Раввин Дербента побывал в Биробиджане

Раввин Дербента побывал в Биробиджане

Всё чаще играют в Еврейской автономии еврейские свадьбы, молодёжь учится соблюдать кашрут и традиции. Несколько раз в год в Биробиджан приглашают моэлей – специально обученных людей, которые могут провести обряд брит-мила, то есть обрезание, правильно – и с медицинской точки зрения, и с религиозной. На минувшей неделе в столице Еврейской автономии побывал раввин Дербента и профессиональный моэль Овадья Исаков.

Овадья – точнее Артур, Овадьей он станет гораздо позже – родился в Махачкале в 1973 году. Он говорит, что семья его не была соблюдающей еврейские традиции, но благодаря бабушке по отцовской линии дети всегда знали, что такое Песах и маца.

– Когда я был очень маленький, я спросил у бабушки, есть ли у нас своё государство в стране? Она сказала, что есть, оно называется Биробиджан. И я в детстве мечтал попасть в Биробиджан, – рассказывает раввин. – Моя бабушка была соблюдающей, она ела кошерную пищу. Но надо учесть, что это было в советское время, поэтому традиции соблюдались настолько, насколько это было возможно. О Торе и заповедях я узнал уже после перестройки, когда учился в вузе имени Строганова в Москве.

По первой профессии Овадья Исаков художник. После восьмого класса он пошёл в художественное училище в Махачкале, а потом поступил МХПУ им. С. Г. Строганова в Москве. Университет он окончил с отличием. Овадья пишет картины, связанные с еврейством, религией, с историями из Торы. Его работы неоднократно выставлялись в США, Израиле, России.

– На последнем курсе учёбы в «Строгановке» мне нужно было написать дипломную работу, в которой было бы видно, что я художник, а не просто человек, профессионально владеющий инструментом. Я рисовал Дербент, горы, Дагестан, красоту... Но этого казалось мало. Я еврей, и мне хотелось до конца понять себя, найти себя. И я пошел в синагогу. Учился, стал узнавать о традициях, учить иврит, остался на Шаббат, позже оказался в московской иешиве. Потом судьба мне сделала подарок, и я поехал в иешиву в Израиль, – откровенничает Овадья.

Во время учёбы в Израиле молодой раввин получил дополнительный диплом, который разрешает заниматься шхитой (кошерным забоем скота). В 2004 году Овадья Исаков стал раввином Дербента и посланником Хабада в Дагестане. Следующие девять лет он занимался восстановлением еврейской общины в Дербенте: отстроил заново полуразрушенный общинный центр, в котором появилась самая большая на Северном Кавказе синагога, проводил занятия с молодёжью, обеспечивал общину кошерным мясом.

25 июля 2013 года в Дербенте на Овадью Исакова было совершено покушение. Нападение было тщательно спланировано. Поздно вечером, когда раввин выходил из машины возле своего дома, из темноты появился неизвестный и выстрелил. Овадья Исаков получил сквозное огнестрельное ранение в область грудной клетки и в тяжелом состоянии был госпитализирован в местную больницу. Хирурги Дербента всю ночь боролись за его жизнь, а утром следующего дня специальным авиарейсом рав Овадья был доставлен в Израиль, в больницу Бейлинсон в Петах-Тикве. Расследование уголовного дела было прекращено после того, как 26 сентября того же года в жилом доме на Короткой улице в Дербенте в ходе спецоперации были заблокированы и уничтожены боевики незаконного вооруженного формирования, которые кроме всего прочего были причастны и к покушению на раввина.

После лечения в Израиле Овадья Исаков вернулся к своим обязанностям раввина Дербента, но переехал всей семьей в Москву. Пока жена и дети в столице, сам он наездами в Дагестане.

– У нас пятеро сыновей. Старший учится в Израиле, младшему скоро исполнится пять лет, – рассказывает раввин. – Москва нам нравится, там намного больше возможностей. Можно сказать, что 90% общины, которую я возглавлял в Дербенте, сейчас в Москве. Так совпало. Люди по экономическим причинам переезжают, стараются найти работу в крупных городах, чаще всего в Москве. Экономическое положение в Дербенте не такое стабильное.

Профессию моэля Овадья получил четыре года назад, как раз во время того, как проходил лечение в Израиле после покушения. Раввин называет это Б-жественным провидением, мол, такая идея у него возникла давно, но всё не хватало времени и сил воплотить её в жизнь.

– Я приобрел эту профессию для себя как дополнительную специальность, для того чтобы в случае, когда необходимо, можно было сделать обрезание в нашей общине. Помню, когда я сам жил в Дербенте, у меня родился сын Менахем-Мендл. Я позвонил моэлю в Москву, он сказал, что не может приехать, потому что сильно занят. График никак не совпадал. И вдруг выяснилось, что он таки может, у него как раз была брит-мила в Нальчике, и он сказал, что оттуда приедет. Это было настолько тяжело... – вспоминает рав Овадья. – Я сейчас делаю брит-милу только младенцам, но хочу выучиться и для взрослых в ближайшее время. Для этого нужно поехать в Израиль, планирую на будущее лето.

Если человек числится при какой-то общине на должности моэля, он получает зарплату. Но чаще бывает по-другому. Родители малыша, желающие сделать ему обрезание, оплачивают сами или с помощью благотворительной организации перелёт для моэля и в благодарность дают ему небольшую сумму денег, примерно сто долларов. Поэтому работа моэля – это скорее выполнение важной заповеди, а не источник дохода.

В этот раз Овадья прилетел к новорождённому сыну главного раввина ЕАО Эли Рисса. Первые восемь дней жизни малыша чётко совпали с праздничными днями Песаха и Шаббатом, когда религиозный еврей не может работать. В числе прочего нельзя пользоваться транспортом, не только самолётом, но даже и, например, автобусом.

– Шаббат в Москве закончился в 19:45. Пока Овадья спустился из дома и сел в машину – уже восемь вечера. В девять вечера уже вылет, регистрация на рейс заканчивается за двадцать минут. В обычных обстоятельствах успеть на рейс нереально. То, что моэль к нам успел, – это заслуга главного раввина России Берл Лазара, – считает Эли Рисс. – Он сказал, что обрезание делать надо обязательно на восьмой день. Он организовал «зелёный коридор» в аэропорту, и моэля напрямую пропустили в самолёт.

Овадья прибыл в Биробиджан, мастерски провёл обрезание, вместе с другими раввинами нарёк новорожденного еврейским именем и отправился дальше. Жить, писать картины, воспитывать сыновей, ездить в Дербент.

Следующее обрезание для новорожденного еврейского мальчика в Биробиджане ожидается в начале лета.

Источник: Город на Бире

Похожие статьи