66.00
73.22
18.63
Дэвид Клион

американский журналист

Мнения
Дэвид Клион
Мнения

Как Берни Сандерс снова стал евреем

Полиция Чикаго арестовывает Берни Сандерса за участие в протесте против расовой сегрегации в школах. 1963

Когда Берни Сандерс баллотировался на пост президента в первый раз, о своем еврействе он почти не говорил. Он вообще мало говорил о себе и о своей личной жизни. Его кампания 2016 года, как и вся его предыдущая политическая карьера, была в основном сосредоточена на одной теме: неравенство в доходах, несправедливость системы, в которой 1% самых богатых контролируют гигантскую и постоянно возрастающую долю общественных ресурсов. Другие американские политики обычно активно используют в своих предвыборных кампаниях факты из личной биографии, но Сандерс, вероятно, считал тогда подобное поведение неуместным.

Эта его тактика тогда не осталась незамеченной. Многие СМИ, в первую очередь еврейские, высказались в том духе, что Сандерс, вероятно, скрывает свое происхождение, возможно даже стыдится его. Сам Сандерс только один раз обратился к этой теме — когда его прямо спросили об этом во время дебатов с Хиллари Клинтон в марте 2016 года. Андерсон Купер из CNN сослался на статью в «Детройт Ньюс», обвинив Сандерса в том, что он скрывает свое еврейство, и спросил его, так ли это. Сандерс заявил репортеру, что тот заблуждается: «Семья моего отца была уничтожена Гитлером во время Холокоста. Я знаю, что такое сумасшедшая, радикальная и экстремистская политика». Затем он заявил: «Я очень горжусь тем, что я еврей. И это неотъемлемая часть моей идентичности».

Несмотря на четко различаемый еврейский акцент и соответствующие манеры, Сандерс никогда не был столь активно связан с еврейской общиной, как, например, Джо Либерман, баллотировавшийся на пост вице-президента в паре с Элом Гором в 2000 году. Разница между этими двумя политиками носит принципиальный характер: Либерман — соблюдающий еврей, в то время как Сандерс явно индифферентен к иудаизму. Сандерс, в отличие от Либермана, женат на христианке. Либерман — центрист, имеющий тесные связи с крупными корпорациями, а Сандерс — демократический социалист и принимает только небольшие частные пожертвования. Либерман — убежденный сторонник Израиля, а Сандерс открыто критиковал политику еврейского государства в Иудее и Самарии и поддерживал права палестинцев. Короче говоря, Либерман принадлежит к мейнстриму еврейской жизни, а Сандерс —маргинал.

«Существует разница между религиозными евреями и этническими евреями, и Сандерс как раз очень этнический еврей, очень бруклинский еврей. Неевреи могут не понимать этого тонкого различия», — отметила политик-демократ Ребекка Кац, поддерживавшая Сандерса во время кампании 2016 года.

Готовясь к новой президентской кампании, Сандерс ведет себя иначе: он ненавязчиво, но последовательно ссылается на свое еврейское происхождение в публичных выступлениях и интервью. Отныне он использует свое еврейство как способ выразить свою приверженность демократическим социалистическим ценностям, чтобы выразить солидарность с угнетенными группами различных меньшинств и завоевать поддержку сторонников социальной справедливости. Это не похоже на стратегию завоевания именно еврейских голосов; скорее подобные новшества призваны помочь избирателям из всех слоев общества понять, как происхождение и воспитание сформировали мировоззрение Сандерса, как они отражают его радикализм в политике.

Сандерс явственно заявил о переменах в своей стратегии во время многолюдного митинга в Бруклинском колледже, в котором он получил степень бакалавра (затем будущий политик перешел в Чикагский университет). Ключевой поворотный момент в его речи наступил после того, как он закончил излагать стандартные пункты своей программы. «Вы заслуживаете того, чтобы знать, откуда я родом, потому что семейная история сильно влияет на ценности, которые мы разделяем и отстаиваем во взрослом возрасте», — заявил он.

Сандерс вырос в довольно бедном районе с фиксированной арендной платой за жилье. Его отец, иммигрант из Польши, занимался торговлей краской. «Он приехал в США, чтобы спастись от ужасающей нищеты мрачного антисемитизма, царивших на его родине, — вспоминает Берни Сандерс. — И он сделал правильный выбор, потому что все его оставшиеся в Польше родственники были уничтожены в годы нацистской оккупации».

