• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 74.86
    89.77
    22.96
    Люди и личности
    Яна Любарская

    Батцион Абрамова – истинная дочь Сиона

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi
    Батцион Абрамова – истинная дочь Сиона

    Батцион Абрамова - член Союза писателей русскоязычного отделения Израиля (секция горских евреев), почетный член Союза писателей Азербайджана, учитель английского, поэт, волонтер, социальный работник. Она родилась в г. Губа в Красной Слободе, в 1974-м году окончила педагогический институт, факультет иностранных языков и много лет преподавала английский в школе.

    В 1991-м году репатриировалась в Израиль, где получила ещё одно высшее образование – окончила университет в Хайфе, факультет социальных работников, трудилась в больнице «Гилель Яффе» в Хадере. Батцион обожает родной язык и фольклор, сама пишет книги, успела создать поэму: «Незаконченная симфония», выпустила две книги стихотворений на азербайджанском и джуури. В своей прозе она затрагивает извечную женскую проблематику, отношения в семьях между родителями и их потомками, точнее - извечный спор «отцов и детей», темы женского равноправия, психологии и воспитания жительниц Кавказа, поднимает вопросы осознанного счастливого материнства.

    ***

    - Уважаемая Батцион, расскажите, пожалуйста, сначала про вашу малую родину, ведь все мы — родом из детства...

    - Родилась в поселке Красная Слобода кубинского района, который всегда назывался маленьким Иерусалимом. С тех времен, как наши горские евреи поселились в этом месте, они бережно сохранили свою коллективную идентичность, свои культурные ценности среди других этносов и народностей, которые их окружали. Мои детство и юность прошли в душевной, теплой атмосфере, среди гордых, величественных обычаев древнего Кавказа, где царили любовь, взаимопонимание, доброта. Мы уважали старшее поколение, народности, которые нас окружали, все эти качества нам прививали в семье, с малых лет, что весьма обогащало жизнь. Кроме этого, придерживались заповедей нашей святой книги Тора. С первого класса я училась на отлично, активно участвовала в различных школьных мероприятиях. В 10-м классе стала председателем первичной комсомольской организации школы и членом пленума комсомольского комитета кубинского района. Окончила школу с отличием, поступила в Институт иностранных языков в Баку, дабы получить профессию преподавателя английского языка, трудилась в родном поселке, преподавала английский, потом вышла замуж. Сегодня я - мать пятерых детей, бабушка семи внуков, вдова, давно бросила якорь в Израиле.

    - Как прошел ваш переезд в еврейское государство?

    - Мы приехали в Израиль в 1991-м году, иврита не знали, дети были маленькие, мы с мужем начали работать с первых дней пребывания на Святой Земле. Прошло три месяца, и я занялась общественной деятельностью на благотворительных началах. Волонтерство привлекало восхитительной возможностью – помогать людям. Через год нам стало сложно оплачивать съемную квартиру, и мы с мужем и детьми переселились в «караваны», так называемое краткосрочное место жительства для новых репатриантов. Из-за большой волны алии, на всей территории еврейского государства, в тот период создавались подобные населенные пункты, в которых репатрианты обитали первое время. Там собрались мои кавказские и ашкеназские собратья, выходцы из бывшего СССР, эфиопские евреи. Здесь, в начале девяностых, моя волонтерская работа продолжилась, я - кавказская женщина, поднимала жителей караванов для активной деятельности. Делала я это со своей 13-тилетней дочкой, создала актив из своих соседей, подключила помощь на местном городском уровне, чтобы реализовать все задуманное. Одна тель-авивская организация, помогавшая недавно прибывшим евреям, связала меня с Америкой, и скоро я получила из-за океана крупный груз гуманитарной помощи для обитателей караванов - обогреватели, одеяла, сумки с нужными вещами для детей и современный, чудесно оборудованный караван для будущего ульпана в его стенах. Помимо нормализации быта обитателей «времянок», занималась и духовной стороной их жизни.

