57.51
67.89
16.41
В мире

Посол Израиля: «Планируем отметить 25-летие дипотношений с РФ на самом высоком уровне»

Новый посол Государства Израиль в России Цви Хейфец вручил 26 ноября в Кремле верительные грамоты президенту России Владимиру Путину.

Уроженец Томска, он уехал в Израиль еще в 1971 году, в одну из первых волн репатриации из СССР. Занимался адвокатской практикой, был в медийном бизнесе, дослужился до звания майора в Армии обороны Израиля. С 2004 года – посол Израиля в Лондоне, затем в Австрии, и теперь в Москве.

О том, какие задачи видит перед собой в России, о наиболее горячем сейчас сирийском конфликте и о том, как уже будучи назначенным послом в Пекин оказался в Москве, Цви Хейфец рассказал в интервью корреспонденту «Интерфакса» Александру Корзуну

– Господин посол, Вы сегодня официально приступили к исполнению своих обязанностей. В чем Вы видите свои основные задачи и приоритеты в работе? Как в целом Вы оцениваете отношения между нашими странами?

– Задача передо мной стоит интересная. Потому что, слава богу, отношения между нашими странами очень хорошие, и потребуется много трудиться, чтобы сделать их более глубокими и многогранными.

Отношения между Россией и Израилем достигли одного из наивысших уровней за всю их историю. Мы это очень ценим. Россия занимает одно из самых важных мест в отношениях Израиля с зарубежными странами.

В следующем году исполнится 25 лет с момента восстановления дипломатических отношений между нашими странами - соответствующее заявление было подписано 18 октября 1991 года в Иерусалиме. Эту дату мы планируем отметить на самом высоком уровне.

Полагаю, именно высокий уровень наших отношений служит мощным стимулом для развития их потенциала во всех сферах, будь то экономика, культура, наука. И нам будет намного легче строить новые мосты сотрудничества, поскольку общению и укреплению взаимодействия помогает большое число русскоязычных граждан, которые живут в Израиле и сохраняют связи с Россией.

Я всегда помню, что мои корни, как и многих моих сограждан-израильтян, находятся здесь, в России. Есть огромный потенциал для развития двусторонних отношений Израиля и России, и я буду стремиться к тому, что он был реализован.

– Мы знаем, что история Вашего назначения в Москву была не совсем обычной. Не могли бы Вы рассказать о ней нашим подписчикам.

– Россия – третья страна в моей дипломатической карьере. До этого я занимал пост посла в Великобритании, затем в Австрии, где также был постоянным представителем Израиля при ОБСЕ, ООН и международных организациях. И я уже был назначен послом в Китай, который также большой друг Израиля. Но буквально перед моим вылетом из Вены в Пекин премьер-министр, глава МИД Израиля Биньямин Нетаньяху принял решение отправить меня в Россию.

Искренне рад, что я здесь. Для меня это действительно огромная честь и ответственность.

Думаю, уместно вспомнить предыдущего посла Дорит Голендер и с признательностью отдать должное ее пятилетней успешной деятельности на этом посту.

– Вы стояли у истоков восстановления российско-израильских дипломатических отношений. Какие мероприятия готовятся в юбилейный год? Планируются ли контакты на высоком и высшем уровнях?

– Стоял у истоков – это громко сказано. Мне посчастливилось быть участником одной из первых групп израильских дипломатов, которые начали работать в Москве при посольстве Нидерландов в 1989 году еще до возобновления дипломатических отношений между Израилем и Россией. Но отношения с Россией выстраивались другими и на уровне правительств.

И вот спустя 26 лет я возвращаюсь в Москву послом. Таким образом, как у нас говорят, замыкается круг.

Что касается юбилейных мероприятий, то это будет большой список, работа над которым еще ведется. И мы будем рады, если это событие будет отмечено на самом высоком уровне.

Могу сказать, что в сотрудничестве с правительством Москвы готовится проведение «Недели Израиля» в российской столице. Планируются контакты и визиты на высоком и высшем уровнях.

 – Президент РФ Владимир Путин отдал приказ найти и уничтожить где бы они ни находились виновных в теракте в отношении российского самолета А321 на Синае. Мы знаем прецедент, когда израильские спецслужбы спустя много лет уничтожили всех, кто был причастен к теракту, совершённому во время Олимпийских игр в Мюнхене в 1972 году против членов израильской делегации.

Оказывает ли Израиль содействие России по различным линиям в розыске тех, кто организовал теракт в отношении А321?

– Наверное, Вы правильно упомянули мюнхенскую историю, потому что она разделила историю борьбы с терроризмом на «до» и «после». В Израиле были сформированы новые силы специального назначения для борьбы с террором. И, если я не ошибаюсь, группа «Альфа» также была создана в СССР после тех трагических событий.

Действительно, у Израиля накопился огромный опыт борьбы с терроризмом. Одна из главных задач в этой области – предотвращение терактов. Для этого нужна очень серьезная разведывательная служба, учитывая специфику двух существующих фронтов. Один, ближайший, охватывает некоторых наших соседей – не тех, с которыми у нас установились тесные дружественные отношения. Есть и дальний фронт: находящиеся за рубежом израильтяне – привлекательные мишени для террористов. И наши разведывательные службы делают все возможное, используя самые разные источники получения информации – от открытых до агентурных, включая полное взаимодействие всех служб, в том числе спецподразделений.

