Мнения
Дов Конторер
Мнения

Как африканские нелегалы могут свалить правительство Израиля

Отменив соглашение с Управлением верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) и не сумев предъявить БАГАЦу новое соглашение с "третьей страной", которая согласится принять находящихся в Израиле африканских мигрантов, Биньямин Нетаниягу завел в тупик свою многолетнюю политику по удалению инфильтрантов, незаконно проникших в Израиль в период отсутствия надежных заграждений на линии синайской границы.

Держать этих людей в заключении в течение длительного времени БАГАЦ не позволяет, и когда оказалось, что альтернативного соглашения с 

"третьей страной" вместо сорванного при активном участии израильских левых соглашения с Угандой правительство представить не может, ему пришлось выпустить всех мигрантов, находившихся в "Саароним", последнем из пунктов временного содержания нарушителей границы. Таким образом, в настоящий момент у правительства нет никаких средств поощрения инфильтрантов к выезду из нашей страны и нет соглашения с какой-либо стороной, готовой принять часть проникших в Израиль суданцев и эритрейцев.

Выходцы из этих стран занимают особое место в общем контингенте африканских мигрантов, поскольку царящие там условия считаются настолько тяжелыми, что большинство западных стран и вместе с ними Израиль не возвращают туда их граждан в принудительном порядке. По официальным данным, к концу 2017 года в Израиле оставалось 37.288 инфильтрантов, т. е. лиц, незаконно проникших в нашу страну (в отличие, например, от туристов с просроченной визой, каковых насчитывалось около 74 тысяч человек, или незаконно оставшихся в Израиле иностранных рабочих, число которых составляло порядка 18 тысяч человек).

Инфильтрация в Израиль достигла пиковых показателей в 2010-2011 гг., когда через синайскую границу в нашу страну проникли 14.630 и 17.281 человек соответственно; после этого инфильтрация пошла на убыль благодаря возведению линии заграждений на границе с Египтом, и в 2017 году, впервые за долгий период, израильскую границу на юге не смог пересечь незаконно ни один человек.

Общее число инфильтрантов составило в 2006-2016 гг. 64.850 человек; многие из них были с тех пор возвращены в страны своего исхода, высланы в третьи страны или уехали из Израиля по собственной инициативе, но в числе остающихся на долю выходцев из Эритреи и Судана в конце 2017 года приходилось 92 процента: 26.563 и 7624 человека соответственно, а в общей сложности 34.187 человек.

По соглашению с УВКБ в Канаду и другие западные страны предполагалось отправить в течение ближайших пяти лет 16.250 человек, почти половину от общего числа остающихся в Израиле выходцев из Эритреи и Судана; в обмен на это израильское правительство обязалось натурализовать такое же число инфильтрантов, находящихся на его территории.

Выступив 2 апреля на пресс-конференции, премьер-министр назвал достигнутое соглашение наилучшим из возможных решений и, в частности, подчеркнул, что изначально УВКБ настаивало на пропорции 4:1 (четыре натурализуемых в Израиле инфильтранта на одного получающего возможность уехать на Запад и быть натурализованным там). Но, обнаружив, что данное решение встретило резкую критику в правых кругах, у жителей Южного Тель-Авива и в социальных сетях, Биньямин Нетаниягу уже через шесть часов объявил об отмене достигнутого соглашения с УВКБ и о возвращении к прежней политике высылки в "третью страну", с подразумеваемой заменой Руанды на Уганду. Оказалось, однако, что договориться с Угандой приемлемым для Израиля образом невозможно - по крайней мере, договориться в тот срок, который имелся в распоряжении правительства Нетаниягу в связи с рассмотрением очередного иска в БАГАЦе.

Данное обстоятельство побудило премьер-министра выступить в поддержку конституционной реформы, которая давно уже предлагается партией Еврейский дом, а именно введения нормы, позволяющей кнессету повторно принимать и оставлять в силе законы, отмененные Высшим судом справедливости; данная норма именуется на иврите "пискáт ха-хитгабрýт", или пункт о преодолении.

В связи с этим в настоящее время обсуждаются три варианта; первый связан с принятием частной законодательной нормы, которая будет касаться процедуры высылки инфильтрантов, т. е. позволит правительству решить данный вопрос в незатрудненных БАГАЦем условиях; второй обсуждаемый вариант основан на британской модели и носит самый широкий характер; в третьем варианте за образец берется канадское законодательство.

Первый вариант готовы поддержать Моше Кахлон и возглавляемая им партия Кулану, выступающие против любого дополнительного расширения "пункта о преодолении". Средством к этому может явиться принятие Основного закона о принципах иммиграционной политики или внесение соответствующей поправки в какой-то из уже действующих Основных законов. Данный вариант, во-первых, не решает общей проблемы, связанной с ситуацией, при которой БАГАЦ присвоил себе право отменять решения кнессета, и, во-вторых, он потенциально уязвим для контрвердикта БАГАЦа, которым будет объявлено, что он неправомерно вносит в корпус конституционного законодательства сугубо частный вопрос.

Британский вариант, к которому в настоящее время склоняется Нетаниягу, как и канадский вариант, предлагавшийся партией Еврейский дом, могут быть реализованы с принятием Основного закона о принципах законодательства, посредством внесения поправки в Основной закон о судопроизводстве или иным образом, но разница между ними велика. В Великобритании решение Верховного суда, которым оспаривается нормативная правомерность определенного закона, является сугубо рекомендательным. С вынесением такого вердикта парламент обязан провести обсуждение соответствующего акта, но он имеет полное право оставить его в силе, проигнорировав точку зрения судей.

Что же до Канады, то там с вынесением подобного вердикта Верховным судом парламент может повторно утвердить отмененный закон, четко указав в его тексте, что он принимается, несмотря на соответствующую конституционную норму - ту норму, которую Верховный суд счел нарушенной. Такое решение требует поддержки большинства депутатов парламента и имеет ограниченный срок действия: при желании оставить его в силе парламент должен через несколько лет снова принять такое решение.

Острые разногласия с Кахлоном могут привести к коалиционному кризису, и в поведении премьер-министра многие улавливают признаки того, что он хочет использовать этот кризис для объявления досрочных выборов. Если это случится, Нетаниягу охотно пойдет на выборы, требуя принятия нововведения в британском варианте и обходя таким образом справа министров Еврейского дома, предлагавших менее жесткий вариант конституционной реформы, когда сам он еще заявлял о необходимости "уберечь Высший суд справедливости от любых посягательств" и надежно блокировал все законодательные инициативы, призванные вернуть кнессету украденные у него полномочия.

Беда, однако, в том, что многие из лозунгов, под которыми Нетаниягу устраивал в прошлом досрочные выборы, оставались затем отыгранной политической фразой. Заново утвердившись в кресле премьер-министра, Нетаниягу спокойно давал забыться вопросам, ранее изображавшимся им как дело первостепенной национальной важности. 

Источник: Вести