Спорт

«В коллективе даже больше уважали за то, что я еврей». Как парень из Жлобина стал игроком сборной Израиля

Про существование первой лиги чемпионата Беларуси по мини-футболу знает даже далеко не каждый прошаренный болельщик. Однако этот полулюбительский турнир не просто существует, но и поставляет игроков в зарубежные сборные. Вот вам свежий пример. На следующей неделе наша националка проведет два товарищеских матча – в Лиде и в Борисове – с командой Израиля. В заявке «бело-синих» на спарринги с белорусами нашелся всего лишь один легионер – 30-летний Дмитрий Шулькин, выступающий в Д2 чемпионата РБ за «Гомель Молоко». Оказалось, что Дмитрий хоть родился и проживает в Жлобине, но солидную часть времени провел в Израиле. Тарас Щирый поговорил с Шулькиным и узнал историю о том, как парень из Гомельской области стал игроком сборной Израиля.

– Как известно, до войны на территории Беларуси проживало очень много евреев. Если не ошибаюсь, в свое время они составляли порядка 50 процентов от всего населения Минска. Мой родной Жлобин исключением не был. Евреи жили в Жлобине даже после Второй мировой войны. Ну а потом они начали массово эмигрировать в США, Германию и Канаду. В начале 90-х распался Советский Союз, и евреи поехали в Израиль. Мне было семь, когда наша семья – всего порядка десяти человек – приняла решение эмигрировать. Жилье продали в Жлобине за какие-то копейки, собрали вещи и улетели. Помню, что самолеты из Минска в Тель-Авив тогда были заполнены до отказа – все уезжали. Мы летели, а наши вещи по железной дороге контейнером, кажется, доставили до Одессы, а оттуда морем до Израиля.

У отца в городе Ришон-ле-Цион жила двоюродная сестра, и мы сначала поехали к ней. Правда, задержались там всего лишь на месяц. Почему? В Ришон-ле-Ционе климат тяжелый. Несмотря на то, что город находится недалеко от Средиземного моря, там нет бриза и очень жарко. И нам как-то сказали: «Поезжайте в Ариэль. Он в горах – климат мягче». И там действительно оказалось свежо. Кроме того, у города очень хорошее географическое положение. Ариэль находится в Самарии, в центральной части Израиля. До Тель-Авива 35 километров, а до моря – всего 40.

* * *

– В Израиле много эмигрантов из бывшего СССР, но у меня никогда не было ощущения, будто я не уезжал из дома. Хотя мои лучшие друзья Артур и Феликс из Витебска и молдавского Кишинева соответственно. Естественно, там все было иначе, нежели в Беларуси. Язык, климат (иногда температура достигает 45 градусов), еда, человеческая доброта… Иврит я выучил очень быстро, и разговариваю на нем без какого-либо акцента. В то же время мама лишь сейчас нормально освоила язык, хотя уже давно живет в Израиле.

byedd20a45f03.jpg
Вместе с лучшими друзьями

Люди в Израиле очень отзывчивые. Они всегда готовы помочь, если нужно. Знаете, раньше рассказывали про маленькие дворы Одессы, где каждый каждого готов поддержать. В Израиле так везде и во всем. И помогают друг другу – деньгами, советом – всегда с улыбкой на лице. Жаль, в Беларуси не так.

* * *

– Каждый год 9 мая отец в одном из лесов в Израиле организовывал сходки жлобинцев, на которые съезжалось примерно по 70 человек. Общались в основном о том, как у кого дела, а про войну я не помню, чтобы говорили. Хотя мой дедушка Израиль Лазаревич Шулькин – участник Великой Отечественной войны. Он служил в ВДВ, и на его счету 86 боевых прыжков. Войну закончил в Хорватии. У него было очень много медалей, и когда дед надевал их на День Победы, то был похож на какого-то короля :). В Израиле его очень уважали, и к пенсии от государства он получал доплаты. Умер в 2011 году, похоронен в Ариэле.

byedd61a512e6.jpg
Израиль Лазаревич Шулькин

Во время войны Шулькиным удалось уйти в тыл, а вот многих Рутманов – родня моей мамы – нацисты расстреляли. Немцы вели большую колонну евреев из Стрешиц к Жлобину, а моего прадеда, который отказался уходить [из местечка] и схватился за дерево, убили прямо на месте. Остальные пришли к Жлобину, сами вырыли себе могилу и были расстреляны (апрель 1942 года – Tribuna.com) – всего более двух тысяч человек. Так получилось, что я сейчас живу недалеко от этой братской могилы.