    - Организовывала бар-мицвы для подростков, обрезания, создала 15 бесплатных кружков для детей, проводила в караванах вечеринки, где участвовали все желающие. Почти каждый день, в летнее время, у нас осуществлялись показы фильмов, спортивные соревнования, мы открыли на нашей территории продуктовый магазин, детские ясли для работающих мам, запустили автобус от караванов до Хадеры, весело и дружно отмечали осенние еврейские праздники, перед которыми раздали всем нашим соседям – мужчинам Тору, цицит, талит, установили на косяках их жилищ мезузы. Одним словом, это было золотое время!

    - Почему вы вдруг решили помочь своим соседям, создать ряд бесплатных детских клубов?

    - Дело в том, что рядом с караванами находилась железнодорожная линии, и один подросток из нашего палаточного лагеря попал там под поезд. Меня это здорово испугало и огорчило. Стала думать, как уберечь остальных наших детей от аналогичной трагической гибели, поняла, что единственный выход - занять наше чадо чем-то увлекательным. Для этого надо было запустить кружки для двухсот детей. В итоге, у меня получилось открыть около 15 отделений для ребят по интересам, также придумывали другие мероприятия – спортивные, досуговые, чтобы жители караванов проводили дни интересно и дружно. Помимо показов кино, создали ансамбль самодеятельности, устраивали вечера поэзии, пели, танцевали. Приглашенные мною солдаты из армии обороны Израиля преподавали нашим детям английский, иврит, математику, раввин вел кружок для мужчин, обучал их еврейским обычаям и традициям, вскоре я смогла организовать там ульпан, чтобы «караванцы» изучали иврит. Кто-то осваивал с нашими ребятами аэробику, кто-то - кулинарию, баскетбол, кто-то проводил соревнования, все это проходило, разумеется, на добровольных началах, так мне удалось улучшить качество жизни этих граждан.

    - Где располагались те самые временные жилища?

    - Это был небольшой населенный пункт Эмек-Хефер между Нетанией и Хадерой. Хочу добавить, что мы также запустили торговую лавку «Вторые руки», в рамках которого, жители соседних населенных пунктов Эмек-Хефера отдавали в него на реализацию свои вещи в хорошем состоянии - одежду, посуду, постельное белье, и все эти товары получали у нас вторую жизнь. Этот магазин действительно очень помогал нашим людям. Отмечу, в тот момент я выступала в роли волонтера, не зарабатывала, а делала все, чтобы нам в караванах было комфортно и радостно, чтобы наши дети находились в безопасности. Прекрасные результаты моей деятельности дарили невероятное вдохновение и мотивацию продолжать задуманное.

    - Что было дальше?

    - Через год моя семья купила квартиру, и я покинула караваны. Записала своих детей в школу, а иврита по-прежнему не знала, так и не посетив ульпан за все это время. Вскоре, по счастливому стечению обстоятельств, я, с рекомендацией из караванов на иврите пришла в израильский отдел абсорбции, откуда меня назначили помощницей социального работника для пенсионеров в отдел социального обеспечения. Так, благодаря своим прежним заслугам, я стала трудиться в большом коллективе, в новом проекте, почти что повторяя все то, что проводила в караванах, обо мне начали говорить, писать. Коллеги рекомендовали мне идти учиться, получать новую профессию. На тот момент я воспитывала пятерых подростков, не знала иврита, долгий период не решалась сделать этот шаг в свежую профессию, но все-таки отправилась грызть гранит науки. Выучила иврит, поступила в институт, получила специальность социального работника и отправилась зарабатывать свой хлеб - работать с душевнобольными в диспансере. Ко мне приходили люди с неврозами, депрессиями, алкогольной зависимостью. Многие, разумеется, по старой советской привычке, боялись к нам попадать. А я всегда старалась разобраться, что привело человека к алкоголю, параллельно занималась общественной работой с членами кавказской общины и продолжала воспитывать детей, ежедневно выполняя свои женские обязанности по дому.

    - Насколько помню, как раз в девяностые в Израиль приехала огромная алия из бывшего в СССР...

    - Совершенно верно, и как раз по этой причине власти еврейского государства готовили обилие русскоязычных специалистов в самых разных областях, чтобы через них потом коммуницировать с олим хадашим. Так, я нашла свое место на исторической родине, и вроде теперь все было прекрасно, но меня по-прежнему тревожила одна вещь. Всем известно, что отношение израильтян к нашей кавказской общине поначалу оказалось не самым лучшим, многие не верили, что я – уроженка Баку, мама пятерых детей, горская еврейка, смогла добиться всего того, чего добилась. К сожалению, в девяностые, об общине джууро в Израиле ходило много ложных стереотипов, которые было трудно преодолеть, например, что все кавказские мужчины – наркоманы, бьют своих жен. Нам было очень важным продемонстрировать израильскому обществу свое истинное лицо, объяснить, что мы тоже – образованные, радушные, веселые, теплые, интеллигентные, внутренне богатые евреи, что у нас имеются глубокие, человеческие, позитивные ценности, что мы можем принести своей исторической родине массу пользы и добра. Старалась сделать все, чтобы мнение израильтян о горских евреях переключилось в позитивное русло. Это была очень долгая, кропотливая деятельность на уровне «Джоинта», когда следовало найти общие точки соприкосновения между евреями Кавказа и остальными гражданами Израиля. Однажды ко мне пришел представитель из «Джоинта», объяснив, что они исследуют евреев Кавказа, и я для них – первоначальный источник, мое мнение для них ценно. Он сидел со мной два часа, записал весь мой рассказ. После чего я прочла в «Джоинте» лекцию перед активистами про нашу кавказскую общину, поведала собравшимся о нашей культуре, традициях. Послушать меня собрались сотрудники «Джоинта», которым была поставлена задача – тщательно изучать культуру джууро, беседовать с горскими евреями, переехавшими в Израиль, искать точки сближения между местными жителями и евреями Кавказа. К сожалению, грустные метаморфозы тогда произошли и внутри горско – еврейских семей, вернувшихся на свою историческую родину, когда их роли разительно поменялись. Если кавказский мужчина, глава семьи теперь не знал языка, то увы — полностью зависел от своего ребенка, младший все объяснял старшему, что было для наших пап, дедушек, братьев достаточно тяжело, неприятно. Также, как незнающие иврита кавказские пенсионеры попадали в определенный вакуум, не могли найти себе нового места в обществе, тосковали в четырех стенах, и мы старались общаться с такими семьями. Отмечу, моя волонтерская работа на благо родной кавказской общины Израиля продолжается до сих пор.

    - Вы выпустили несколько книг - как Батцион Абрамова и под псевдонимом Бэсти Гэлбинур. Давайте теперь поговорим на эту тему.

    - Верно, у меня вышло три книги. Первая книга написана на джуури, это – весьма эмоциональные стихи о жизни, вторая – большая поэма «Незаконченная симфония», говорят, что художественных произведений такого объема у горско-еврейского народа еще не было. Она посвящена жизни женщины по имени Мазаль, ее позиции и роли в семье, ее психологическому состоянию, тому, как моя героиня решает проблемные ситуации в кругу своих близких. Описываю, какую культурную эволюцию она прошла, чтобы стать наравне с мужчиной, ее светлый путь, который она выбирает и по которому двигается. Мою героиню, как принято на Кавказе, выдали замуж без ее выбора и одобрения, она не знала, что ее ожидает в дальнейшем. Однажды, когда терпеть было уже невозможно, она забрала детей и ушла из дома своего мужа. Об этом узнали ее родные, отвернулись от нее. Так, эта женщина и восемь ее детей остаются на улице, но ей удается найти выход из положения. В новых жизненных условиях дети ценят свою маму еще сильнее, вместе они ведут новый образ жизни, на высоком уровне самосознания. Моя книга получилась весьма содержательной, глубокой, посвященной любви, психологии, материнству, нашим детям, традициям и обычаям Кавказа. Писала ее по частям, постепенно, когда позволяло время. Наконец, все было готово, и я соединила все ее части, в итоге - получилась хорошее сюжетное произведение. В нем нет места таким темам, как карьера, общество, ревность, соперничество, заработок, есть только женщина и ее судьба, ее биография, ее эпоха...

    - Любопытная история…

    - Образ моей героини соткан из трех образов: это — женщина-мать, которая с гордостью посылает на фронт единственного сына, это – ее невестка, девушка, отпускающая мужа на войну. Они расстаются в неизвестности, она не знает, вернется ли он. По моему сюжету девушка в одиночестве прошла тяжелые годы войны и всегда верила в лучшее, только плакала и переживала долгими одинокими ночами, думая о супруге. Она всегда старалась оставаться верной своему народу, своей семье, своему мужу, своей свекрови. После долгой разлуки и кровавых побоищ с немцами, ее муж вернулся, что послужило поводом для большого праздника в их доме. Молодые снова начали совместную жизнь, долго и безуспешно пытались стать родителями. Б-г услышал их молитвы, и героиня моей поэмы спустя много лет после войны все-таки родила девочку Мазаль, ставшую в моей книге третьим литературным образом. Мазаль принесла истинную радость своим родителям, в дальнейшем у них были еще дети. Она вырастает, и когда ей исполняется 15 лет, ее папа во сне умирает, что снова приносит испытания в их семейное гнездо. Девочка полагает, что в дальнейшем будет помогать маме, своим братьям и сестрам. Но в месяц траура по умершему мужчине, родственники матери советуют ей выдать Мазаль замуж, не спрашивая мнения невесты. При этом, у юного создания – совсем другие планы, она хочет учиться, реализовать себя в профессии, как мечтал ее отец. Однако, о чувствах девочки на тот момент никто не думал. Подробное завершение всей этой драматичной истории читатель узнает из моей книги «Незаконченная симфония», продолжающей извечный спор отцов и детей, столкновение старого и нового. Подчеркну лишь, поэма заканчивается позитивно. Третья моя книга – стихотворения на азербайджанском языке, данный литературный труд высоко оценили на моей малой родине, приняли меня в члены Союза писателей Азербайджана, так как сочиняю на джуури и на азербайджанском. Азербайджанский язык для меня - родной, очень богатый язык, а я – неотъемлемая часть этой солнечной страны бывшего СССР. У каждого еврея есть две идентичности. Одна – его национальная составляющая, его религия, вера, корни, уважение к предкам, вторая - принадлежность к той земле, где он родился, вырос, впитал местные культурные ценности, это - то, что с нами везде и всегда. По-прежнему продолжаю писать, творить, когда приходит вдохновение.

    - Традиционный вопрос. Нужно ли сохранять горско-еврейский язык и почему, как вы думаете?

    - Сегодня я - на пенсии, но джуури для меня, как и раньше очень ценен, важен, добровольно участвую в сохранении этого языка, обучаю ему других, ведь без языка нет народа, нет веры. Человек – часть этноса, но последний постепенно забывает свой язык. Горско-еврейский находится в списке умирающих языков ЮНЕСКО. Поэтому мы, джууро, приехав в Израиль, стараемся сохранить свою самобытность, уникальность, развиваем наши культурные ценности во всех сферах жизни. В 2014-м году меня пригласили в университет США, где прочитала лекцию о горских евреях. Сегодня у меня есть ученица, умная, молодая девушка ашкеназского происхождения, студентка Хила Коэн, она великолепно, быстро постигает джуури, делает большие успехи в его познании и точно останется в истории горских евреев, поскольку виртуозно переводит Хизгила Авшалумова на английский. За один год, который Хила учится у меня и у актрисы Евы Шальвер (обучающей Хилу дербентскому диалекту джуури), американка уже свободно разговаривает на этом прекрасном древнем языке, читает на нем наших классиков, штудирует основоположников его грамматики, лексики. Дома мои зятья, не горские евреи, один из которых родом из Румынии, другой - из Йемена, общаются со мной на джуури, понимают наш язык, чем я весьма горда. Мои дети знают горско-еврейский, внуки стремятся его изучать…

    P.S. - В завершении этого разговора хочу выразить огромную благодарность и признательность меценату, бизнесмену, замечательному человеку, президенту Благотворительного фона СТМЭГИ Герману Захарьяеву, который на протяжении многих лет делает все возможное для сохранения горско-еврейской культуры, традиций, нашего языка, во всем поддерживает своих собратьев.

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi