66.43
75.39
17.65
Интересное

«Израиль — это большой миф!» Поэт из Сибири закручивает крышки на заводе

Чем дольше живёшь, тем труднее менять привычный уклад и отрываться от корней. У Антона Нечаева случай немного другой. Прожив до 46 лет в Красноярске, поэт и культуртрегер переехал с женой на историческую родину - в Израиль. Корреспондент «АиФ-Красноярск» поговорил с Антоном о медицине, ценах на жильё, поворотах судьбы и многом другом.

Израильский Норильск

Евгений Эдин, «АиФ-Красноярск»: Антон, долго ли вызревало желание переехать?

Антон Нечаев: Наверное, у любого человека, имеющего отношение к еврейству, есть желание репатриироваться. Я осознал, что рано или поздно всё-таки перееду. Ключевым стимулом оказался переезд дочери - она служит в израильской армии по контракту. Но я понимал, что, в общем, не к дочери еду. У неё там своя интересная насыщенная жизнь, и общаемся мы здесь по сути реже, чем когда я был в Красноярске и мы разговаривали по Скайпу. А уехал в основном потому, что понял: моя жизнь в России исчерпана - всё, что я должен был там сделать, я сделал, захотелось чего-то другого.

- В каком городе живёшь?

- В Нагарии. Это север Израиля, девять километров до границы с Ливаном, этакий израильский Норильск. Население тысяч шестьдесят, много русских, марокканцев; у Нагарии есть амбиции стать мировым курортом, но море слишком замусорено, сточные воды города уходят в море рядом с городским пляжем. Отели в катастрофическом состоянии и очень дорогие. Туристов мало, работы тоже, поэтому я работаю в соседнем городке на заводе, выпускающем косметику. 

- Что входит в твои обязанности?

- Операции на конвейере: закручивание крышек, заполнение ленты, наполнение банок и прочее. Есть машина, за которой я работаю, небольшая - для маленьких партий. Продукция очень дорогая, на основе арганового масла. В основном шампуни, кондиционеры и маски для волос, косметика элитная, распространяется по салонам красоты.

- Трудно ли было после музейной работы переключиться на труд практически пролетария? Хочется ли снова перейти на умственную?

- Ну, музейщик я тоже не по призванию, а скорее случайно. И то, и другое - это просто некоторое более или менее приятное зарабатывание средств. Я чувствовал себя неплохо и в музее, и в Фонде Астафьева, и в журнале «День и ночь», и в Красноярском университете, и ещё много где. Чувствую себя недурно и на заводе. Действительно, я не был никогда пролетарием, и все эти машины, станки, люди, здесь работающие, - это совершенно незнакомый мир для меня, он непростой и любопытный. К тому же именно здесь и есть, как мне кажется, настоящий Израиль, со всеми его сложностями, запутанными отношениями, который мне бы хотелось понять. Рабочий день, конечно, чересчур долог, 12 часов 6 дней в неделю, но это в Израиле почти неизбежно. 

По соседству с Хезболлой

- Как нашёл эту работу? Хватает на жизнь?

- Мне почти сразу предложили этот завод, сказали: закончишь ульпан (школа иврита) - и подходи. Я не думаю, что кто-то тут прямо перебивается: если работаешь, то на всё хватает, включая поездки в Европу. В смысле денег я сейчас намного свободнее. Есть возможность даже помогать немного тем, кто остался в России. Но свобода эта, напомню, даётся тяжёлой работой. Кто-то из русских, конечно, разбогател, впрочем, не так уж сильно, но в массе своей русские - работяги.

- А кто больше востребован там?

- Востребованы классные специалисты в IT-сфере. Кстати, в Нагарии, как и на всём севере, работающие не платят подоходный налог, что порой даёт существенную годовую прибавку к бюджету. Но общий уровень зарплат невысок, в центре зарплаты выше. 

- Почему не переберётесь в центр?

- Потому же, почему не все россияне едут в Москву и Петербург. По ряду причин, среди которых очень дорогая аренда жилья. Меньше 80 тыс. рублей за две комнаты вряд ли найдёшь. В Нагарии аренда тоже высокая: связано это с наплывом репатриантов, которые создают спрос. Сейчас за трёхкомнатную в 90 метров я плачу в месяц около 45 тыс. рублей, это только аренда. Вместе же с городским налогом (есть такой в Израиле) и коммуналкой получится все 60 тыс. Вообще, цены на жильё в Израиле космические. 500 тыс. долларов за квартиру в Нагарии, где нет работы, море, скорее, просто картинка, чем что-то реальное, - это даже недорого. Рынок как будто и не помнит, что в десяти километрах к северу - базы движения Хезболла и другие.

Успешный пиар-проект

- Израиль - государство, находящееся в состоянии перманентной войны. Это ощущается?

- То, что в Израиле война, - стереотип, выдуманный СМИ. Даже сложно сказать, когда здесь была последняя война. Да, Израиль обстреливается, совершаются теракты, нападения на граждан, но полноценные военные действия не ведутся давным-давно. Это уже очень спокойная, мирная и дружелюбная страна.

- Какие ещё мифы об Израиле можешь развеять?

- Израиль входит в двадцатку самых развитых стран мира, уровень жизни считается очень высоким. А люди в большинстве своём работают по 10-12 часов, света белого не видя. Производство, как правило, допотопного уровня: станки устаревшие, организация труда катастрофическая. Отношения работодатель - работник тяжёлые, часты обманы, хамство. То же и с медициной. Обычным людям, гражданам страны по обычной страховке, не делается почти ничего. На любое заболевание - антибиотик, на любые боли - отмашка: само пройдёт. Есть и взяточничество: не подмажешь - не поедешь, и т. д. И всё же мне Израиль нравится по той же причине, что и любое место, где я задерживаюсь, - люди. Мы уже повидали всякое: и высокомерие израильтян, и их необязательность, но добросердечных, отзывчивых, душевных людей тут множество. 

По удобствам хуже Сибири

- Что израильтяне знают о Сибири?

- Как правило, ничего. Впрочем, как и в европейской части России - к Сибири относят и Пермь, и Екатеринбург, и даже Казань. В Израиле в русской и ивритской среде то же самое. Хотя я встречал и тех, кто знает, что такое Сибирь и мечтает туда съездить.

- Что их привлекает?

- Кажущаяся необжитость, красоты нашей природы. Израильтяне много путешествуют. Любят Индию, Непал, Латинскую Америку. Ездят, конечно, и в Европу, где уровень сервиса намного выше, чем в том же Израиле. Израиль вообще по удобствам не сравнить не только с Европой, но и с той же Сибирью.

Например, в Израиле ты привязан к своему отделению банка. При переезде в другой город должен идти и переоформляться в другое отделение, чтобы не ездить в другой город в банк. Здесь обязательно посещение детского сада с 3 лет. Нередко закрывают железнодорожные станции по тем или иным причинам, чего в Сибири не представишь. 

- А есть что-то общее между Сибирью и Израилем?

- Израиль, как и Сибирь, по сути составлен из совершенно разных людских сообществ. Из людей, приехавших сюда большей частью вынужденно и часто мечтающих уехать отсюда. Кто-то действительно полюбил страну, кто-то её возненавидел, покинул, переехал в Канаду или вернулся в страну исхода, но мало кто остался к ней равнодушным.

- Назад не тянет? Чем бы занялся первым делом, если бы оказался в Красноярске?

- Нет, не тянет. Правда, вспоминаю маму, думаю, как там она одна. Окажись я в нашей квартирке в Академгородке, я бы, наверное, спал беспробудно неделю, если бы соседи позволили.

- Хватает времени на творчество?

- На творчество времени нет совсем, как нет его и на чтение. Но мне пока и не хочется создавать ничего текстуального. Хочется впечатлений, событий. Потом, может, если Господь захочет, что-нибудь и создастся.

Досье

Антон Нечаев. Российский поэт и прозаик. Родился в 1970 в Красноярске. Окончил Красноярский педагогический институт, Литературный институт им. Горького. Работал сторожем, редактором в журнале «День и ночь». Лауреат премии Фонда Астафьева 1997 г. в номинации «Поэзия», премии Международного журнала «Дети Ра». В 2006-2013 гг. был главным экспертом Фонда имени В. П. Астафьева, с 2013-го - главный редактор литературного журнала «Процесс». Автор 5 книг стихов и прозы, а также ряда публикаций в периодике. Женат на поэтессе Анжеле Пынзару, имеет двух дочерей.

Источник: АиФ-Красноярск

Комментарии