62.87
70.79
17.83
Израиль

Чернокожий офицер-подводник русского происхождения зачислен в ВМФ Израиля

Как сообщает Vesty.co.il, на выпускной церемонии курса офицеров ВМФ в порту Хайфы кадет С. отличался от всех. Высокий (1,93 м) парень шоколадного цвета говорит на иврите с явным русским акцентом. Про него сообщают журналистам: это первый в истории Израиля офицер-подводник африканского происхождения. И он почти единственный из всего курса, кто закончил его с отличием.

Минутку, а откуда русский акцент?

С. родился в России, ему было всего два месяца, когда иммиграционные власти Санкт-Петербурга задержали и депортировали его отца – выходца из племени тутси африканского государства Бурунди.

С тех пор отношения мамы С., Елены, с любимым прервались, и она до сих пор не знает, что с ним случилось после отъезда. После трех с половиной лет нервного ожидания известий от Матиаса Елена, дочь еврея, решила репатриироваться в Израиль.

Поселились в Ашкелоне, Елена работала в стоматологической клинике и воспитывала сына. Одна. С. был отличником и талантливым спортсменом. В конце 11-го класса во время тренировки он получил тяжелую травму, начался долгий процесс реабилитации. Парень не сдался, повысил свой медицинский профиль, был призван на флот и поступил на офицерские курсы, которые готовят будущих командиров ВМФ.  

Выпускная церемония курса в этом году была особенно впечатляющей: отмечали 70 лет израильского ВМФ. 36 курсантов получили звание лейтенанта и офицерские знаки различия. В общем строю кадетов С. выделялся впечатляющим ростом, красотой и белозубой улыбкой.

- Хотелось бы, чтобы твой отец был здесь с тобой?

"Я его не знал, поэтому я по нему и не скучаю ".

- Ты пробовал его искать?

"Да, пытался, но мне это не удалось, и я прекратил поиски".

- Ты интересовался историей тутси?

"Да, искал материал в интернете. В 18 лет бабушка прислала мне ссылку на фильм "Отель Руанда" о резне, произошедшей 24 года назад - за два года до моего рождения. В 1994 году в Руанде члены племени хуту за сто дней убили около полумиллиона тутси. Это очень страшно".

Любовь, ребенок и разбитое сердце

Мать С., Елена – блондинка с голубыми глазами. Ей 47 лет, родилась в Иркутске. Отец работал инженером, мать - учительницей. Она рассказывает, что С. стал плодом страстной любви.

Лена полюбила Матиаса в студенческие годы, во время учебы в Петербурге. "В России много студентов из Африки, которые получают стипендию от своего государства. Матиас жил в России уже шесть лет, получил диплом инженера-строителя. Мы сразу влюбились друг в друга. Он был на три года старше, высокий парень атлетического сложения, притягательная улыбка и большие черные глаза – красавец!"

- На каком языке вы общались?

"Он говорил на русском и французском. Из-за войны на родине не хотел возвращаться в Африку, думал эмигрировать в Канаду. Я не торопилась рассказать о нем своим родителям, знала, что им не понравится эта связь. А потом я забеременела. Матиас очень хотел ребенка и стал замечательным отцом".

Но однажды все рухнуло.

"Договор на квартиру закончился, и Матиас, который уже собирал документы на переезд в Канаду, предпочел его не продлевать. Я сказала ему, что пока поеду с ребенком к родителям".

Матиаса депортировали, когда Елена была в Иркутске. Больше она его не видела.

Единственный сын и единственный внук

После репатриации Елена поселилась в Ашкелоне. "Мне сказали, что матери-одиночке лучше жить здесь, потому что все дешево". Она говорит, что сначала сабры не знали, как относиться к чернокожему мальчику, который говорил по-русски. Мальчику самому тоже было нелегко. Но у него всегда было много интересных занятий: он занимался морскими видами спорта, боевыми искусствами, баскетболом, авиамоделированием.

- Страдал ли ты от расизма со стороны детей?

"Когда мы были детьми, большинство моих друзей были русскими. Им тоже было нелегко, и они приняли меня лучше, чем израильтяне". С. решил сосредоточиться на учебе и специализироваться на экстремальном спорте, которым занимался с 11-летнего возраста: катании на скейтборде. Он много тренировался, участвовал в соревнованиях, даже выиграл чемпионат Израиля, но внезапно произошло несчастье.

С .: "Это случилось 15 мая 2013 года. Я не удержал равновесие на тренировке и упал. Получил переломы позвоночника, таза и два открытых перелома голени, потерял много крови. Меня повезли в больницу "Шаарей-Цедек". Я позвонил маме из машины скорой помощи, и потерял сознание. Очнулся после четырехчасовой операции, мне вставили в голень 42-сантиметровый металлический стержень.

Две недели валялся в больнице, не мог ни сидеть, ни лежать. Потом два с половиной месяца находился дома, получал физиотерапию. В сентябре 2015 года вернулся в школу - хромой, с металлическим прутом на ноге. Все же сдал экзамены на аттестат зрелости, но призыв в армию пришлось отложить, потому что мне установили профиль 64".

Реабилитация, призыв и подводные лодки

Несмотря на металл в ноге, он начал тренироваться. "У меня небольшой тренажерный зал дома, еще занимался на улице. В январе 2015 года мне сделали операцию, после нее я встал на костыли, и через две недели уже бегал на них по больнице. Я снова стал усиленно тренироваться и поднял свой профиль до 97. Вы понимаете? Только годом ранее мне говорили, что я не смогу ходить!"

- Ты единственный ребенок, как мать согласилась, чтобы ты призвался в боевые части?

"Я уговаривал, пока она не подписала, и даже угрожал, что в России не нужны разрешения от родителей".

- А почему флот?

С. вытаскивает из кармана рисунок: подводная лодка, которую он нарисовал в возрасте пяти лет. "Я всю жизнь жил в Ашкелоне, у моря, занимался водными видами спорта, ходил под парусом, для меня это естественно, как жить".

- Как ты попал на курсы офицеров ВМФ?

"Я был в части, где служили особые призывники: те, кто прошел гиюр, новые репатрианты и друзы, которые изучают иврит. И там была женщина-инструктор, у которой муж окончил курсы ВМФ, она меня и сориентировала".

- Как проходило  обучение?

"Первым этапом было морское дело и командование. Это интенсивная подготовка в Эйлате, восемь курсантов на резиновой лодке. Учимся управлять лодкой, а затем командовать группой. Есть ночные заплывы и походы в горы.

Второй этап - базовый, на нем каждый учится своей профессии: механика, электроника или навигация. Я изучал механику ракетоносцев и подводных лодок. 

Мы плавали на подводных лодках и на кораблях. С основного этапа пошел отбор на подводные лодки - психотесты и собеседования. После этого мы начали продвинутую стадию, это четыре месяца профподготовки на подводной лодке, изучение всех ее систем.

 

После двух месяцев обучения я закончил и этот этап с отличием. Затем мы перешли на академический этап и получили первую академическую степень в области политологии. Здесь учишься понимать текущие события, понимаешь, как работает государство. После этого начался этап целевого обучения".

"Это самый продолжительный учебный курс в ЦАХАЛе, он длится пять с половиной лет, - говорит майор И., командир курса подводников. - В год на эту должность готовятся только три офицера, и С. выбран в качестве особо одаренного кандидата.

Я слежу за этим парнем с первого дня учебы. Он сразу проявил себя очень способным курсантом. К тому же С. очень общителен, его любят все вокруг. У него отличное чувство юмора и сильная харизма.

По-моему, он дорастет до "чифа" ("деда", стармеха на советском морском сленге, "чиф" на этом сленге – старший помощник капитана – прим. ред) подводной лодки.

Технический офицер на подводной лодке - это тот человек, который в случае ЧП знает, как действовать. Он высший авторитет в технической области на корабле, здесь необходимо серьезное сочетание высоких личных качеств, характера и воли".

Источник: vesty.co.il

Комментарии