь готовятся к изданию мои книжки: «Щедрое дерево», по мотивам сказки Шела Силверстайна, и еще одна, под названием «Дочь двух родин». В последней постаралась передать всю свою любовь, привязанность к своей малой родине, к Дагестану, добавив на ее страницы и горячие чувства к Израилю. Две свои родины воспеваю и боготворю.

    2be5356597064b5c80699d6e862b8902.jpg

    - Где и при каких условиях выучили джуури?

    - Знаю этот древний язык с самого детства, в нашем доме всегда говорили на нем. Поступив на обучение в ДГУ, на филологический факультет, писала на двух языках, более того, на последних курсах мне посчастливилось работать с известной Адасо Изгияевой, когда она являлась диктором татского вещания. Благодарна судьбе за то, что я невольно стала современницей великих писателей, поэтов, прозаиков, творивших на джуури, например, Беньямина Сафанова, прежнего редактора нашего вещания. Мне выпала честь пообщаться с Хизгилом Авшалумовым, Нисоном Гилядовым, выросла на их произведениях, как и на книгах Сергея Изгияева, будучи не знакомой с ним лично. Это еще больше помогло углубить познания в языке. Передачи на радио я вела 3-4 раза в неделю, каждое утро начинала вещание со слов приветствия Дагестану. Затем переехала в Дербент, трудилась школьным преподавателем русского языка и литературы в старших классах, сотрудничала с известным знатоком джуури, поэтом, прозаиком, наставником, учителем жизни Михаилом Гавриловым, пробовала силы в журналистской, корреспондентской деятельности, училась у старших мудрых наставников находить тонкости в языке, уметь правильно осветить то или иное явление в жизни. Моя биография постоянно сталкивала меня со знатоками джуури, с творческими личностями, отсюда у меня и знание родной речи, и любовь к ней…  

    - Изучающие горско-еврейский язык иногда спорят из-за его разновидностей, особенностей произношения…

    - Диалектов в джуури — шесть, и все они сосуществуют дружно, на дербентском и кубинском диалектах творили изумительные поэты и писатели. В последние годы заметила: на дербентском диалекте мало кто пишет, что заставило задуматься над его будущим, потому стараюсь фиксировать фольклор, стихи и поэмы на этом богатом, чарующем своей нежностью и мелодичностью, богатом языке моих предков, чтобы на нем росло и будущее поколение. А вообще обилие диалектов лишь обогащает наш язык, не упрощая его, делая богаче.

    - Вы работаете педагогом в школе для особых детей, как на ваших подопечных отразилась пандемия?

    - На протяжении нелегких дней пандемии почти все школы в Израиле до сих пор не работают, преподавание идет через ZOOM. Много лет тружусь в экспериментальном учебном заведении с детьми-аутистами. Подобной категории ребят очень тяжело отрываться от своей повседневной занятости, стоит им неделю побыть дома, как нам снова надо возвращать все, чему мы их обучили. Такие дети нуждаются в ежедневной системе обучения, в непрерывном пребывании в стенах школы. Дома родителям с ними также очень тяжело, ими надо заниматься не в квартирах, а в специальных учебных организациях. Поэтому все это страшное карантинное время без единого выходного работаю в школе, причем с большим удовольствием. Считаю, что это — еще одно мое предназначение в жизни, данное Б-гом. Являюсь связующим звеном между этими детьми — аутистами — у которых нарушены способы коммуникации с внешним миром, готовлю их к взрослой жизни. Конечно, невероятно тяжело на протяжении 8-9 часов преподавать и работать в защитных масках и шлемах, но выбора нет. У всех наших учеников заложено глубокое понимание эстетики, учим их от всего сердца, стараемся вместе преодолевать общие трудности. Ни одного дня не посчитала нужным остаться дома, несмотря на то что мне 60 лет и нахожусь в зоне риска! Школа — моя передовая линия, мой фронт, пока весь мир находится в войне с невидимым врагом. Считаю своей профессиональной и гражданской обязанностью продолжать обучение и воспитание своих учеников, не подводить и без того подавленных родителей.

    - Чем бы хотели закончить наш увлекательный разговор?

    - В завершение беседы хочу выразить огромную благодарность фонду СТМЭГИ, лично Герману Захарьяеву за огромный вклад в важнейшую задачу по сохранению языка, культуры, обычаев и традиций своего народа, также приглашаю всех горских евреев присоединиться к дружному чату «Язык матери». Напоследок можете ознакомиться с моими стихами:

    Духтер эн дуь Ватан

    Истуьм духтер дуь Ватани

    Суьфте- Дербенд, Дагестани.

    Дуьимуьн гьисти Ёршолоим

    Гьэрдуь бирет гlэзиз, гъоим.

     

    Дербенд – хори эн бебегьо,

    Жигей суьфте норе пойгьо,

    Мескен ширине гlэили,

    Гьэммишелугъ э жун дери.

     

    Э хори туь келе бирем,

    Хэтгьо хунде хуте бирем,

    Раче дусти, хьовир дирем,

    Дербендинуьм-гьэ гуфтирем!

     

    Ношумойме эз гlэили

    Э у куче, э богъ дери.

    Эри гьэр велг, эри чуьме

    Хьэсрет мунди хасте дуьлме.

     

    Нимей гlумуьр унжо мунди:

    Хуней бебе, куьнде гъунши,

    Хьэвес нуьвуьсте ширегьо,

    Гlэдот, гlилмгьо, данандегьо.

     

    Ченд салгьо лап дур бирем,

    Э Исроил гъисмет бирем,

    Ватан Довиде жевлон зерем-

    Суьгъде духтер Ватан бирем.

    Палаше гlовгьой дуь Ватан

    Э раггьой ме эдей геште,

    Шахшахагьой эн дуь мескен

    Гъэдер мелхьэм хомуш сохте.

     

    Э десме де дуь дестей гуьл

    Э угьо де -муьйбет эн дуьл.

    Еки гьист Ватан гlэили,

    Дуьимуьн – Ватан торихи.


    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi