Перед тем, как сыграть Али Джи, Саша Барон Коэн играл еврея-хасида

1
Саша Барон Коэн на премьере фильма «Братья Гримсби» в Берлине, 24 февраля 2016 года Фото: Sean Gallup / Getty Images for Sony Pictures

Британский комедийный актер Саша Барон Коэн признался, что перед тем, как стать тем самым Али Джи, он сыграл горячего хасида в еврейском доме престарелых.

В одном откровенном интервью Барон Коэн много говорил на еврейские темы – и в частности поведал, как он и его младший брат устроили одну штуку под шутливым названием «Братья Швитцинг».

Когда выяснилось, что он еврей, его начали обвинять в расизме

«Мне было около 16, и мы решили переодеться хасидами и спеть еврейские песни. Одна из них называлась «Швитцинг», и была она о том, как эти хасиды сбривают бороды, снимают одежды... и в конце концов оказывается, что они христиане. Это, должно быть, страшно выглядело! Думаю, те стариканы из дома престарелых должны были просто возненавидеть нас», – рассказал Барон Коэн.

Еще он заявил, что не мог бы создать Али Джи, не будучи евреем, потому что в этом персонаже он отразил британца, предпочитающего стать афроамериканцем, что внутренне напоминает его собственную ситуацию.

Марк Марон выступает на New Yorker Comedy Playlist в Нью-Йорке, 11 октября 2014 года Марк Марон выступает на New Yorker Comedy Playlist в Нью-Йорке, 11 октября 2014 года

«Конечно, в нем есть что-то от меня – в этом незадачливом пареньке, увидевшем смысл в тогда как раз начавшем набирать популярность хип-хопе. Мы с ним в этом его взгляде очень схожи, правда. Мы вошли в мир граффити и всяких языковых штук. А в итоге я как Али Джи получил массу понимания о том, чем был ранний хип-хоп».

Когда «Шоу Али Джи» впервые показали на британском телевидении в 2000 году, говорит Барон Коэн, он был популярен у самых разных этносов – от греков до пакистанцев и чернокожих. Но когда выяснилось, что он еврей, его начали обвинять в расизме.

Будучи студентом Кембриджского университета, Барон Коэн сам принимал участие в демонстрациях против расистов, фашистов и неонацистов, и теперь ему стоило бы защитить свою честь, но он сдержался, и за это, увы, пришлось расплачиваться сполна.

Тогда после недели публичных дебатов в прессе наконец озвучили мысль, что, по их мнению, он не расист, и вскоре он стал, можно сказать, настольной книгой в домах Великобритании. А затем Барон Коэн шагнул и на международную арену, снискав славу и как Борат, и как Бруно, и как, наконец, адмирал-генерал Хаффаз Аладин. А сейчас он работает над своим новым фильмом «Братья Гримсби».

1
comments powered by HyperComments