В мире

Польский праведник в обломках украинской Масады

Внутри мемориального комплекса Яд ва-Шем

Дорогие друзья,

Мы начинаем новый проект, который представляется нам очень важным.

Еврейский народ в течение многих веков подвергался притеснениям, гонениям. Были пролиты реки крови. Апофеоз гонений пришелся на Холокост, когда были замучены и убиты 6 миллионов евреев.

Большинство населения планеты относились к трагедии безучастно, а тысячи и активно помогали нацистам уничтожать невинных людей.

Но были и другие. Их было намного меньше, но они спасали евреев, помогали им чем могли. Очень часто эта помощь была сопряжена со смертельной угрозой для них самих, для их детей – в Восточной Европе нацисты безжалостно расстреливали всех, кто укрывал евреев. Иногда сжигали целые деревни, если в одном из домов прятали еврея.

Что двигало этими людьми, какая сила заставляла их пойти на поступок, фактически противоречащий биологической природе человека – рисковать, а то и жертвовать собственной жизнью и жизнью своих детей ради чужих детей, детей другого народа?

Окончательный ответ на этот вопрос так и неизвестен. Но ясно одно: каждое из имен спасителей должно бережно храниться еврейской памятью. Благодаря именно таким людям есть надежда, что не весь мир враждебен евреям.

Сбором и увековечиванием информации о героических неевреях-спасителях занимается прежде всего израильский музей Яд-Вашем. Но собранная музеем огромная информация, разбросанные в книгах и на сайтах данные, рассказы о спасителях знакомы очень небольшому числу людей. А мы полагаем, что любой еврейский ресурс обязан говорить о них, открывать их имена и их подвиги.

На нашем сайте отныне будет постоянная рубрика, посвященная Праведникам народов мира. Да будет благословенна их память. Будем их помнить!  


Польский праведник в обломках украинской Масады

 Сейчас страны, некогда обагренные кровью многочисленных жертв, переживают трудные времена в своих взаимоотношениях. Во-многом их упреки зиждятся на прошлом.

Признаюсь, мне не нравятся тенденции возрождения сталинской риторики в России, переименование улиц в Украине в честь Шухевича и Бандеры, новый польский закон, согласно которому предлагается сажать за высказанное мнение.

Но это, в конечном итоге, внутреннее дело каждой страны, как бы к нему не относиться.

Тем более противодействием всем нынешним нестроениям может быть память о благородных людях прошлого, рисковавших и жертвовавших собой ради тех, кто предъявляет ныне друг другу претензии.

Поляк Витольд Фоменко был парикмахером и давал уроки музыки в Луцке – до 1939 года столице польского Луцкого воеводства, а потом административном центре Волынской области Украины. Дом его располагался прямо напротив синагоги; он говорил на идиш, стриг и обучал музыке многих евреев.

Когда в 1941 нацисты вошли в Луцк и устроили еврейское гетто, Фоменко немедленно стал носить туда еду, дрова и лекарства: он все оплачивал из собственного кармана. Давид Приталь, тогда совсем юный житель гетто, впоследствии передал рассказы взрослых: Фоменко приходил в гетто с сумками, полными хлеба и раздавал его женщинам, чьи мужья были депортированы или расстреляны в первых нацистских антиеврейских акциях. Он все время пытался ободрить евреев, рассказывая им анекдоты и шутки про немцев.

Осенью 1942 года немцы приступили к окончательному решению еврейского вопроса в Луцке. Фоменко добыл фальшивые удостоверения личности, с помощью которых стал выводить евреев из гетто. Один из спасенных евреев был арестован и под пытками выдал Фоменко, и тот сам был арестован. На счастье, военный комендант города стригся у него, и он приказал Фоменко освободить.

12 декабря 1942 г., обреченные на смерть евреи подняли восстание.

Это была одна из самых героических и страшных страниц еврейского сопротивления в годы войны. Воспоминания о восстании сохранил для нас один из выживших – Шмуэль Шило, ставший потом известным израильским актером.

Все пребывали в отчаянии, и тогда встал жестянщик Моше и хрипло крикнул: «Тамот нафши им плиштим!" "Умри, душа моя, с филистимлянами!" – так когда-то закричал Шимшон, похоронив себя под обломками вместе с врагами. И вторя другому великому воителю, Бар-Кохбе, добавил: "Погибнем с честью! Каждый, кто попытается спрятаться и не поддержит восстание – будет убит!».

Они устроили последнюю трапезу: вытащили спрятанные на черный день продукты и пустили по кругу бутылку водки. Они были готовы к схватке. И как во времена Бар-Кохбы, в одном из углов сбились в кучу евреи, облаченные в талиты и читавшие молитву.
Каждый вооружился чем мог – несколькими автоматами и винтовками, ножками от стульев, ножами, топорами, бутылками с кислотой. Из каменных блоков соорудили баррикады.

Они отбили две атаки спецподразделений СС и местных полицаев. В преддверии третьей, когда немцы пустили бронетехнику, было решено погибнуть в рукопашном бою. Как когда-то защитники Масады, они попрощались друг с другом, кто-то шептал "Шма Исраэль", а кто-то пел советский гимн. Они ползли вверх по высокой колючей проволоке и пулеметные очереди разрывали их на куски.

50 человек, чтобы не попасть в руки врага, покончили с собой, как в Масаде. Остальных расстреляли нацисты. Погибли почти все, спастись удалось единицам. Тут за дело взялся Витольд Фоменко, которому помогали несколько поляков и чехов из соседних деревень. С его помощью выжившие спрятались в окрестных польских домах, а затем, под покровом ночи, ушли в лес, к партизанам.

После войны Витольд Фоменко женился на одной из спасенных им евреек, и они перебрались в Израиль. Он умер в 1961 году, в возрасте 56 лет.

В 1969 году Витольду Фоменко было присвоено звание Праведника народов мира, под номером 392.

Фотографии его найти не удалось – только фото дерева, посаженного в его честь.

В файлах Яд-Вашем он приписан к праведникам Польши.

Украина числит его в своих праведниках.

Он принадлежит всем.

Юрий Табак, историк, религиовед, переводчик

Комментарии