• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 62.55
    69.86
    17.96
    Мнения
    Элла Грайфер
    Мнения

    Обязаны обеспечить…

    Государство обязано обеспечить каждому человеку пищу, одежду и жилье.
    З. Жаботинский

    И какую, дурак, ты привез беду
    Под свои троянские стены!
    О. Тарутин

    Нет, конечно, идея была не Жаботинского, он даже прямо сослался в статье на автора, у которого позаимствовал, ну и победу этой идее не поддержка Жаботинского обеспечила, эта тема главной для него не была, он все больше насчет национального самоопределения, а про соцобеспечение, видимо, как-то не вдумывался — все побежали, и я побежал… А если вдуматься, сделал он это совершенно зря. Идея оказалась в высшей степени пагубной для всех обществ, которые туда добежали.

    Вот уже не менее десятка лет из всех утюгов несутся заклинания, что еще немножко, еще чуть-чуть — и не останется для нас бедных на этой земле работы, все места займут роботы со стальными манипуляторами да компьютеры с искусственным интеллектом, но что-то выходит-то все наоборот.

    За стариками ухаживать филиппинок зовем, в поле пашут таиландцы, китайцы строят дома и дороги… Нехватка инженеров, фармацевтов, врачей… Зато, куда ни плюнь — попадешь аккурат в адвоката, ибо без поллитры и специального образования нынче не разобрать, согласно какой бумаге с большой круглой печатью какой чиновник кому чего должен обеспечивать. И это — ситуация не только в Израиле, но и во всем западном мире. С одной стороны свободных рабочих мест полно, с другой — еще больше тех, кто занимать их не хочет. И не спешите тех, кто не хочет, чохом всех в лодыри записывать, тут все сложнее.

    25 лет назад приехала я в Израиль, поселилась во граде Араде и увидела на заборе объявление на русском языке с приглашением на какой-то междусобойчик, не помню уже по какому поводу. Из любопытства я на него пошла.

    Публика оказалась не первой молодости, как, впрочем, и я сама, организаторша была помоложе и состояла, как я поняла, в мэрии на оплачиваемой должности опекуна-развлекателя русскоязычной публики. Именно от нее я впервые услышала навсегда удивившие меня слова: «Вы на работу лучше не устраивайтесь, а то потом пособие получите меньше». — Совету этому я не последовала и не жалею, но со временем поняла:

    1.      Она говорила чистую правду.

    2.      Мой отказ от работы был выгоден не только мне, но и ей, ибо исчезновение клиентуры автоматически привело бы к упразднению ее должности: у работающей публики на массовика-затейника времени нет.

    Иными словами, стремление бюрократии сохранить и приумножить свои рабочие места побуждает ее создавать стимулы НЕ РАБОТАТЬ для как можно большего числа людей. Попробуем проследить результаты.

    * * *

    В соответствующей статье Жаботинского говорится, что пищу, одежду и жилье государство каждому обязано обеспечить, а кому охота кушать деликатесы, одеваться в бутиках и собственную виллу иметь — тот пускай вкалывает. Вроде бы — логично, но логика эта (как обычно бывает у социалистов) не учитывает главного — психологии человека.

    Слепорожденная героиня моей любимой оперы «Иоланта» на вопрос, желает ли она увидеть свет, вполне резонно отвечает: «Могу ли пламенно желать того, чего не знаю?».

    Откуда возьмется у третьего поколения бездельников минимальная собранность, целеустремленность, умение понять и воспроизвести процесс, не доставляющий мгновенного удовлетворения? Даже если под угрозой лишения пособий заставить их отсиживать что положено в школе, не станут они силы тратить на усваивание того, что, как видят на примере родителей, никогда в жизни им не понадобится.

