В мире

Пинхас Гольдшмидт: евреи являются первой целью террористов в Европе

Фото: предоставлено Конференцией раввинов Европы

В Мюнхене с 17 по 19 февраля пройдет ежегодная конференция по безопасности. В числе представителей РФ ее участником станет главный раввин Москвы, глава Совета раввинов Европы Пинхас Гольдшмидт. В эксклюзивном интервью РИА Новости раввин рассказал, почему безопасность еврейских общин в Европе сейчас находится под угрозой, почему правительства стран ЕС не прислушиваются к верующим и как сохранить у европейской молодежи память о жертвах Холокоста и подвиге советской армии. Беседовал Антон Скрипунов.


- Уважаемый раввин, на что вы хотите обратить внимание участников Мюнхенской конференции по безопасности?


— Прежде всего на то, что в части европейских стран после терактов в Берлине и Ницце сформировался новый подход: власти этих стран считают, что сегодня каждый европеец является целью терактов, поэтому еврейские объекты не нуждаются в дополнительной защите.

Наша позиция противоположная. Например, во время терактов в аэропорту Брюсселя террористы на самом деле искали израильтян, евреев и американцев. Любой преступник, террорист всегда ищет слабое место. Если он видит синагогу с тремя вооруженными автоматами солдатами в качестве охраны, то он, конечно, будет искать другой, более слабый объект для нападения. И по-прежнему еврейские объекты являются первой целью террористов. Мы на первой линии войны с террором в Европе.


- Связана ли сложившаяся ситуация с тем, что нет достаточного взаимодействия еврейских общин с правоохранительными органами и местными властями?

— Что происходит сегодня во многих еврейских общинах — расходы на безопасность составляют свыше 25 % от общего бюджета общины. Например, в Цюрихе есть община в 7 тысяч верующих. И там тридцать человек работают круглые сутки для обеспечения безопасности. А государство при этом говорит общине: вы, евреи, достаточно богатые, поэтому решайте сами вопросы собственной безопасности. Мы считаем, что это неправильно.

Если речь идет о защите против воров, против каких-то хулиганов, то естественно, что каждая организация, каждый отдельный гражданин должны иметь "хорошие двери" — хорошую систему безопасности. Но когда речь идет о терроризме, то только государство может защитить от этого граждан и различные институты. На самом деле это обязанность государства, оно должно взять ее на себя. И если местная еврейская община также участвует в обеспечении своей безопасности, то государство должно сказать за это "спасибо", а не воспринимать как должное.

- Помимо терроризма многие опасаются прихода к власти в Европе ультраправых сил. Это, например, широко обсуждается во Франции, где одним из фаворитов президентской гонки считается глава партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен. Евреи опасаются ее возможного избрания президентом?

— Очень. Я хочу объяснить суть проблемы с ультраправыми. Ультраправые — это ультранационалисты. Важно отметить вот еще что: в США, например, ультранационалист стал президентом. Но американский национализм не является этническим, он заключается в базовых идеях, принципах, например идее свободы. Каждый американец может сказать, что гордится тем, что американец. Его спросят: "Почему же?" А он ответит: "Потому что я за свободу!" При этом объяснить, какие такие свободы у него есть, каких нет в Европе, он не всегда сможет.

Европейский же национализм является этническим: например, Франция против Германии, Германия против Англии, Англия против России и так далее. Если мы вернемся к ультранационализму, то вернутся и войны между странами Европы. В таком случае Европа станет самым опасным в мире местом, как это было в XX веке. Разве нам это нужно?

После Великой Отечественно войны были созданы две системы безопасности — Варшавский договор и НАТО. Эти две организации сохраняли мир в Европе, хоть и ненавидели друг друга. Сегодня из них остался только блок НАТО, но он сегодня вовлечен в вопросы и задачи США.

Если вы меня спросите, уедет ли большинство евреев из Франции в случае победы Марин Ле Пен на президентских выборах, то я скажу следующее — да, уедет.

- Раз вы упомянули США, то хочется спросить следующее: как бы вы охарактеризовали антимигрантский указ Трампа? Это мера защиты или дискриминация?

— Каждая страна, включая США, имеет право защищать своих граждан. Действительно, сегодня 99% террористов являются мусульманами. Но предпринимаемые меры безопасности, в том числе те, что пытаются ввести в Европе, например попытка запретить обрезание или запрет на минареты в Швейцарии, это не ответ на терроризм, это популизм. Мы вас всех боимся, поэтому мы накажем вас всех – такой подход не решит проблему.

Поэтому кто-то должен сказать Трампу, что он победил на выборах, он президент. Теперь он должен заниматься управлением страной, а не избирательной кампанией. Поэтому следовало бы лучше продумать, кому именно запрещать въезд в США. Обладателя грин-кард, нобелевского лауреата, иранского диссидента включить в этот список лишь из-за того, что они мусульмане? Это просто смешно!

Поэтому в вопросе сохранения жизни людей надо иметь намного меньше популизма и намного больше определенности. И очень важно, что независимо от того, какие меры будут приняты в рамках миграционной политики, они должны быть основаны на принципах терпимости и уважения достоинства каждого человека, который, подчеркну, создан по образу и подобию Всевышнего.

Например, сегодня во французском городе Тулуза проживают сто тысяч мусульман. Спецслужбы знают, что среди них две тысячи являются опасными, и они должны быть под наблюдением. То же самое касается, например, системы национальной безопасности США, чьи спецслужбы могут прослушать все международные телефонные разговоры, отследить преступника через соцсети, у них есть огромные возможности, которые следует использовать для выявления потенциальной угрозы. Сегодня есть необходимость в четком понимании того, кто является угрозой безопасности Америки, а кто нет.

- А для Европы подобный указ был бы полезен?

— Две недели назад я был в Давосе на экономическом форуме. Я там участвовал в обсуждении вопроса безопасности Европы. Там были представитель ЕС по иностранным делам Фредерика Могерини, глава Интерпола Европы, министр иностранных дел Польши и другие ключевые чиновники. На заседании было сказано следующее: за последние девять месяцев для системы безопасности Европы было сделано больше, чем за последние 40 лет. И если раньше для того, чтобы экстрадировать какого-либо подозреваемого из Бельгии во Францию нужны были месяцы, то сегодня для этого потребуется 14 дней.

Также там было сказано, что сейчас обсуждается вопрос о безопасности всей Европы. Но одна из больших системных проблем Евросоюза заключается в том, что нужно иметь полный консенсус 28 стран, чтобы получить какое-то новое соглашение или инструмент. То есть здесь вопрос решается не большинством. Например, если хотя бы одна страна отказывается от санкций против России, то санкций больше нет.

- На ваш взгляд, страны ЕС смогут договориться об этом?

— Я думаю, что смогут. На сегодняшний день все европейские страны стали осознавать степень угрозы и, как следствие, острую необходимость объединения для обеспечения безопасности.

Если же говорить о санкциях, то в последние дни из Брюсселя было слышно, что Трамп является большей угрозой для Европы, чем Путин, поэтому и это возможно (смеется).

- В России завершилась Неделя памяти жертв Холокоста. Как ее провели в Европе? Можете выделить какие-то мероприятия?

— В середине января делегация Совета раввинов Европы посетила территорию бывшего концлагеря Дахау. Члены Совета посетили различные мероприятия в Брюсселе и других странах.

Стоит отметить, что Международный день памяти жертв Холокоста, который отмечается 27 января, является всемирным, а не только еврейским, он был провозглашен Генеральной ассамблеей ООН. При этом в некоторых странах есть и дополнительные даты, которые также являются днями памяти жертв катастрофы. В Израиле этот день отмечается сразу после праздника Пасхи, а немецкие еврейские общины, например, отмечают день памяти жертв Холокоста 9 ноября — это день Хрустальной ночи. Во Франции отмечают 16 июля — именно в этот день в 1942 году в Париже прошли массовые аресты, в ходе которых более 14 тысяч евреев были депортированы в Освенцим.

- В этом году возглавляемому вами Совету раввинов Европы исполняется 60 лет. Как планируется отметить юбилей организации? Расскажите, как была создана организация?

— К 1945 году почти все еврейские общины в Европе были уничтожены, кроме Швейцарии и Англии. В Восточной Европе еврейская община была разве что в Венгрии, а с евреями Советского Союза не было контактов.

Главный раввин Франции Яков Каплан, который участвовал во французском Сопротивлении во время войны, главный раввин Англии Исраэль Броуди и главный раввин Голландии Яков Шустер, который вернулся из концлагеря, решили создать организацию, миссией которой станет воссоздание еврейских общин в Европе. Эта организация стала одной из первых общеевропейских, и это задолго до создания Евросоюза. Первая конференция раввинов состоялась в 1957 году в Амстердаме. В этом году там же соберется юбилейный съезд Совета раввинов Европы, в рамках которого организация отметит 60-летие. Мы планируем ряд торжественных мероприятий с участием гостей из разных стран.

- В конце января широко обсуждался скандал вокруг вице-спикера Госдумы Петра Толстого. Всегда считается, что подобные антисемитские заявления являются признаком низкой культуры того или иного политика. Как бы вы охарактеризовали уровень культуры по этому вопросу у современных политиков? Есть здесь какие-то отличия между Европой и Россией?

— Не могу с вами согласиться на 100 процентов. Германия имела самый высокий в Европе уровень культуры, но нацизм зародился именно там. Если говорить именно про скандал с Петром Толстым, то, я думаю, подобные высказывания можно найти у политиков разных стран.

