65.60
72.62
18.59
Мнения
Цви Барэль
Мнения

Что у генералов в ранце?

Считать ли Бени Ганца левым, если он обещал сделать все возможное для пересмотра закона о национальном характере еврейского государства, или правым, поскольку он командовал военной операцией «Несокрушимая скала»?

Можно ли считать левым Гади Айзенкота в связи с его поведением в деле Эльора Азарии или он – ультраправый, так как использовал снайперов против палестинцев, вышедших на демонстрации на границе с сектором Газа?

В Израиле еще не родился начальник генштаба, который не пережил бы политические нападки во время своей службы или после нее. Так происходит в военизированном государстве, где каждый командующий армией является потенциальным премьер-министром.

Хотя в ходе многочисленных интервью Айзенкот отверг возможность пойти в  политику, он все же не отказался от нее навсегда. В Израиле, как известно, каждый военный в его чине  учитывает такую возможность.

Вполне вероятно, что через четыре года найдутся партии, которые предложат ему присоединиться, либо он решит создать отдельный список, когда уже померкнет слава других бывших начальников генштаба – Габи Ашкенази, Моше Яалона, а, может быть, и Бени Ганца. Политическая система страны всегда будет тяготеть к военным, даже если их назначают на должность министра образования, внутренних дел или соцобеспечения.

Стремление увидеть еще одного  генерала в политике опирается на иллюзию, что  ему можно позвонить в 3 часа ночи в чрезвычайной ситуации. Но не ему придется отвечать на такой звонок. Решение о возможной войне примет премьер-министр и новый начальник генштаба. Советы генерала в отставке, в любом случае будут восприняты, как попытка политического влияния или сведения счетов с действующим командующим.

Тем не менее, это не мешает нашим согражданам требовать, чтобы страну возглавлял бывший военачальник. Что годится для армии – подходит и для государства. Ведь в итоге именно армия определяет нормы общественной жизни,  поведенческие стандарты и стремление к патриотизму. Армия служит плавильным котлом общества и определяет бюджет страны.

Именно здесь и поставлен капкан, в который попадают израильтяне, уверенные в том, что генерал, способный выбить огромный бюджет для армии, сможет руководить государством. Те же люди думали, что успешный директор компании сотовой связи способен руководить партией, а грозный военный цензор – стать министром культуры.

Готовность отдать Ганцу 15 мандатов еще до того, как он обнародовал свою предвыборную программу, и желание видеть Айзенкота в политике свидетельствует о том, что общество  не уважает само себя и готово вновь и вновь ставить опыты на людях. Видимо, когда цель –  свержение премьер-министра, на сцену выходят фокусники.

Источник: Детали