Затем Сандерс заявил своим сторонникам, что ценности, которые он отстаивает в ходе своей избирательной кампании, близки ему в силу его собственной биографии — выходца из бедной иммигрантской еврейской семьи, уроженца Бруклина и внука жертв Холокоста.

В июне Сандерс участвовал в программе Маргарет Бреннан «Лицом к нации» на канале CBS. Его попросили прокомментировать разработанный Джаредом Кушнером план ближневосточного урегулирования, который не предусматривает участия в процессе палестинской стороны. Сандерс упомянул, что некоторое время он жил в Израиле (провел несколько месяцев в кибуце в 1963 году) и что у него там есть родственники. Затем он осудил гуманитарную ситуацию в Газе и заявил, что, возможно, будет готов оказать военную помощь Израилю, если тот столкнется с внешними угрозами. Он и ранее занимал по ближневосточному вопросу позицию, резко отличающуюся от бескомпромиссных принципов произраильского лобби. Однако теперь, для большей убедительности, он упомянул о своем еврействе и связях с Израилем.

«Очень долго хорошим, “правильным” евреем в Америке считался тот, кто во всем поддерживал израильское правительство и никогда его не критиковал. Берни отказался от этой позиции. Он еврей, и он подверг резкой критике политику кабинета Нетаньяху. Он показал, что можно быть евреем и не одобрять политику действующего израильского правительства. Прямо он этого не заявлял, но из его выступления можно сделать именно такой вывод», — отмечает советник Сандерса Дэвид Сирота.

В прошлом месяце в Нью-Гемпшире группа левых активистов попросила Сандерса сфотографироваться рядом с лозунгом «Евреи против оккупации». На фото 77-летний Сандерс окружен 20-летними еврейскими активистами. Изображение как бы символизирует передачу прогрессивных еврейских ценностей новому, политически активному поколению.

На прошлой неделе New York Times сообщила, что помощники Сандерса рекомендуют ему больше рассказывать о своих еврейских корнях. Они отмечают, например, что, когда он посетил синагогу «Древо жизни» в Питтсбурге после произошедшего там прошлой осенью массового расстрела населения, то встретился наедине с раввином, но наказал своим сотрудникам не сообщать об этом СМИ. Возможно, теперь аналогичные случаи будут активно освещаться в медиа.

Сандерс отказался от участия в ежегодной конференции произраильского лобби AIPAC в Вашингтоне в этом году. В апреле, накануне парламентских выборов в Израиле, он обвинил премьер-министра Биньямина Нетаньяху в призыве к расизму и выразил надежду, что Биби проиграет. Еще один его советник, Арье Рабин-Хавт, указывает, что Сандерс хоть и критикует Израиль, но делает это не как посторонний, а как левый израильтянин-кибуцник. «Я не знаю, чувствует ли он, что Израиль изменился, — добавляет Рабин-Хавт, — но он осознает, что Нетаньяху как правый политик его сторонников не устраивает».

Все люди из окружения Сандерса, с кем мне удалось побеседовать, указывали на его приверженность прогрессивным ценностям как на ключ к его отношениям с иудаизмом. «Секулярный еврейский рыцарь, отстаивающий социальную справедливость — подлинный образец американского общества и культуры, — говорит Сирота. — Понятие “справедливость” занимает центральное место в еврейской традиции. Когда он использует термин “справедливость” — социальная справедливость, расовая справедливость, экономическая справедливость  — я не думаю, что он просто сотрясает воздух. Я думаю, что это то окно, через которое он видит мир, и я думаю, что это явно связано с его корнями». Другими словами, Сандерс продолжает традицию еврейского рабочего движения и борьбы за гражданские права, которое было мощной силой в Нью-Йорке 30-40-х годов. В послевоенную эпоху американское еврейство на политической арене ассоциировалось уже с другими символами, среди которых важное место занимают сионизм, религиозность и буржуазный либерализм. Осознав это, можно понять, почему зарождающаяся молодая еврейская левая, которая пересматривает все эти ценности, воспринимает Сандерса как «своего парня».

Оригинальный текст: Jewish Currents
Перевод с английского Ильи Амигуда