Культура

Михаил Турецкий: «Я страшно рад, что у меня есть недореализованная амбиция»

В этом году знаменитый Хор Турецкого отмечает 25-летие.

На их концертах, слушая превосходную музыку, зрители чувствуют свое особенное единение с уникальными исполнителями. Ведь артисты не только поют композиции более чем на десяти языках и а капелла, но и своими голосами могут заменить оркестр.

Павел Исаев пообщался с бессменным штурманом легендарного коллектива, народным артистом РФ – Михаилом ТУРЕЦКИМ.

— Все эти годы Хор Турецкого гастролирует в России и за рубежом с неизменными переаншлагами. В чем секрет такого стабильного успеха?

Начинали мы как мужской хор при Московской хоральной синагоге


— Секрет прост: мы занимаемся любимым делом и отдаемся ему больше чем на 100%. Это и каждодневные репетиции по шесть часов, и уроки актерского мастерства, и консультации с зарубежными гуру шоу-бизнеса. Коллектив существует с 1990 года. В 1991-м мы уже гастролировали за рубежом – Франция, Англия, Израиль.

Начинали мы как мужской хор при Московской хоральной синагоге. Но в процессе нашей эволюции очень расширили репертуарные рамки – поем и духовную музыку, и эстрадную, и джазовую, и русскую народную, и советскую. В результате такая широкоформатность дает нам сегодня возможность выступать перед любой аудиторией в любой стране мира.

— Значит ли это, что вы распахнули перед собой все двери?

— К счастью, нет. Если артист распахнул все двери – это путь в никуда. Я страшно рад, что у меня есть недореализованная амбиция. И эта амбиция меня реально толкает развиваться. 25 лет – это только малая веха творческого пути большого коллектива, это лучший возраст, чтобы выйти на охоту за новыми идеями! Я планирую открыть школу хорового искусства для детей, всерьез думаю о том, чтобы создать крупное культурно-развлекательное шоу, где есть оркестр, акробаты, циркачи, декорации, вокал… Также рассматриваю предложение возглавить музыкальный вуз.

— Что нового подготовили к юбилею?

— У нас запланирована серия из юбилейных концертов. Шоу «Лучшее!». С октября ездим по стране, планируем тур до конца 2016 года – у нас очень много поклонников, городов, стран. Думаю, всего состоится около 100 концертов. Также в рамках юбилея этим летом начали реализовывать проект «Праздник песни». Это новый музыкальный формат – народное караоке № 1. Мы отобрали любимые песни нескольких поколений, которые поем вместе с многотысячной аудиторией на центральных площадях городов РФ.

Люди охотно приходят и поют хором вместе с Хором Турецкого. Это невероятная энергетика, которая заражает всех позитивом, объединяет и творит чудеса!

Идея подобного мероприятия возникла 9 мая в Москве на Поклонной горе, когда у нас был двухчасовой концерт «Песни Победы». Тогда мы собрали рекордную аудиторию – 150 тысяч человек. И я понял, что этот формат действительно работает! После этого мы поехали с «Праздником песни» по стране.

В шести городах такое масштабное мероприятие организовать нам помогла госкорпорация «Ростех». Позже к нам подключились такие города, как Выборг, Красноярск и Нижний Новгород. Планируем продолжать проект и в 2016 году. Уже достигнуты договоренности с властями таких городов, как Иваново, Астрахань, Саратов и Пенза.

— Не секрет, что в России много вокально одаренных людей. Отсюда напрашивается вопрос: в каком городе народ, по вашему мнению, поет лучше всех?

— Сложно, конечно, вот так один город выделить. У нас действительно народ очень музыкальный, певучий и… выносливый! Яркий пример тому – Тула.

В день «Праздника песни» был проливной дождь, но никто не разошелся!

Многотысячная толпа пела вместе с нами. Площадь Ленина была забита зонтами, которые люди поднимали в знак аплодисментов. Это фантастика! Самая большая победа! А вот по количеству зрителей город-рекордсмен – Ростов-на-Дону. Там на Театральной площади на «Праздник песни» мы собрали 106 тысяч человек.

— Концертная программа меняется в зависимости от того, куда летите?

— Обязательно. Мы изучаем аудиторию той страны или региона, куда направляемся. Фишкой является исполнение песни на национальном языке. Это такой «комплимент от шефа». В прошлом году глава Ингушетии пригласил на открытие Башни в столицу, и мы пели ингушские гимны. Тогда Евкуров нам сказал, что у них в республике нет коллектива, который бы пел ингушские песни на таком уровне. Мы этим гордимся. Что бы мы ни пели – мы понимаем слова и стараемся произносить чисто. Например, на украинском поем вообще без акцента. И на всех концертах обязательно исполняем «Червону руту» – любимую песню братских славянских народов.

— Вы никогда не боялись выйти в тираж?

— Когда коллектив очень востребован и его хотят видеть в трех-четырех местах одновременно, то действительно очень сложно не начать спекулировать на этом. Страна у нас большая, а есть еще ближнее и дальнее зарубежье, где нас всегда ждут. Конечно, можно создать, например, Хор Турецкого без Турецкого, но я предпочитаю делать один и при этом очень качественный продукт.

