57.34
67.46
16.35
Интересное

Еврей Петра Великого

В начале октября 1697 года голландский юнга Антонио де Виейра получил российские документы на имя Антона Девиера и стал пажом Петра Великого.

Через десять лет умный и талантливый еврейский мальчишка превратился в генерал-адъютанта, еще через десять – в первого руководителя российской полиции. Карьера оборвалась со смертью Петра I: уже немолодого Девиера отправили в ссылку, откуда только спустя 15 лет его вызволила воспитанница, новая императрица Елизавета Петровна.

Его отец, Мануэл де Виейра, был португальским евреем, перебравшимся с семьей в Голландию. Он слыл отличным оружейником, однако ранняя смерть не позволила ему передать свое мастерство сыну.

В 26 лет Антон Девиер стал генерал-адъютантом

В итоге 15-летний Антонио решил пойти юнгой на голландский военно-морской флот.

Именно здесь, на одном из фрегатов, ловкого и шустрого юнгу Антонио, лазавшего по вантам и крепившего паруса, заметит урядник российского «Великого посольства» в Голландии Петр Михайлович.

Правда, конспирация «урядника» была никакой, а посему, когда он пригласил Антонио к себе на службу в Россию, смышленый еврей прекрасно понимал, что дает свое согласие не кому-то, а самому царю Петру Первому.

Петра Первый благоволил
Девиеру и доверил ему воспитание своих дочек —
Анны и Елизаветы

Поначалу он служил царским пажом, затем царским денщиком, а в 1708 году 26-летний Антон Девиер стал генерал-адъютантом.

Такой взлет карьеры не мог остаться без внимания царских приближенных, а значит, зависть, интриги и клевета были лишь делом времени. Они не заставили себя ждать в лице тяжеловеса тогдашней российской политики – светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова.

Зарождению многолетней вражды послужил, казалось, более чем радостный повод. С соблюдением всех традиций 28–летний Антон решил жениться на младшей сестре светлейшего князя, Анне Даниловне Меншиковой, с чем и пожаловал к князю в дом.

Однако это почему-то разозлило князя, и тот затеял драку. Стоит отметить, что избранница в прошлом была любовницей Петра Первого, порядком ему надоела, так что царь против выбора своего генерал-адъютанта не возражал. Да и, стоит сказать, сама Анна Даниловна грезила о Девиере. При таком раскладе князю бы только радоваться, ан нет: князь приказал слугам выпороть жениха и выбросить его с позором на улицу.

Узнав об этом, Петр, благоволивший Девиеру и даже доверивший ему воспитание своих дочек – Анны и Елизаветы, вместе с ним направился к Меншикову, где быстро решил вопрос о женитьбе.

Заполучив в жены Анну Даниловну, Девиер продолжил службу царским генерал-адъютантом, а когда в 1718 году Петр Первый учредил в России полицию, стал ее первым руководителем.

Основным оружием полицейских Девиер сделал кнут, которым без всяких пряников и наводил порядок в городе. К примеру, он стал яростно бороться с правонарушениями на потребительском рынке. За продажу некачественного товара или за необоснованное повышение цен свыше 10% торговцев били кнутом и даже отправляли на каторгу.

Также начал Девиер и борьбу с загрязнением окружающей среды: замеченного в утилизации нечистот и мусора в реку Неву ловили и били кнутом. К слову сказать, в остальной развитой Европе большинство рек в черте города служили этаким текучим мусоропроводом. Первые фонари и скамейки в Санкт-Петербурге появились тоже по распоряжению Девиера.

Петр Первый был в восторге от деятельности его службы, оставив в истории следующие строки:

«Полиция споспешествует в правах и в правосудии, всем безопасность подает от разбойников, воров, насильников и обманщиков и сим подобных, принуждает каждого к трудам и к честному промыслу, …препятствует дороговизне, производит чистоту по улицам».

Но не только хвалил его Петр, а порой и сам использовал кнут и дубинку, чтобы усилить рвение Девиера к работе. Так, известен факт, когда Петр Первый и Антон Девиер осматривали город. Проезжая по мостику через канал Невы, царь увидел, что несколько досок были отодраны от него. Тогда Петр самолично избил генерал-полицмейстера дубинкой за недостаточную борьбу с хищениями государственного имущества, после чего, как ни в чем не бывало, они продолжили дальнейший осмотр.

Велика вероятность, что доски от мостика отодрали по приказу Меншикова, являвшегося губернатором Санкт-Петербурга, знавшего маршрут их следования и подставившего Девиера, ведь конфликт между ними после странного сватовства лишь набирал обороты. Но в каждом из них царь был на стороне Девиера, пока в 1725 году не умер.

Вступившая на престол вдова Екатерина Первая поначалу оставила Девиера на его должности и даже присвоила ему в 1726 году графский титул.

И всё было бы по-прежнему хорошо, если бы в апреле 1727 года не произошел первый в России «банный скандал».

Начался же он, как не трудно представить, с обыкновенного доноса, инициатором и автором которого выступил Меншиков, сообщивший императрице о том, что Антон Девиер «в баню з девушкою запирается и… спрашивает всё, что без его у Ея Императорского Величества делается». Екатерина к тому времени уже была больна, а посему раздражительна и подозрительна, что в совокупности с умело подобранными словами Меншикова привело к аресту Девиера.

Конечно же, в истории не отражено, с каким победоносным выражением лица, ухмылкой, смакуя каждое слово, Меншиков зачитывал приказ об аресте Антона Девиера гвардейскому караулу в его же присутствии. Видимо, тон Меншикова действительно был слишком пренебрежительным и язвительным: известно, что в этот момент Девиер схватился за шпагу и попытался заколоть Меншикова.

В ходе судебного заседания ничего компрометирующего, помимо речей Меншикова о том, что Девиер – заговорщик, так и не прозвучало. Сексуальная сторона вопроса вообще никого не интересовала. Но нашлись свидетели, вспомнившие его рассуждения о том, кто все-таки станет наследником престола после смерти Екатерины. Несмотря на то, что перед смертью Екатерины все только и занимались, что гаданием о будущем монархе, усилием Меншикова пострадал лишь Девиер.

За несколько часов до смерти Екатерина I подписала два документа. Одним из них наследником престола объявлялся Петр II Алексеевич, а другим объявлялся приговор по делу Антона Девиера, постановляющий «яко пущих в том преступников казнить смертию».

От смерти его, однако, спасла цесаревна Елизавета, которая, узнав, что ее воспитателю грозит смертная казнь, от имени матери переписала указ, заменив наказание ссылкой в Сибирь.

Меншиков же, будучи занят мыслями о замужестве своей дочери с новым императором России, не стал устраивать скандал, надеясь на скорую смерть Девиера от лютого холода: ссылали еврея в Жиганское зимовье в 800 верстах от Якутска.

Однако Меншиков торжествовал недолго: молодой государь Петр Второй передумал жениться на его дочери. И уже через несколько месяцев лишил его всех титулов, должностей и званий, отправив в ссылку в Берёзов (нынешняя территория Ханты-Мансийского автономного округа России), где он и скончался через два года.

Ему были возвращены ордена и графский титул. Девиер был вновь назначен генерал–полицмейстером
Санкт–Петербурга

Девиер же даже в ссылке смог развернуть бурную деятельность: из категории простых ссыльных его перевели в начальники, затем этапировали в Охотск и назначили начальником Охотского порта, где он, между прочих дел, организовывал и снаряжал экспедицию Витуса Беринга.

Когда же в 1741 году на российский престол вступила Елизавета Петровна, бывшая его воспитанницей и подделавшая указ о замене смертной казни ссылкой, она сняла все обвинения с Антона Девиера. По возвращении ему были возвращены ордена и графский титул, а вскоре он был вновь назначен генерал-полицмейстером Санкт-Петербурга.

И несмотря на то, что пробыл в должности он недолго, так как здоровье его в ссылке всё же пошатнулось, закончил он свою жизнь 24 июня 1745 года как уважаемый всеми человек и был похоронен со всеми почестями, не в пример своим врагам.

Комментарии