• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 70.50
    79.22
    20.54
    Джеральд Ауэрбах

    почетный профессор истории колледжа Велсли

    Все публикации автора

    Мнения
    Джеральд Ауэрбах
    Мнения

    «Вечные беженцы»

    Ни один народ не получил такой финансовой выгоды от «скорби и страданий», как палестинцы. С момента создания Государства Израиль в 1948 году они получали больше внимания, сочувствия и финансовой помощи, чем все другие перемещенные лица в мире вместе взятые.

    Организация Объединенных Наций считает «палестинскими беженцами» тех, кто бежал или был изгнан из своих домов (отметим, что это произошло в ходе развязанной арабами войны, направленной на уничтожение молодого еврейского государства). Палестинцы имели право на финансовую помощь от Администрации помощи и организации работ ООН (БАПОР), созданной в 1949 году исключительно для палестинцев после пятилетнего периода, когда еврейские беженцы тоже получали помощь.

    Но беженцы не единственные бенефициары. По резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 1962 г. БАПОР также поддерживает детей, внуков, правнуков и последующие поколения палестинских беженцев. Нигде в мире перемещенные лица не пользуется такими льготами. Одним словом, это мошенничество выгодно и для сотрудников БАПОР, которым гарантировано безбедное будущее.

    Реальное число палестинских беженцев 1947-48 годов является предметом споров и постоянно завышается. В своей первой статье по этой теме в октябре 1948 года «Нью-Йорк Таймс» сослалась на «бегство 80 процентов арабского населения» или «500 тысяч арабов» (еще не «палестинцев»), которые населяли земли, захваченные Израилем в ходе Войны за независимость. Четыре года спустя в колонке редактора упоминалось 850 тысяч «арабских беженцев». К ноябрю 1954 года их число увеличилось до 900 тысяч. В 1956 году в статьях «Таймс» упоминалось о «почти 1 миллионе» беженцев.

    Но эта ложь не выстоит перед тщательным исследованием. Историк Эфраим Карш, глава ближневосточного отделения Королевского колледжа Лондона, тщательно изучил количество палестинских беженцев по городам, поселкам и деревням. В своей книге «Преданная Палестина», написанной в 2010 году, он пишет, что число палестинских беженцев составляло от 583121 до 609071 человек. Конечно, это трагедия, наши дедушки и бабушки, которые пережили погромы в Европе и бежали в Соединенные Штаты, вряд ли ожидали получить финансовую поддержку от Лиги Наций, а мы, их внуки, вряд ли ожидаем получить ее от БАПОР.

    Теперь полная картина наконец-то стала ясной. В книге «Война за возвращение» Ади Шварц и Эйнат Вильф тщательно исследуют — и яростно разоблачают — мифы и пишут о том, как «западное потакание палестинской мечте помешало пути к миру». Нет причин сомневаться в их компетенции: Шварц — бывший журналист и главный редактор «Гаарец»; Вильф работала советником по внешней политике президента Шимона Переса и был членом кнессета в период с 2010 по 2013 годы. Их левая политическая ориентация поначалу заставляла меня опасаться, что мы станем свидетелями очередного плача о тяжелом положении палестинских беженцев и жестокости израильских завоевателей. Но «Война за возвращение» не только поднимает застарелую проблему, но и полностью лишает аргументов левых сторонников пропалестинской, антиизраильской точки зрения, которые используют эту проблему для раскола общества.

    Шварц и Вильф пишут, что «отказ арабов от раздела Палестины привел к потере палестинцами их домов». Палестинская идентичность, основной чертой которой является «право на возвращение», начала проявляться только в лагерях беженцев, появившихся после т.н. «Накбы» (Катастрофы) — массового бегства палестинцев после создания еврейского государства. 14 лет спустя Генеральная Ассамблея ООН постановила, что категория «палестинские беженцы» также включает потомков бежавших палестинцев, тем самым давая понять, что число беженцев будет расти вечно.

    Все арабские страны, кроме Иордании, отказали палестинским беженцам в получении гражданства. Авторы отмечают, что эта «политика дискриминации» сыграла ключевую роль в появлении особой политической «палестинской идентичности». Прошло совсем немного времени, и желание продлить статус беженцев определило их будущее и превратило лагеря в «фарс».

    БАПОР определило свою роль как содействие развитию палестинской национальной идентичности, основанной на «насильственном сопротивлении сионизму». Таких финансовых и политических выгод не было предоставлено даже жертвам Холокоста. В школах БАПОР прививали ученикам идею об «исключительных правах палестинцев на всю землю от моря до моря, незаконности еврейского государства» и «беспрецедентной несправедливости», с которой они столкнулись. Студентов учили смотреть в лицо израильтян и говорить: «Палестина – наша. Мы обещаем пролить вашу кровь!». Шварц и Вильф полагают, что результатом стала «национальная идентичность, построенная исключительно на чувстве жертвенности и несправедливости», в чем крайне удобно обвинять Израиль.

    К 1988 году, согласно докладу БАПОР, насчитывалось более двух миллионов палестинских «беженцев». Их «возвращение», отмечают Шварц и Вильф, фактически положит конец Израилю как национальному государству еврейского народа. Сегодня более пяти миллионов палестинцев зарегистрированы в БАПОР в качестве «беженцев», хотя, по оценкам, только тридцать тысяч реальных беженцев все живы до сих пор — по иронии судьбы, столько же человек работает в системе учреждений БАПОР.

    Разоблачая соучастие ООН в афере с палестинскими беженцами, эти два автора послужили делу исторической правды. Они разоблачили самый продолжительный обман ООН, заверяя потомков палестинских беженцев в вечной поддержке и предоставляя их ярым сторонникам хороший инструмент для разжигания антиизраильских настроений.

    Исраэль а-йом, перевод Геннадия Богданова