• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 73.61
    86.92
    22.63
    Новости общины
    Хана Рафаэль

    Ева Шальвер: «Уроки с Хилой Коэн — хороший пример для нашей молодёжи»

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi
    Ева Шальвер: «Уроки с Хилой Коэн — хороший пример для нашей молодёжи»

    Студентка Пенсильванского университета Хила Коэн приняла участие в «Онлайн-марафоне языка джуури», проводившемся в сентябре фондом СТМЭГИ. В своем выступлении, она поблагодарила своих виртуальных учителей в Израиле. Позже было опубликовано большое интервью с ней, где молодая исследовательница также коснулась этой темы. Наша сегодняшняя гостья — одна из учителей Хилы Коэн, актриса, главный режиссёр горско-еврейского театра «Рамбам» Ева Шальвер-Абрамова. Она рассказала нам о своей необыкновенной ученице, которая, не являясь представителем горско-еврейского народа, смогла изучить язык джуури.

    - Ева, скажи, пожалуйста, как получилось, что ты стала преподавать наш родной язык джуури американке?

    - Моё знакомство с Хилой Коэн произошло благодаря Шауля Симан-Тов. В конце прошлого года она попросила его порекомендовать ей человека, который смог бы с ней позаниматься через программу Skype изучением языка джуури. Вот так я с ней познакомилась и стала учить её нашему родному языку. Мы занимаемся уже на протяжении десяти месяцев.

    - Интересно было бы узнать: по какой системе ты её учишь? И какой именно из существующих учебников ты используешь?

    - Никакой особой методики у меня нет. Прежде всего, необходимо отметить, что вначале наши уроки шли на русском языке, так как, несмотря на то что она американка, русским она владеет, можно сказать, в совершенстве. Первым делом я сказала, что в алфавите джуури те же буквы что и в русском, за исключением трёх, которые смягчают или наоборот дают гортанные звуки. Сначала мы начали с ней учить глаголы, затем существительные. А затем уже разбирать, как правильно переводить, потому что, как и в любом языке полного соответствия между словами нет, есть идиоматические обороты, устойчивые выражения, которые переводятся не буквально. На сегодняшний день у неё очень богатый словарный запас, так как за это время она выучила много и глаголов, и существительных, и прилагательных. Мы с ней много занимались правильным произношением.

    - То есть ты основывалась только на своих знаниях и артистическом опыте…

    - Вовсе нет, скорее наоборот, так как наши занятия по изучению языка проходили и проходят в основном через прочтение и разбор произведений классиков горско-еврейской литературы, например, Хизгила Авшалумова. Я считаю, что он один из немногих наших прозаиков который писал высокую литературу, но на очень доступном и понятном языке. Понятном носителям всех диалектов языка джуури: и губинского, и кайтагского, и ширванского и, конечно же, дербентского. Прочли и перевели с Хилой, немало его рассказов. Она и сейчас это прекрасно делает.

    - То есть, вы хотите сказать, что она способная ученица…

    - Конечно. Вообще же мне с Хилой очень легко заниматься. Ведь она, как ты правильно заметила, очень способная девочка, она очень легко схватывает этот язык и сама стремится как можно больше учить, переводить и самостоятельно воспроизводить речь. Может, причина ещё и в том, что сама она дома общается на иврите, так как родители её израильтяне. Сейчас, когда мы занимаемся переводами, я уже в основном только слежу за правильной постановкой речи, за произношением. А как раз в эти дни мы начали изучать одну из поэм другого нашего классика, поэта Сергея Изгияева. Правда, это ей немного сложнее, но она не сдаётся и с упорством продолжает изучать наш родной язык.