    Может ли человек, выросший в семье профессиональных баклушебойцев, понять потребителя деликатесов, покупателя бутиков и обладателя виллы? Ведь соответствующего опыта у него нет. И он совершенно искренне недоумевает:

    — Почему это ему можно, а мне нельзя? Если государство ОБЯЗАНО мне предоставить, то почему не столько же, сколько ему? Что значит «заработал»? Это все нечестные отговорки, прикрывающие несправедливое неравенство. Я такой же человек, как и он, и имею те же потребности! Что значит, он создает то, что я потребляю? Что это такое «создавать»? Мне оно не встречалось в жизни, я по опыту знаю, что булки на елках растут, а творог выколупывается из вареников, и нечего мне пудрить мозги!

    Не позабудем, что профессиональный тунеядец к тому же и полноправный избиратель, так что демагогия не остается без последствий, возникают все новые и новые программы «борьбы с бедностью», призванные сгладить различия между уровнем жизни работающего и в-потолок-плюющего.

    И в результате разница между зарплатой неквалифицированного рабочего (а на другую наш герой с его приблизительно-потолочным образованием и не может претендовать) и пособием плюс всяческие льготы типа бесплатного жилья и транспорта совершенно не окупает усилий, затраченных на труд. Причем, учтите: от того, кто тяжелей шприца или бутылки сроду ничего в руках не держал, усилия потребуются с непривычки на порядок большие, чем от нормального человека, и, как предупредили меня когда-то в Араде, даже попытка работать уже убыточна.

    Так велико ли диво, что на поля батраков везем из Таиланда, а нянями в детсады кого попало берем?

    * * *

    С неквалифицированной работой, стало быть, ясно, но ведь с квалифицированной, вроде бы, все иначе? Человек, который получил диплом инженера или врача, долго и упорно учился, на многие годы откладывал вступление во взрослую жизнь и получение зарплаты, и в конце концов получает сумму, несравнимую со всякими там пособиями… Это на первый взгляд. Но приглядимся повнимательнее…

    Да, наш специалист может позволить себе жилье куда комфортнее и красивее, чем бездельник, но… выстроил он, скажем, себе виллу в тихом, зеленом раю, а чиновники, о «бедных» радея, воздвигли рядом здоровенную обитель наркоманов и люмпенов — и жить в коттедже твоем невозможно, и продать некому — кому же охота переезжать в такой рай?

    Да, медицинское обслуживание он может позволить себе частное, но… платить придется не только за него, но и за больничную кассу, в которую обращается он разве что за больничным при гриппе. Все равно плати — за себя и за того парня, который вообще ни за что не платит.

    Да, детей своих отдает он в частную школу, где образование куда более качественное, но… поступая в университет, они услышат, что место занято кем-то, кто подсуетился заиметь правильное расовое, классовое, в крайнем случае, гендерное происхождение.

    Нет-нет, они, конечно, в конце концов, отвоюют свое место под солнцем, но так ли уж оно соблазнительно, чтобы решаться на столь тяжелую борьбу? Не лучше ли использовать преимущества, обеспеченные заслугами родителей, на подыскание куда более спокойной чиновничьей должности? Цифры в зарплатной ведомости окажутся, может, и менее солидными, но ведь и налоги — не сравнить, работа — не бей лежачего, ответственности практически никакой.

    А если еще учесть, что кроме госчиновников есть всяческие неправительственные организации с финансированием то ли из бюджета, то ли от мистера Сороса, кого еще в инженеры потянет? Ну, в адвокаты еще куда ни шло… Чиновником, впрочем, надежнее.

    Ведь с каждым днем налоги (в том числе и на наследование) все выше, инфляция все круче, процентная ставка все ниже (бездельники-то плодятся как кролики, и всех надобно прокормить), а чиновнику горя мало, у него зарплата с индексом автоматически подравнивается.

    Может, правда, и так случиться, что пенсионные фонды чиновника процентная ставка и инфляция съест, но уж тем более съест она то, что инженер или врач на старость отложит, вот и окажутся оба совершенно в том же положении, что постаревший бездельник, ни дня, ни часу не проработавший. Чего же ради надрываться?

    Последствия всеобщего и полного обеспечения не затронуть могут разве что очень богатых людей, но… сколько их есть, в сущности, ТАКИХ богатых?

    И это еще не все.

    * * *

    Повторим еще раз: цель социалистов — всеобщее счастье и благо человека. Только не такого человека, какой он на самом деле есть, а такого, каким должен быть согласно их умозрительным схемам. И все их замыслы с размахом, вначале обещавшие успех, неизменно погибают, столкнувшись с подлой природой этого самого двуногого прямоходящего.

    Бывает у него, в частности, возраст, официально именуемый подростковым, а неофициально в Израиле проходящий под кодовым названием «типешэсре», что в переводе означает «дурнадцать». В этом возрасте человек, как правило, агрессивен, отвергает авторитеты и интенсивно ищет ту самую точку опоры, которая ему позволит перевернуть земной шар.

    Традиционные культуры умеряли эту агрессивность нелегкими обрядами инициации, площадками для «стравливания пара» типа карнавального буйства или кулачных боев, но главное — начинали интенсивно вовлекать подростка в труды и заботы взрослых, используя его энергию в мирных целях.

    А теперь представьте, что именно в этом возрасте человек не встречает ни рамок, в которых дозволено «перебеситься», ни (даже в перспективе) никакой осмысленной деятельности. Не считать же ею учебу в школе, поскольку пособие от аттестата не зависит, обмен веществ обеспечен всегда, а прочее ни у Маркса, ни у Маркузе не прописано.

    И как же может в результате не появиться массовая наркомания (переходящая плавно в наркоторговлю), вандализм, «немотивированная» преступность, беспорядки с побиением витрин и поджогами машин, драки с полицией на всевозможных демонстрациях, «за» или «против» чего угодно? (Вспомним хоть недавние «эфиопские» протесты!) Куда же еще девать шестнадцатилетнему недорослю силушку, что по жилушкам бежит? И ничего нет проще, чем подвести под буйство любую теоретическую базу — что крайне правую, что крайне левую, что воровского закона, он на все купится, тем более что хорошо выучил, кто и что ему обязан, но не задумывался ни разу, что и кому обязан он сам.

    Такова ситуация во всех странах «золотого миллиарда», но у нас в Израиле есть особенность, о которой стоит поговорить отдельно. Все чаще и чаще среди поджигателей мусорных баков, перекрывателей улиц и драчунов с полицией мелькают пейсы и шляпы юных «изучателей Торы», а теоретическую базу под хулиганство подводят воспоминаниями о роли, которую играли в диаспоре предки нынешних ультраортодоксальных общин.

    * * *

    Если вы спросите у них, какого черта здоровые мужики, отцы семейств, всю жизнь тратят на такое «изучение», вместе с детишками с хлеба на квас перебиваясь, они вам будут долго и вдохновенно рассказывать про достигаемое таким образом увеличение количества добра и уменьшение количества зла во вселенной, солнечной системе и конкретной Касриловке.

    Однако поскольку наличное количество того и другого подсчитать никому пока что не удалось, а подведение общего итога предполагается там, «откуда ни один не возвращался», дискутировать на эту тему не стоит. Попробуем-ка лучше проверить, нет ли у такого занятия какого-нибудь дополнительного смысла на нашей грешной земле.

    Представьте себе-таки да, есть. Но чтобы объяснить его, потребуется сделать небольшое лирическое отступление.

    Протопи ты мне баньку по-белому —
    Я от белого свету отвык.
    Угорю я, и мне, угорелому,
    Пар горячий развяжет язык.

    Перелетные ангелы летят на север,
    Их нежные крылья обжигает мороз.

    Это было, когда улыбался
    Только мертвый, спокойствию рад.

    Не верь, не бойся, не проси…

    Облака плывут, облака,
    Не спеша плывут как в кино.
    А я цыпленка ем табака,
    Я коньячку принял полкило.

    … Ну ладно, пожалуй, хватит. Вот прочли вы эту маленькую подборку и подумали… О чем подумали? Естественно, о великих деяниях эффективного менеджера и лучшего друга физкультурников. Но позвольте, почему так? Ведь в приведенных цитатах ни имени его нет, ни ключевых слов типа «Гулаг», «большой террор», «тюрьмы», «пытки» и т.п.

    В цитатах-то нет, но есть в текстах, из которых они взяты… Ага! Значит, все эти тексты вам знакомы, точнее знакомы НАМ — людям определенного времени, места и социальной принадлежности. Такие тексты наука именует «культовыми». В каждом сообществе они играют роль пароля — опознавательного знака свой/чужой.

    Каждый многократно встречал их с юных лет, читал и переписывал, слушал и повторял. Их не ищут по библиотекам, из энциклопедий не выуживают, их просто держат в голове — хотя бы на уровне пассивного узнавания. И потому очень часто в разговоре одна фраза из культового текста избавляет нас от долгих и нудных объяснений — и так все ясно.

    Такие тексты — мощное средство сплочения и самосохранения сообщества, поддержания в нем общего языка. И сохранение нашего народа в двухтысячелетней диаспоре обеспечено было не в последнюю очередь наличием культовых текстов, той самой «Торы», которую все многократно читали, слушали и помнили. Вспомните хотя бы, как сыплет цитатами незабвенный Тевье-Молочник, хотя вряд ли он продвинулся в этом «изучении» дальше хедера, т. е. начальной школы, но запомнил немало.

    Да, конечно, степень запоминания, узнавания, понимания была у разных людей различной, но опознавательным знаком свой/чужой пользовался каждый, хотя далеко не каждый всю жизнь в колеле сидел. Большинство — работало, обеспечивало семью, да заодно и тех немногих, что таки да сидели в ешиве. Но с какой радости их обеспечивали, чем занимались они там?

    Нет, не просто «изучением Торы», но развитием, дальнейшей разработкой Галахи, т. е. комплекса правил ритуального и неритуального поведения, уголовного и гражданского кодекса еврейской общины. Все законы и правила всех времен и народов со временем устаревают, их надо приспосабливать к переменам в жизни, но успешным такое приспособление может быть только при условии преемственности, опоры на традицию, привычки и картину мира соответствующего сообщества.

    Сами они, конечно, формулируют иначе. Они расскажут вам, что на Синае предкам нашим была дана письменная и устная Тора, что письменную менять нельзя, а в устной все будущие изменения были закодированы, остается только вовремя их открывать… Но об этом дискутировать мы не будем, ибо де факто процесс сводится к тому, что описано выше.

    «Изучение Торы» — не прихоть раввинов и не магическое действо, а профессиональная деятельность, без которой невозможно было существование народа. И потому община содержала раввина, а где ресурсов хватало — и ешиву. Понятно, что последние 2000 лет развитие это шло в условиях диаспоры, так что законы и правила разрабатывались под нее.

    С выходом из диаспоры изменения потребовались очень серьезные, и далеко не все евреи готовы были принять такой резкий надлом. Авангард сионистского движения был в значительной степени ассимилирован в европейскую культуру и не считал нужным возиться с Галахой — овчинка выделки не стоит. Раввины же, в свою очередь, не представляли себе всей глубины наступающих перемен и смысла перехода от диаспоры к собственному государству.

    Один только рав Кук понял главное: жизни в диаспоре приходит конец. Не потому, что надоело каким-то сионистам, а потому что стремительно меняется структура общества «почвенных наций», и нет в ней уже больше «экологической ниши» для еврейской общины как цельного автономного образования. Не важно, выразится ли это в успешной ассимиляции или безуспешной попытке к бегству от очередного Холокоста. Для уцелевших в любом случае свое государство — единственный вариант.