* * *

– Что касается израильской кухни, то блюда там по причине того, что в стране перемешалось множество народов, своеобразные, но вкусные. На мой взгляд – лучшие из того, что я пробовал. Мне нравится тхина (кунжутная паста – Tribuna.com). Обожаю хумус (закуска из нутового пюре, в состав которого входит кунжутная паста, оливковое масло, чеснок, паприка, лимон – Tribuna.com). Если кто-то едет, прошу, чтобы купили мне баночку, а так сам чемоданами привожу.

* * *

– Любовь к футболу передалась от отца. Он когда-то считался в Жлобине подающим надежды игроком. Какое-то время учился в училище олимпийского резерва в Гомеле, выигрывал региональные соревнования, но на более высоком уровне не заиграл. В Ариэле папа вместе с мамой продолжили видеопрокатный бизнес, начатый в Жлобине. Сначала они арендовали жилье, а потом купили квартиру. В какой-то момент отец отдал меня в местную футбольную секцию. К слову, он еще сам поиграл в Израиле за команду из города Рош-ха-Аин, выступавшую в одной из низших лиг. В футболе у меня получалось, но в 2002-м из-за вопросов, связанных с работой, родители решили вернуться в Беларусь.

bye7219a69b93.jpg
Жлобинский «Мебельщик» образца 1987 года. Аркадий Шулькин в нижнем ряду пятый слева

Я продолжил играть в Жлобине и параллельно пошел в секцию по мини-футболу, которую в городе открыл отец совместно с местным футбольным клубом. В итоге я начал играть в мини за «Жлобин» в первой лиге чемпионата Беларусь и параллельно выступал на первенстве «Хрустальный мяч» за светлогорский «Химик». Звали меня вместе с Серегой Матвейчиком в дубль «Гомеля». Он согласился, а я остался – посчитал, что только вернулся из Израиля, и нет смысла куда-то переезжать. Ну а дальше я проявлял себя исключительно в мини-футболе. Однажды ко мне обратился агент и предложил попробовать себя в московской «Дине» – одной из сильнейших команд России. Я поехал, но закрепиться там не удалось, и в итоге перешел в минский МАПИД Владимира Игнатика.

* * *

–- В 2007-м мы поехали в Польшу на матчи группового турнира Кубка УЕФА. Выступили мы там не очень удачно: победили местную команду и проиграли «Хапоэлю» из Ришон-ле-Циона. Из группы не вышли. В Польше я познакомился с ребятами из «Хапоэля», и они предложили перейти к ним. Я провел еще один сезон за МАПИД, а потом все-таки переехал вместе с женой в Израиль. Вернулась туда и мама – в 2007 году не стало отца.

В итоге в «Хапоэле» я провел три года. За это время три раза с командой завоевывал «серебро» чемпионата Израиля, дважды играл в финале Кубка страны. Практически сразу меня пригласили выступать за сборную, а в 2009-м вместе с национальной командой мы заняли первое место в Маккабиаде (спортивные соревнования среди евреев мира, израильский аналог Олимпиады, но только для своих – Tribuna.com), переиграв в финале сборную Бразилии. Все бразильцы были темные, как Роналдиньо, но в документах было прописано, что у них, условно говоря, бабушка или дедушка евреи :).

byecd74f50f79.jpg
Вместе с супругой Натальей и дочкой Варварой

Чемпионат в Израиле – в нем выступают 10 команд – полупрофессиональный. Он слабее белорусского. Есть, конечно, игроки высокого уровня, но из-за того, что параллельно с футболом приходится работать, им не удается полностью раскрыться. Сборная никогда не пробивалась на крупные турниры. На данный момент в мировом рейтинге команда занимает 75-е место, в европейском – 36-е. Наверное, главный успех израильского мини-футбола – выход студенческой сборной в четвертьфинал Универсиады в 2009-м в городе Нови-Сад. Хотя мини-футбол очень популярен. Люди буквально живут уличным футболом, и все площадки всегда заняты.

* * *

– Одним мини-футболом в Израиле на жизнь не заработаешь. Страна очень дорогая, и жить в ней непросто. Цены высокие, жилье – для миллионеров. К примеру, обычная трехкомнатная квартира (однушек там просто нет) будет стоить порядка 400 тысяч долларов, в Тель-Авиве – миллион. Мой брат взял квартиру в ипотеку, и теперь каждый месяц на протяжении 40 лет должен выплачивать по полторы тысячи долларов. Обычная зарплата составляет примерно две тысячи долларов, в клубе платили тысячу. Чтобы жить нормально, приходилось, как и остальным, работать. Я, к примеру, занимался тем, что выставлял пакеты трафика в одной интернет-компании, тренировал детей и студентов.

У меня был сумасшедший график. Уходил на работу в 10 часов утра, а возвращался около полуночи. Так продолжалось несколько лет. Все это время я общался с ребятами из Беларуси, и в 2011-м мне поступило предложение из гомельского клуба БЧ, который тренировали Эдуард Деменковец и Олег Черепнев. Переговорив с женой, решил, что нужно ехать. Все-таки жить в Израиле без хорошей работы и зарплаты очень тяжело.

bye079bb8ccde.jpg

В БЧ отыграл семь лет, но в прошлом году пришел новый тренер Алексей Попов. Я ему чем-то не понравился и большую часть сезона провел на скамейке или на трибуне. Ну а недавно мне поступило предложение от команды «Гомель Молоко», которую создали лишь в этом году. Проект интересный. Команда ставит перед собой задачу выйти в высшую лигу. У меня полноценный контракт, хотя многие ребята параллельно работают. Живу с семьей в Жлобине, тренируемся в Рогачеве. Поэтому, можно сказать, что я у себя дома.

Ну а недавно после долгого перерыва вернулся в сборную Израиля. Согласно израильскому законодательству, каждый мужчина должен отдать долг Родине, отслужив в армии. Но я уехал из страны в 15, потом вернулся, у меня родилась дочка, и я, если честно, идти служить не особо хотел. Из-за этого в сборной меня долго не было. Но сейчас вопрос с армией кое-как удалось решить, и в конце октября меня вызвали на товарищеские матчи с Хорватией, а сейчас – на спарринги со сборной Беларуси.

* * *

– Наверное, мне повезло, потому что за всю свою жизнь так ни разу и не услышал ни одного оскорбления по национальному признаку в свой адрес. Ни от кого. В коллективе, как мне кажется, за то, что я еврей, меня даже больше уважали. Никто евреем не называл. Исключительно Шуля или «кэп». А что касается жида, то мы это слово использовали лишь в общении с друзьями, когда пытались в шутку подколоть друг друга: «Так ты жид или нет?» Все. Больше нигде его никогда не слышал.

* * *

– Понимаю, почему некоторые иностранцы боятся надолго оставаться в Израиле. Они там не выросли, и всю информацию получают из новостей. Но в стране, поверьте, не так опасно, как показывают по телевизору. В Израиле практически всегда тихо и спокойно. Недалеко от Ариэля находится Палестина, но никаких боевых действий в районе города не было и нет. Так, слышал что-то за горами, за лесами, однако более серьезного ничего не случалось. Я больше скажу: мы общаемся с палестинцами. Недалеко от нас находится палестинский город Сальфит, куда мы часто ездили за сладостями в магазин. Хороших и плохих людей хватает везде. И ничего плохого от палестинцев я не слышал. Единственный негатив исходит от малолеток. Они иногда могут выбежать на дорогу и бросить камнем в машину. Но не более того.

byed7e9c20ffd.jpg

* * *

– Не могу назвать себя религиозным евреем, кашрут (система ритуальных правил в иудаизме, применимых к еде – Tribuna.com) не соблюдаю, но синагогу в Гомеле посещал и молитву читал. Более того, я праздную и еврейские праздники, и христианские. Во-первых, моя жена православная, а во-вторых, христианство плохому не учит. Да и для меня главное не вероисповеданием. Главное, чтобы человек был хорошим. Так что мы празднуем две Пасхи, два Новых года. Один в сентябре, второй – зимой.

* * *

bye547c551842.jpg
С родственниками в Израиле

– Уверен, что 90 процентов тех, кто эмигрировал в Израиль в 90-х, разочарованными не остались. Многие из них продолжили свое путешествие и сейчас живут в Канаде, США и даже в Австралии. Израиль для многих стал точкой взлета, которая открыла перед людьми весь мир. Пока я не закрепился в Израиле, живу в Беларуси, но если будет перспектива, варианты там трудоустроиться, то почему бы и нет. У меня, у моих дочерей Алисы и Варвары есть израильское гражданство. Осталось его сделать супруге.

Тарас Щирый

ФОТО: из архива Дмитрия Шулькина

Источник: Tribuna.com

Комментарии