• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 77.73
    85.74
    21.75
    Израиль

    Марк Твен бы сильно удивился. Путешествие по Израилю и пустыне Негев

    Древо жизни, сделанное из ракет, выпущенных по Сдероту. ФОТО АВТОРА

    Пляжи в Израиле мы только проезжали. И хотя погода была что надо (плюс 23 - в конце ноября-то!), наша поездка не преследовала курортные цели. Ее организовал Еврейский национальный фонд (Керен Каемет ле-Исраэль, ЕНФ-ККЛ), одна из ведущих в мире экологических организаций, создавшая с нуля важнейшую инфраструктуру этого государства - аграрный сектор, лесное и водное хозяйство... А пригласили нас, группу журналистов из разных стран, посмотреть, как, несмотря на все климатические сложности и далеко не самое добрососедское окружение на границах, преображается эта некогда высохшая и словно проклятая (такой ее увидел Марк Твен в ХIХ веке) пустынная земля. Как создается комфортная среда для жизни людей. И главным манком путешествия стало посещение южных районов страны, расположенных в Негеве рядом с неспокойным сектором Газа.

    30 секунд на спасение

    Наша поездка, впрочем, могла и не состояться. Буквально за несколько дней до нее «ХАМАС» подверг массированной ракетной атаке юг Израиля. Но армейское руководство этой страны все же дало нам «добро», поскольку как раз в те дни было достигнуто короткое перемирие.

    Какой, правда, ценой! За временное затишье и под аккомпанемент новых угроз - пальнуть если что и по Тель-Авиву, премьер Биньямин Нетаньяху разрешил переместить через границу в Газу первый катарский «гуманитарный» транш - 15 миллионов долларов. В чемоданах! Наличными! Нетрудно представить, какую реакцию это вызвало в Израиле. В стране тут же разразился политический кризис. Ушедший в знак протеста против решения премьера в отставку министр обороны и одновременно лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман назвал «чемоданную историю» капитуляцией перед боевиками и покинул вместе со своей партией правящую парламентскую коалицию. Теперь вся страна готовится к выборам в кнессет.

    Мы встречались с экс-министром обороны в израильском парламенте. Было видно, как тяжело переживает свою отставку Либерман. Но принципы для него не пустой звук. «Ну как я мог бы потом смотреть в глаза жителям юга, пострадавшим от ракетных обстрелов?!» - объяснял он свое решение.

    На этот юг мы как раз и направлялись.

    Часа полтора езды от Тель-Авива (такие здесь расстояния) - и мы в Сдероте, самом северном городе Негева. Граница с Газой тут совсем рядом: максимальное расстояние - около четырех километров, минимальное - чуть больше километра. Проживают в этом маленьком городке 27 тысяч человек, причем половина из них говорят по-русски: в 1990-е годы Сдерот пополнялся в основном за счет эмигрантов из СССР и стран СНГ.

    Подъезжаем к небольшому трехэтажному зданию йешивы, школы с религиозным уклоном. Здесь нас уже встречают мэр города Алон Давиди и его заместитель Марк Ифраимов. Вместе с ними поднимаемся на расположенную на самом верху школы смотровую площадку. Сектор Газа отсюда - в пугающей близости, он отделен от израильской территории высокой бетонной стеной, протянутой на многие километры. Первая реакция у меня - как же здесь гарантировать безопасность детям? Именно в этот момент они как раз шумно высыпали на перемену и заполонили крышу йешивы.

    - У нас вся школа как бомбоубежище, - будто прочитав мои мысли, говорит глава города. - Бронированные стены, крыши, окна...