    Возвращаясь к вопросу о методике, мне хотелось бы выделить три составляющие: 1) читать, 2) переводить, 3) объяснять. Что это значит? Понимаешь, если бы я начала с ней заниматься тогда, когда она вообще ничего не знала, тогда мы пошли бы по другому пути. Но она пришла ко мне уже с некоторым базовым багажом знаний, которые получила из нескольких онлайн-уроков, которые нашла в YouTube. А также благодаря учебнику, который составил Геннадий Богданов. Поэтому сейчас мы с ней много читаем, а также просто очень много общаемся и говорим на джуури. Сейчас у Хилы очень большой запас слов, и ей нужно как можно больше общаться, чтобы научиться правильно, применять их. Увы, говорить-то ей там не с кем. И вот наши с ней уроки проходят только на джуури, и если что-то бывает непонятно, то я объясняю на русском. И сейчас у неё знание такого уровня, что она в основном всё понимает и отвечает мне тоже только на джуури.

    - Насколько мне известно, ты не одна занимаешься с Хилой…

    - Да, верно. Шауль порекомендовал Хиле меня как знатока дербентского диалекта, Батсион Абрамову, как носительницу губинского диалекта. А мы знаем, что Батсион пишет замечательные стихи на джуури, а вообще, до репатриации в Израиль, она окончила педагогический институт и работала учительницей английского языка. На уроках с Хилой вышло так, что Батсион в основном занимается с ней грамматикой, а я изучаю с ней литературу. Хотя, опять же, нет никаких рамок в изучении, и если нужно, то мы с ней проходим и грамматику.

    - По истечении этих десяти месяцев что ты можешь сказать о своей ученице?

    - Ты знаешь, благодаря тому, что Хила не просто изучает разговорную речь, а читает литературные произведения, она сейчас может объясняться, излагать свои мысли на джуури даже лучше, чем многие представители нашей молодёжи. Ведь они с детства слышали этот язык и многие прекрасно говорят на нём, но не прочли ни одной книги на джуури. А Хила уже понимает практически всё на джуури. Даже если какое-то слово или выражение ей будет не понятно, то она всё равно способна понять смысл из общего контекста. Да, ей будет немого сложнее выразить свои мысли, но прошло всего десять месяцев, как мы стали заниматься, а наш язык всё-таки сложный для американки, которая не привыкла к гортанным звукам, и единственное, что ей сейчас нужно, — это общение, ведь сложно изучать язык и не реализовывать это знание на практике.

    Так как у меня нет педагогического образования, то я вспомнила, как мы, новые репатрианты, приехав сюда 30 лет тому назад, учили иврит в ульпане. Это происходило примерно так же. Мы заучивали слова, читали, переводили, разговаривали между собой и потом уже с местными, носителями языка. Именно этого не хватает сейчас моей ученице. Хила успешно осваивает язык джуури. И если исходить из того, что английский и иврит для неё фактически родные языки, и она свободно на них разговаривает, а русский она выучила в университете и так же свадебно владеет им, у неё есть способность к изучению новых языков. Кроме того, она сама очень прилежный и старательный ученик. Ученик, который работает сам над собой. Она сама пишет, переводит, пытается запомнить, заучивает каждое слово, каждую тему, она умница! И тут очень важно отметить, что она девочка, которая любит и хочет учиться. Мне, конечно же, очень хотелось бы, что бы наша молодёжь хотя бы наполовину имела бы то желание изучать язык джуури, которое есть у нее. Хотела бы, чтобы они тоже понимали, что сохранение нашего языка — это важно. Я думаю, что стремление Хилы, изучать джуури — это хороший пример для нашей молодёжи.

    Ей вполне подходит то, как я с ней занимаюсь. А один из юмористических рассказов Хизгила Авшалумова она сама взялась перевести, и у неё это очень даже неплохо получается. Конечно же, она очень талантливая ученица. Кроме того, за этот год мы с ней смогли подружиться. И бывает, что общаемся и вне урока. Мы рассказываем друг другу, что у нас произошло за это время, о семье, о погоде, даже немного о политике, и всё это, конечно же, только на джуури. Хочу пожелать Хиле дальнейших успехов в учёбе и удачи в жизни!

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi