Общины

Михаил Чернов о еврейской общине Крыма

Фото: STMEGI

В зале «Библиотека» «Президент-Отеля» в Москве Фонд поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки недавно провел круглый стол, на котором представители Фонда рассказали об итогах проекта «Народы Крыма: взаимопроникновение культур сквозь века», а также представили книгу и фотоальбом «Евреи, крымчаки, караимы среди народов Крыма», короткие видеоролики, посвященные истории евреев Крыма и мероприятиям Фонда. О том, как проходил проект, о планах на будущее корреспонденту STMEGI рассказал председатель правления Фонда Михаил Чернов.

— Можно ли подвести итоги проекта?

— Проект «Народы Крыма» длится уже более полугода. Мы завершили его первый этап, при реализации которого использовали средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 № 79-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом. В рамках этого этапа прошли конференции в Москве и Симферополе, были совершены две экспедиции в Крым в марте и июне этого года. Мы объехали все важнейшие общины региона, побывав в Керчи, Феодосии, Ялте, Евпатории, Симферополе и Севастополе. Итогом этого этапа стал выпуск книги и фотоальбома с одинаковыми названиями «Евреи, крымчаки, караимы среди народов Крыма», коротких видеороликов, посвященных истории евреев Крыма и мероприятиям Фонда. В книге опубликованы обзорные материалы по московскому и симферопольскому круглым столам, а также основные выступления и большая статья крымского историка Михаила Кизилова. Но на самом деле итоги проекта куда шире, объемнее и сложнее.

— Что можно сказать сейчас о жизни евреев Крыма по итогам ваших экспедиций?

— Ситуация в еврейских общинах Крыма сильно отличается от того, что есть в России и на Украине. Основное отличие – то, что у крымских евреев в советский период был очень высок уровень ассимиляции. Когда в 1991 г. СССР рухнул, рухнула и экономическая основа жизни многих крымских евреев, занятых в госсекторе. Кто мог – уехал. Для тех же, кто остался, основной задачей стало физическое выживание. В итоге основной организацией, вокруг которой собиралась еврейская община, стал хесед – благотворительная организация, финансируемая американской еврейской организацией «Джойнт». С этой стороны, можно говорить об упадке. С другой – после исчезновения СССР произошло возрождение еврейской жизни, которой до 1990-х просто не существовало. Что касается караимов и крымчаков, то их ситуацию мы рассматривали отдельно, особенно в связи с тем, что сами крымские караимы не хотят иметь ничего общего с евреями и публично заявляют об этом. В итоге экспедиция к караимам стала отдельной частью наших посещений Крыма. Что касается крымчаков, то у них достаточно тяжелая ситуация. Их осталось очень мало – около 200 человек. Как они сами говорят «народ уходит». Сейчас они очень заинтересованы в том, чтобы их признали коренным народом Крыма, чтобы возобновилась господдержка. У караимов похожая ситуация, но их больше, они поактивнее.

— Предполагаете ли вы продолжать проект или считаете, что все, что возможно, уже сделано?

— Конечно, сделано далеко не все. В этом нас поддержали и участники презентации в  Москве, и представители еврейских общин в Крыму. Один из возможных путей продолжения проекта – содействие объединению общин, но не административному, а культурному. На подобное объединение есть запрос. Кроме того, крымские евреи не входят как составляющие в тот образ Крыма, который есть у среднего россиянина (не говоря уже о жителях других стран). Какие бывают ассоциации со словом «Крым»? Пляжи, отдых и т. д. А то, что в Крыму живут евреи, что это древнейшая в России еврейская община, что люди живут и работают, этого не знают и об этом надо говорить. Поэтому сейчас существует проект создания общекрымского еврейского портала, собирающего новости о жизни еврейской общины Крыма. 

Теги

Страны

Города

comments powered by HyperComments