• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 73.75
    80.74
    20.74
    Хелен Льюис

    лондонский корреспондент журнала The Atlantic

    Все публикации автора

    Мнения
    Хелен Льюис
    Мнения

    Корбин: For the many, not the Jew

    На лозунге надпись: «Для многих, но не для евреев», представляющая собой пародию на лозунг лейбористов

    Вот удивительная статистика: 87% британских евреев, считают, что Джереми Корбин, один из двух людей, кто через несколько дней может стать премьер-министром Соединенного Королевства, является антисемитом.

    Как такое могло произойти? Лейбористская партия имеет тесные связи с еврейской общиной с момента возникновения. Однако с тех пор, как лидером партии в 2015 году стал Корбин, отношения лейбористов и евреев постоянно изменяются в худшую сторону.

    Список «тревожных инцидентов» уже давно всем хорошо известен: Корбин поддержал художника, который нарисовал мурал (граффити на стене высотного здания) с изображением задиристых банкиров, разбогатевших на спинах бедных. В 2013-м он заявил, что «сионисты не понимают должным образом английскую иронию». Позднее он заявил, впрочем, что будет аккуратнее со словом «сионисты», поскольку его «оприходовали антисемиты для обозначения евреев». Затем лейбористы отказались принять признанное на международном уровне определение антисемитизма. Каждый из этих отдельных инцидентов раздувался и становился более болезненным из-за медленного рассмотрения партией жалоб, поданных ее еврейскими членами. Во время этой кампании Корбин четыре раза отказывался извиняться за страдания, причиненные еврейской общине. В настоящее время партия обвиняется в «институционализации антисемитизма» Британской комиссией по вопросам равенства и прав человека.

    В то же время другой вероятный кандидат на пост премьер-министра — лидер консерваторов Борис Джонсон — тоже столкнулся с проблемами по поводу использования расовых эпитетов и отношения к меньшинствам. Поэтому ксенофобия, направленная против различных религиозных групп Британии, стала обоюдоострым оружием: любое упоминание о «лейбористском антисемитизме» встречается криками об «исламофобии в стане тори».

    Британская еврейская община невелика (около 300 тысяч человек, 0,5% всего населения) и сконцентрирована преимущественно в нескольких районах Северного Лондона. Это означает, что многие инциденты, которые обретают резонанс в еврейской среде, такие как нарочитое произношение Корбином имени Джеффри Эпстайна как «Эпштейн» в телевизионных дебатах, остаются незамеченными для широких слоев населения. Опрос, проведенный Survation, показал, что 39 процентов британцев считают Корбина антисемитом. Это немало, но все же далеко от единодушия по этому вопросу, которое сформировалось у евреев.

    Лейбористская партия была создана в 1900 году, и среди ее первых активистов были рабочие-евреи из лондонского Ист-Энда, да и впоследствии из рядов еврейской общины вышло немало видных политиков, например Мэнни Шинвелл, министр топлива и энергетики в правительстве Эттли, осуществивший в 1946 году реформу по национализации шахт в состав госкорпорации «Британский уголь».

    Хотя в последние десятилетия массовая поддержка лейбористов евреями стала ослабевать, все же большинство членов общины голосовали за Тони Блэра и Гордона Брауна. К 2010 году, когда к власти пришли консерваторы, большинство евреев все еще придерживалось левых взглядов.

    Преемник Брауна на посту лидера лейбористов, Эд Милибэнд, несмотря на свое еврейское происхождение, оказался для британских евреев более противоречивой фигурой. В 2014 году он проголосовал за признание палестинского государства. Тем не менее Милибэнд посещал «Яд Вашем», встречался с ключевыми лидерами общины и рассказал о своем еврейском происхождении (в сочетании с атеистическим мировоззрением).

    Затем пришел Корбин. Чтобы понять причины почти полного разрыва отношений между лейбористами и еврейской общиной, необходимо понять характер и происхождение лидера партии. Корбин был впервые избран в парламент в 1983 году и просидел более трех десятилетий в качестве заднескамеечника, готовясь к маршам против колониализма, американского империализма и войны в Ираке с большим энтузиазмом, чем к парламентским дебатам в отношении законодательства. Осенью 2015 года он стал лидером, и за ним последовали партийцы, униженные двумя поражениями на выборах и уставшие от компромисса с консервативной политикой жесткой экономии. Он одержал победу, не получив поддержки партийных учреждений, профсоюзов, которые финансируют партию, а также большинства своей фракции в парламенте.

    Это сразу привело к тому, что команда Корбина вела себя как гарнизон осажденной крепости. В 2016 году, после того, как он после референдума нерешительно провел кампанию за то, чтобы остаться в Европейском Союзе, его собственные депутаты попытались свергнуть его. Они потерпели неудачу, и Корбин использовал возможность укрепить свою позицию. Его покровители теперь контролируют правление партии, Национальный исполнительный комитет. Манифест лейбористов о предстоящих выборах был написан с позиций левого крыла партии: обещания включают всеобщее бесплатное высшее образование, снижение стоимости проезда в общественном транспорте и частичную национализацию предоставления широкополосного доступа.

    Когда Корбин стал лидером партии, ему постоянно задавали вопросы об отношении к Израилю. Для многих активистов левого крыла партии сионизм является формой колониализма, сопоставимой с южноафриканским апартеидом. Современный левый антисемитизм в основном существует в форме неприятия еврейского государства. Его дополняют атаки на «элиту», на «1 процент», на «мейнстримные СМИ» и на миллиардеров. Корбин активно пользуется подобной риторикой, он даже выбрал в качестве партийного лозунга выражение For the many, not the few. Хотя сами по себе такие фразы не содержат явного антисемитизма, некоторые воспринимают их как призыв к действиям в определенном направлении. Евреев уже давно обвиняют в том, что они составляют изрядную долю «мировой закулисы»: в этой связи обычно вспоминают Бильдербергский клуб, Ротшильдов и Джорджа Сороса. Эта тенденция перекликается и с антиколониалистским взглядом на Израиль, считает Майк Кац, председатель Jewish Labour Movement (объединение лейбористов-евреев). Евреев всегда обвиняли в двойной лояльности, — сказал он. — До Израиля было какое-то темное мировое правительство».

    Со временем эти опасения лишь усиливались. Исследование, опубликованное в октябре в журнале Electoral Studies, показало, что «историческая связь британской еврейской общины с Лейбористской партией уходит в прошлое». В этом году внучатая племянница Шинвелла, Лучана Бергер, сама член парламента от лейбористов с 2010 года, покинула партию. Она сказала, что больше не может терпеть ненависть и угрозы, с которыми сталкивалась из-за своего еврейства. Ее возмущало также отсутствие поддержки со стороны партийного руководства.

    Поскольку евреи в Британии сравнительно малочисленны, значительным электоральным влиянием они не обладают. Единственный избирательный округ, где «еврейский вопрос» может стать ключевым — это лондонское боро Барнет, где проживает около 20% всех евреев Британии. Поддержка лейбористов здесь упала до 19%, и пройти от этого района в парламент рассчитывает как раз Бергер, перешедшая в стан либеральных демократов. Для лейбористов станет ощутимым ударом, если она победит: консерваторы, согласно опросам, лидируют в общенациональном масштабе, и на счету буквально каждый голос.

    Ощущение, что евреев не слушают ни лейбористы, ни широкие слои населения заставило Стивена Полларда, редактора Jewish Chronicle, опубликовать недавно передовую статью о Корбине, специально предназначенную для неевреев. Она заканчивается такими словами: «Если этот человек станет нашим следующим премьер-министром, послание будет серьезным: наше беспокойство о том, что он может когда-либо возвыситься до выдающейся роли в британской политике и наши опасения относительно того, к чему это приведет, не имеют значения».

    Конечно, лейбористы не единственная причина для растущей обеспокоенности евреев антисемитизмом в Британии и в других странах. В последние годы как крайне правые, так и исламистские экстремисты многократно совершали нападения на евреев.

    Тем не менее распространенность антисемитской риторики — даже если она не приводит к прямому насилию — побуждает многих британских евреев озаботиться тем, чтобы политические партии также чувствовали их озабоченность. «Никто не говорит о чем-то вроде реинкарнации Нюрнбергских законов», — говорит Поллард. Его беспокоит, что, если будет избран Корбин, Британия «получит премьер-министра, которого проблема распространения юдофобии просто не волнует».

    22 ноября Джонатан Лис, заместитель директора аналитического центра British Influence, опубликовал в The Guardian статью, объясняющую, почему он, будучи евреем, голосовал за лейбористов. «Никто не может выявить и разоблачить какую-либо конкретную политику или угрозы со стороны лейбористского руководства в отношении еврейского народа», — написал он. Лис отмечает также, что, хотя Корбин зачастую не проявлял должной бдительности в отношении этнической розни, направленной против евреев, объявлять его антисемитом было бы огромной натяжкой.

    Между лейбористами и еврейской общиной Британии возник резкий антагонизм. Противоречия касаются многих тем современной политики: (антиимпериализм, интерне-конспирология, исламистский экстремизм, поляризация, злоупотребление в социальных сетях, рост правых и левых радикалов. Британские евреи привыкли чувствовать, что их безопасность временна, что они не полностью приняты как полноправные граждане, что с ними всегда будут обращаться как с пришельцами. Лейбористская партия теперь присоединяется к длинному списку тех, кто их разочаровал.

    Оригинальный текст: The Atlantic, перевод Ильи Амигуда