И в том, что касается розыска виновных в теракте в отношении А321, мы готовы оказать нашему большому другу России любую помощь, которая потребуется.

Но не следует также забывать, что спецслужбы России пользуются в мире большим авторитетом и почетом. Поэтому мы готовы не только помочь, чем можем, но и самим перенимать опыт у российских служб безопасности.

– Как Израиль относится к выдвинутой Россией и подхваченной затем Францией идее формирования широкой международной антитеррористической коалиции в Сирии? Готов ли Израиль стать частью этой коалиции или содействовать международному сообществу в ликвидации террористических группировок в Сирии?

– Все, что может помочь ликвидации террора в мире, мы приветствуем и поддерживаем. Мы много лет говорили о необходимости борьбы с терроризмом, и сейчас я вижу, что многие страны согласны в этом с нами. Проводя последовательную политику борьбы с террором, без разделения террористов на «хороших» и «плохих», мы пришли к ситуации, когда обстановка в Израиле намного безопаснее, чем в регионе.

Что касается коалиции, то на нынешнем этапе Израиль не может быть ее частью. Чтобы понять почему, достаточно, я полагаю, посмотреть на состав коалиции. Но цели борьбы с терроризмом мы безоговорочно поддерживаем.

– Как Вы относитесь к участию российских вооруженных сил в борьбе с террористическими группировками в Сирии?

– Мы не вмешиваемся во внутренние конфликты в других странах. Их вокруг нас, как Вы видите, в последнее время великое множество.

Тем не менее, мы понимаем причины, по которым Россия решила участвовать в военных операциях в Сирии.

Самое важное, на недавней встрече наш премьер-министр Биньямин Нетаньяху и президент России Владимир Путин договорились о главных аспектах, и военные Израиля и России согласовали вопросы координации, создания механизма предотвращения инцидентов на границе нашего государства.

– Как Израиль относится к подключению Ирана к международным переговорам в Вене по выработке дорожной карты урегулирования сирийского конфликта и к присутствию иранских военных в Сирии?

– Мы не одобряем достигнутое «шестеркой» международных посредников ядерное соглашение с Ираном. Потому что Иран открыто заявляет о необходимости уничтожения Израиля. И эту политику он не менял ни до, ни после заключения соглашения с международными державами.

После заключения этого соглашения у Ирана будет намного больше возможностей достичь своих целей. Процесс обогащения урана не прекратился, денег у Ирана сейчас появится много. Иран, и когда у него было меньше средств, был готов тратить их на поддержку мирового террора. В частности, группировка «Хезболла», которая присутствует на нашей границе и держит арсенал примерно в сто тысяч ракет, это действия Ирана против нас.

Сейчас же физическое присутствие Ирана возле нашей границы, естественно, для нас серьезная угроза. Точно так же, как и поставки Ираном вооружений «Хезболле» через Сирию и по другим маршрутам.

– Поддерживает ли Израиль позицию США и других западных странах о том, что непременным условием прекращения конфликта в Сирии должен быть уход президента Башара Асада? Видите ли Вы среди сирийской оппозиции приемлемых для Вас политиков, которые могли бы сменить Асада?

– Как я уже говорил, мы не вмешиваемся в региональные конфликты. Что касается Асада, ответ таков: ни да, ни нет, а третий вариант возможен. Это означает, что ни Асад, ни те, кто хочет его заменить, не относятся к нашим почитателям.

Асад не согласен с нашими существованием. Его политические оппоненты также не испытывают к нам симпатий. То, что их объединяет – сирийское правительство и оппозицию, это неприятие Израиля.

Как говорила моя бабушка, «не умер Данила – болячка задавила». Ни Асад, ни оппозиция ничего хорошего нам не сулят.

Поэтому мы всегда напоминаем о праве Израиля на самозащиту в любой момент и ситуации, от всех неприятелей.

– Не могу не задать вопрос о перспективах возобновления палестино-израильского урегулирования. Сейчас процесс заморожен. Более того, политики говорят, что неурегулированность палестино-израильского конфликта подпитывает экстремизм и терроризм в регионе.

– Те, кто так говорит, либо владеют недостоверной информацией, либо манипулируют ею в пропаганде против Израиля. Со дня образования Государства Израиль нам были навязаны несколько войн, из которых мы вышли победителями. И при этом Израиль постоянно готов к заключению мирных соглашений, как это было с Египтом и Иорданией с целью установления мира и стабильности на Ближнем Востоке.

Война джихада и радикального ислама ведется против всей мировой цивилизации, включая Россию.

И в этом плане Израиль сегодня не стоит у них даже на первой позиции. У террористов более обширные планы.

Что касается непосредственно палестино-израильского конфликта, то наш премьер высказался за его решение на основе принципа двух государств для двух народов. Мы стремимся к мирному решению и к переговорам.

Наш регион сложен. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху буквально два месяца назад выступал на сессии Генассамблеи ООН и лично пригласил Абу Мазена (глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас - ИФ) к переговорам. За это мы в последние полтора месяца каждый день получаем ножи в спину.

И самое страшное в последней волне террора то, что она – следствие прямого подстрекательства к насилию со стороны Абу Мазена.

Но мы не теряем надежду на урегулирование. Народ Израиля хочет, чтобы был реализован принцип двух государств для двух народов и чтобы наступил мир. Для нас это жизненно важно.

Комментарии