Но меня смущает другое — реакция на это высказывание. Вместо встречи Петра Толстого с главой Федерации еврейских общин России Александром Бородой, где первый принес личные извинения, было бы намного более эффективно и приятно, если бы главы фракций Госдумы, спикеры и другие политики дистанцировались от упомянутого высказывания, дали понять, что они не согласны с этим мнением. Но с их стороны было полное молчание. Если бы аналогичная ситуация случилась в другой стране, то, скорее всего, мы сразу бы увидели, как другие политики-неевреи дистанцируются от этого высказывания. Очень жаль, что этого не произошло сейчас.

В этом и разница с Европой. Например, в Германии один из лидеров ультраправой партии "Альтернатива для Германии" Бьорн Хоэк несколько недель тому назад высказался за демонтаж памятника жертвам Холокоста из центра Берлина. И сразу представители этой же партии дистанцировались от слов политика.

Хочется, чтобы и у нас реакция на подобное была однозначной, чтобы политики отстранялись от таких высказываний, не обсуждая личные качества политического деятеля, уровень его образования и духовное состояние. Потому что, если Госдума молча принимает сказанное, значит все ее представители согласны с этим человеком.

Кстати, мы говорили о Международном дне памяти жертв Холокоста. Как я понимаю, на этом дне в Госдуме РФ не акцентируют внимания. Хотя, например, президент России Владимир Владимирович Путин или Дмитрий Анатольевич Медведев направляют послания в день памяти. Пусть и Госдума что-то сделает. Это будет самый хороший ответ на подобные высказывания.

- Довольно часто приходится слышать, что европейская молодежь забывает или даже игнорирует уроки тех страшных событий. Это действительно так?


— Прошло 72 года с момента завершения Холокоста. Это значит, что людей, которые видели этот ужас, были его жертвами, становится все меньше и меньше. Постепенно Холокост станет для молодежи частью истории, как Тридцатилетняя война, война с Наполеоном и так далее.

Поэтому сегодня намного сложнее передать молодому поколению необходимость понять, что тогда случилось, почему это случилось и, очень важно, что сделать, чтобы этого не случилось еще раз. Надо активно включать в школьную программу тему Холокоста, тему толерантности, противодействия расизму и так далее. Обязательно нужно устраивать поездки молодых ребят в концлагеря, на места расстрелов мирных граждан. Когда образовательная система будет построена таким образом, тогда, думаю, это послание дойдет до молодежи.

В год 70-летия освобождения Освенцима советской армией был осуществлен совместный проект режиссера Стивена Спилберга и телеканала Discovery. Глава телеканала тогда мне сказал, что это последнее отмечаемое десятилетие освобождение Освенцима, в котором принимают участие бывшие узники. И они привезли в Освенцим тысячи учителей, студентов из Европы и Америки. Проект был показан на многих телеканалах — сотни миллионов людей по всему миру увидели оставшихся в живых узников концлагеря.

Поэтому, само собой, воспитание молодого поколения осуществляется не только в школах, но и через СМИ. Я считаю, что те юбилейные мероприятия в Освенциме и любые памятные мероприятия, посвященные Холокосту, очень важны с точки зрения сохранения памяти и воспитания молодого поколения.

- В этом году также отмечается столетие революции. На ваш взгляд, российский народ и европейцы извлекли уроки из тех событий?

— Нельзя смотреть на события Октябрьской революции отдельно от революционных событий, которые были в Европе на 80-100 лет раньше. Ведь тогда люди искали новую систему управления вместо монархизма. Тогда была такая, можно сказать, языческая идея — коммунизм. Он был языческой религией, как и нацизм.

Из-за того, что тогда в России евреи испытывали давление властей, страдали сильно от государственного антисемитизма, от погромов, они искали выход из своей ситуации разными путями.

Один из них — путь сионизма. То есть нужно уехать и создать свою страну. Второй — нужно уехать в Америку. И третий — борьба против власти под флагом коммунизма. Ведь коммунизм не предполагал национальности, значит, при нем не будет и антисемитизма. Тогда евреи были среди меньшевиков, потом и среди большевиков. Они думали, что спасут себя и мир именно с помощью новой религии, которая называется коммунизм.

Есть история, произошедшая с одним из моих предшественников, главным раввином Москвы Яковом Мазе, который работал здесь во время Октябрьской революции. Во время Гражданской войны он попросил Троцкого (они были знакомы) помочь спасти евреев Украины от погромов. И Троцкий ему сказал: "Я не еврей, а интернационалист". На что Мазе сказал: "Вот в чем наша беда — революцию устраивают Троцкие, а Бронштейны за это расплачиваются".

Нельзя забывать, что большинство евреев, которые боролись за коммунизм и поднялись в партийные ряды, были подавлены и убиты при Сталине, когда антисемитизм снова стал государственной политикой и достиг высшей точки в деле врачей, во время которого лояльная светская еврейская элита была уничтожена.

Источник: РИА НОВОСТИ