    И потому наша задача — создание на основе традиционной новой Галахи для этого самого будущего государства. Те навыки, что для нас нетипичны, вчерашние ассимилянты принесут, они у гоев кой-чему научились, но вот привитие этих новшеств к нашей культуре и традиции, чтобы не чужую судьбу воровать, но продолжать собственную историю — это забота наша, как и всегда была нашей.

    Понятно, что галахическое постановление о кошерности яйца, которое курица снесла в субботу, будет приниматься не в Петербурге, где евреи куроводством не занимаются, а поездками в субботу на общественном транспорте не займется ешива в Касриловке, где синагога всегда на пешеходном расстоянии от дома. Галаху государства могут создавать только люди, активно участвующие в жизни этого государства — те, кто и работает, и в армии служит, и гуляет на свадьбе соседа, влюбившегося в волонтерку из Голландии.

    Такова была идея рава Кука, но осуществить ее удалось лишь частично. Почему? Ну да, конечно, вы правы: властолюбие раввинов, которые в своей общине на полтора еврея и царь, и бог, и воинский начальник, шантаж и вымогательство у государства по причине неустойчивого равновесия между «левыми» и «правыми», богатые спонсоры — все это, конечно, играет свою роль, но есть и еще один фактор, который мог бы одним ударом если и не совсем свести на нет, то хотя бы значительно ослабить действие первых трех.

    Не скажу точно, какой (но полагаю, что немалый) процент населения не только в Бней-Браке, но и в Боро-Парке, без госпособий существовать бы не мог, поскольку жизнь по Галахе трехсотлетней давности в современном мире себя окупает с большим трудом. И не рассказывайте мне про богатых спонсоров (которые, кстати, большей частью по этой Галахе НЕ живут!), посмотрела бы я, надолго ли их хватит, если сверх теперешних пожертвований придется оплачивать жилье, питание и медстраховку для уймы многодетных семей, да к тому же и штрафы за хулиганство их резвых отпрысков.

    Пожертвование спонсора — не резиновое, и если приходится делить его на растущее число потребителей, получится в конце концов, как в «Капитанской дочке» — одно село, принадлежащее десятку помещиков. А госпособие, наоборот, — резиновое, безотказно растягивается на всех, кто работать не желает.

    Вот и представьте себе на минуточку, что оно исчезло. Сразу резко возрастет число работающих, хотя бы для того, чтобы прокормить рава и его ешиву, из которой тут же начнут за недостатком средств автоматически отсеиваться всякие митрофанушки, и вскоре окажется, что традиционных для данной общины рабочих мест не хватает на всех. Либо эти люди совсем уйдут, либо придется разбираться с галахическими проблемами, возникающими в связи с непривычными профессиями, тут уж даже самый властолюбивый раввин не сможет сохранить герметичную изоляцию от окружающей среды, а ешива его начнет, наконец, мышей ловить, т. е. выполнять свои исконные функции разработки Галахи для нужд «простого еврея».

    Предположим даже сохранение неустойчивого лево-правого равновесия, но… Обратите внимание: партия ШАС весьма неохотно присоединяется к шантажу ашкеназских ультраортодоксов по поводу, например, дорожных работ в субботу, крутится, маневрирует… почему? Да потому что избиратели ее в большинстве своем РАБОТАЮТ, и на работу ездят, и не в восторге они от вечных пробок, и требуют от родной партии защиты своих интересов.

    * * *

    Итак, стоит только как следует воплотить в жизнь прекрасную идею всеобщего и полного обеспечения, как тут же получаем:

    ·         Вместо работяг — тунеядцев

    ·         Вместо специалистов — чиновников

    ·         Вместо репатриантов — бандитов

    ·         Вместо сотрудничества в устроении страны — «религиозное засилье».

    Так вот и будем продолжать строительство социализма?

    Источник: Мастерская Берковича