    Ракетные обстрелы, как это не дико звучит, стали нормой жизни обитателей Сдерота - в таких условиях они живут уже более 15 лет. За это время по городу выпущено не менее 20 тысяч самодельных «кассамов» (свыше 80 процентов ракет сбивает сегодня израильская система ПРО «Железный купол»). Бомбоубежища тут в каждом доме. Проезжая по Сдероту, мы видели их даже на автобусных остановках - небольшие бетонные домики с узким желтым козырьком, защищающим от остатков сбитых ракет. Завыла сирена воздушной тревоги - и у тебя лишь тридцать секунд, чтобы укрыться.

    - Много людей уехали из Сдерота за последние годы? - спрашиваю вице-мэра Марка Ифраимова, молодого социолога, эмигрировавшего с Кавказа.

    - В первые годы бомбежек уезжали, а сейчас - наоборот, к нам едут, - удивляет ответом Марк. - За несколько лет население увеличилось более чем на 10 процентов. Строим новые детсады, школы, больницы, парки... Знаете, как у нас говорят: «Лучший ответ боевикам - оставаться здесь жить. И жить хорошо!»

    На крыше этой школы стоят Древо жизни и Ханукальная менора - скульптурные композиции, сделанные из выпущенных по городу ракет. Пронзительная символика!

    Кибуц у границы с Газой

    - По нам стреляют, а мы работаем, - сказал мне седовласый Янкеле Коен, старейший житель кибуца Нахаль-Оз, куда мы приехали на следующий день. Он живет в этом приграничном с Газой поселке, расположенном в десяти километрах от Сдерота, в северо-западной части пустыни Негев, уже 65 лет. Приехал сюда в начале 1950-х мальчишкой-солдатом охранять эти места, да так и остался здесь навсегда. 84 года. Живая история кибуца.

    - Когда-то мы жили с соседями из Газы спокойно, - вспоминает Янкеле, показывая рукой в сторону границы. - Я даже ездил туда зубы лечить. А сейчас тишина обманчива. Боевики и под землей к нам пробирались - рыли тоннели...

    Мы стоим около заграждения из колючей проволоки, откуда хорошо видны палестинские поселения - всего-то пара километров.

    - Я думал, что многие семьи уедут от нас после того, как в 2014-м здесь погиб от минометного снаряда четырехлетний мальчик, - продолжает Янкеле. - Сильнейший шок был для всех. Но именно тогда в кибуц влились еще 30 семей. Это здорово нас поддержало...

    Нахаль-Оз стал в последние годы образцово-показательным кибуцем. Здесь выращивают овощи, имеется большая молочная ферма. Между прочим, половина сельскохозяйственной продукции Израиля поступает именно из кибуцев. А показательным Нахаль-Оз стал еще и потому, что в этом поселке фонд открыл Центр для посетителей, где представлены аграрные чудеса пустыни.

    - Нам сегодня надо прирастать Негевом, - считает Игаль Ясинов, директор евроазиатского департамента ЕНФ-ККЛ (одно из подразделений фонда, отвечающее в том числе и за сотрудничество с Россией). - Ведь эта пустыня занимает 60 процентов территории Израиля. Вот почему мы создаем здесь научно-исследовательские сельскохозяйственные станции, где отрабатываются новые агротехнологии (они потом бесплатно передаются фермерам. - Прим. авт.). Прокладываем дороги. Строим парки. Пускаем на поля для полива очищенные сточные воды...

    Про воду стоит сказать отдельно. Тут у Израиля сплошные мировые рекорды и ноу-хау. В стране, где и сегодня молятся о дожде, давно поняли: сточные воды - не бросовые, их можно очистить и с пользой пустить в дело. И вот вам рекорд: половина воды для полива в аграрном секторе это бывшие сточные воды. 80% таких вод проходит очистку - рекорд номер два...

    А в небольшом городке Кфар-Саба, расположенном в южной части долины Шарон, неподалеку от Тель-Авива, нам показали знаменитый биофильтр, проект израильского ученого доктора Ярона Зингера. Профессор рассудил так: пусть сама природа очищает загрязненную воду. И предложил неожиданное решение. Биофильтр - это сочетание пород почвы, которые прекрасно фильтруют воду, а также растений, удаляющих из нее тяжелые металлы и другие вредные примеси. Выглядит он как обычный сквер, куда сходятся водостоки со всего района и города. Пройдя здесь в течение нескольких часов очистку, дождевая вода становится пригодной для использования в самых разных целях.

    - Неужели и пить ее будет можно? - уточняю у Игаля Ясинова.

    - Скоро и это не будет фантастикой, - уверен он. - До стопроцентной очистки осталось совсем немного.

    Пока таких биофильтров в Израиле шесть, но в недалеком будущем они «накроют» всю страну. Этим проектом, кстати, уже заинтересовались в российском профильном министерстве, а также в правительстве Московской области.

    Рукотворный Ятир

    - Напоминаю, все это пустыня, - не уставал повторять наш гид балагур Илья Певзнер, когда за окнами автобуса проплывали зеленые рощи и всевозможные плантации - финиковые, банановые, оливковые, мандариновые...

    Это не первая моя поездка в Израиль, казалось бы, видел уже такие картинки преображенной пустыни - но впечатления снова зашкаливали. Потому что знал: 95 процентов лесов в этой стране - рукотворные. А посажено ЕНФ-ККЛ за 117 лет существования фонда более 240 миллионов деревьев. Везде в мире лес убывает, а здесь - все иначе. Трудно поверить, но сегодня более 7,5 процента территории засушливого Израиля покрыто лесом. Примерно как в Ирландии.

    А вот лес Ятир я увидел впервые. Этот зеленый массив заложили в 1964 году. Расположенный на севере пустыни Негев на Хевронском нагорье, Ятир сегодня является самым крупным лесом в Израиле - его площадь превышает 4 тысячи гектаров.

    На этот лес мы смотрели с высоты. Егерь фонда Абед Кеан провел нас на смотровую площадку, расположенную чуть ниже обзорной вышки. Панорама отсюда открывается потрясающая: 900 метров над уровнем моря. И перед тобой, как на ладони, кажущийся бескрайним густой зеленый лес. Здесь растут иерусалимские сосны и кедры, кипарисы и дубы (всего свыше 4 миллионов деревьев)...

    Вижу внизу на одной из лесных парковок ярко-желтую пожарную машину.

    - Это чтобы она была заметна с воздуха, - поясняет мне Абед. - В пожарном управлении фонда - 24 такие машины (они называются «Яарит» - лесная. - Прим. авт.). Когда случаются сильные пожары, арендуют и самолеты гражданской авиации. Но у нас, к счастью, таких страшных пожаров, как в Хайфе два года назад, не было.

    - Там лес поджигали - у вас, выходит, вандалов нет?

    - У нас здесь люди живут мирно, уважают друг друга. Когда в дело не вмешивается политика, всегда можно ладить.

    Абед знал, что говорил. По происхождению он бедуин. А бедуинских поселений (кочевые арабские племена) немало рядом с лесом Ятир. Их жители имеют здесь рабочие места, могут получить остатки дров зимой, когда температура падает до нуля. И люди это ценят.

    Назвать Ятир и другие леса дикими язык не повернется. Как и в любом городском парке Израиля, в каждом лесу имеются велосипедные дорожки, туалеты, пешеходные тропинки. Чтобы отдых на природе был максимально приятным. Для отдыха израильтян уже построены тысячи парков и лесопарков. В год их посещают более 12 миллионов человек. И то, что эти зеленые массивы, современные дороги и жилье появляются даже на когда-то безводном и безжизненном юге страны, делает понятие «периферия» весьма условным. Многие израильтяне сегодня все чаще выбирают не дорогие квартиры в Иерусалиме и Тель-Авиве, а вполне комфортную среду в провинции. В том числе на юге страны. И пустыня продолжает отступать.

    Марк Твен бы сильно удивился!

    Сергей Михельсон

    Источник: Санкт-Петербургские ведомости