Много лет назад я вбил в голову мысль: избавь себя от корыстного желания заработать на всем, на чем можно, тогда ты не выйдешь в тираж. Что касается женского коллектива «SOPRANO Турецкого», то это естественное желание развиваться, показать, что наш жанр возможен и в таком воплощении. Мои два проекта как инь и ян.

— А участники не ревнуют вас друг к другу?

— Ревнуют, конечно, но нужно честно признать, что к «Хору Турецкого» я ближе, потому что тут я совмещаю позицию руководителя с амплуа артиста. В SOPRANO у меня немного другая функция: продюсера и наставника. Я наблюдаю за развитием солисток, продумываю творческую стратегию создания музыкального продукта – вот зона моей ответственности. И все же большую часть времени я провожу с мужским коллективом, поэтому им грех ревновать. Как я всегда шучу: женат на Хоре Турецкого, а SOPRANO – это любовница, и она понимала, на что идет. Если серьезно, то я очень люблю женский коллектив, считаю, что все его участницы и то, что они делают, – уникальное стечение обстоятельств.

В 2009 году был проведен огромный кастинг. Я выбирал таких вокалисток, которые, как и мы, мотивированы с детства, готовы упорно работать. Они не пришли покрасоваться. Я выбирал только профессионалов, которые не могут жить без музыки, поэтому мне с ними легко. Они понимают, что я не манимейкер, а заложник и служитель творческого процесса. Это замечательный коллектив, и я вкладываю в него всю свою душу и искру творческую.

Единственная возможная сложность – отсутствие гарантии, как долго каждая из них продержится в проекте, потому что все-таки основное предназначение женщины – быть матерью и хранительницей домашнего очага. Поэтому, если семейная жизнь в какой-то момент не позволит кому-то из них продолжать участие в SOPRANO, я отнесусь к этому с пониманием.

— Вы все время совмещаете должности музыканта, организатора, продюсера... Никогда не хотелось заняться исключительно творчеством?

— Сегодняшний мир так устроен, что если артист полностью абстрагирован от жизненных процессов и не знает, какого цвета доллар, то, наверное, он чистый гений и его нужно показывать как одно из чудес света. Эпоха, когда зрителя было легко удивить, давно прошла. Люди уже все видели, и приходится по 25-му кругу повторять хорошо забытое старое, преобразуя его. Нужно, чтобы, помимо творчества, артист понимал, что такое маркетинг, креативность, и знал запросы общества, тогда он будет востребован. Намного проще сказать: «Я учился музыке, я ничего не хочу знать».

Это легкий путь, а вот когда ты начинаешь чему-то учиться, приобретать новые для себя профессии, то это, безусловно, сложнее, но и интереснее. Я, например, дирижер симфонического оркестра, но при этом я могу быть и продюсером, и режиссером. Конечно, не как Виктюк, но в рамках потребностей своего шоу вполне справляюсь с задачей.

— Михаил, есть ли у вас любимая песня, которую вы всегда поете с особым волнением?

— Я обожаю песню Александры Пахмутовой на стихи Николая Добронравова «Надежда». Мне кажется, это песня нескольких поколений, и она всегда будет актуальна, потому что в ней содержится глубочайший смысл и у нее невероятное, проникающее в самое сердце содержание. А вообще я музыкальный гурман, люблю разные жанры. Для меня одинаково интересны Deep Purple и Вагнер.

— Где в ближайшее время можно услышать ваши коллективы?

— В канун Нового года на сцене Кремлевского дворца мы устроим настоящую музыкальную сказку! 25 декабря – новогоднее шоу от Хора Турецкого, а 26-го – карнавальная ночь с женской арт-группой SOPRANO. А уже в апреле представим столице наше юбилейное шоу «Лучшее». Приходите, будет душевно и атмосферно!

— Как, на ваш взгляд, должен вести себя артист в напряженной политической ситуации, которая сложилась сейчас между Россией и Украиной?

— Артист должен делать все возможное, все, что от него зависит, чтобы восстановить многовековую дружбу. К сожалению, политическая игра всегда ведется третьими лицами, которым очень легко столкнуть людей лбами. Увы, часто в плохое люди верят больше, чем в хорошее. Многим на руку, чтобы Россия и Украина враждовали. Ломать – не строить, и рассорить народы очень легко, гораздо труднее восстанавливать дружбу и человеческие отношения.

И в этом смысле артист должен использовать свою творческую, эмоциональную силу.

Иногда за час он может сделать больше, чем политик, и ему верят больше, если он искренен и хочет донести какую-то важную идею до своей публики.

Пример тому – наш недавний концерт в Софии. После выступления хора ко мне подошла одна женщина и сказала: «Ни одно мероприятие музыкального или политического характера за последние 20 лет не развернуло Болгарию в сторону вашей страны так, как этот концерт».

Комментарии