64.43
71.24
18.16
Интересное
Суламифь Кримкер

Яков Маршак: «Дома дед говорил на иврите»

Яков Маршак Фото: vk.com

О личных тайнах своего знаменитого деда – детского поэта и писателя, лауреата Ленинской и четырех Сталинских премий Самуила Маршака – и немного о себе рассказывает его внук.

– Яков, что вы знаете о происхождении вашей фамилии?

– С удовольствием расскажу! Клан Маршаков берет начало в  1610  году. А  фамилия эта  – аббревиатура имени раввина Аарона Шмуэля бен Израиля Кайдановера, в  XVII столетии проживавшего под Минском в  местечке Койданово (ныне город Дзержинск). А  означает она «морэйну hа-рав Шмуэль Кайдановер»  – «учитель наш и  раввин Шмуэль Кайдановер». Дед происходил из этого рода, жизнь ему подарили его родители Яков Миронович Маршак и Евгения Борисовна Гительсон. Их сын получил настоящее религиозное образование у  себя дома, в  Воронеже, был до глубины души духовным, верующим, религиозным человеком и  помимо английского, немецкого и  итальянского отлично знал иврит.

– Уверены, что не идиш, на котором говорили в  местечках ашкеназские евреи, а именно иврит?

– Именно иврит. У  него дома говорили на иврите, в некоторых семьях он сохранялся.

– Скажите, Самуил Яковлевич обучался дома или в хедере?

– Нет, он получил домашнее еврейское образование, но, признаюсь, не очень об этом распространялся, кроме каких-то выборочных деталей. Более того, дедушка просил, чтобы мы не выносили эту информацию за пределы квартиры. В  те времена это было небезопасно.

771162dc902398127b9bab4000b56ec3.jpg

Самуил Яковлевич Маршак с внуками Яшей и Сашей. Москва, 1952 год

– Были ли у Маршака проблемы с властью?

– Мой дед творил в тяжелые времена, и при той советской власти его жизни и  деятельности угрожала реальная опасность. Детское издательство в  Ленинграде, которое он в  свое время возглавлял, подвергалось гонениям. В  первую очередь потому, что к  издательству имели отношение деятели литературы и  искусства небезызвестного объединения обэриутов, славившегося симпатиями к авангардизму. Это кончилось тем, что в  1937-м издательство разогнали. Над Самуилом Яковлевичем тогда сгустились тучи. Но вдохновение не покидало моего деда, он продолжал писать – уверен, исключительно благодаря поддерживавшей его сильной вере! Когда-то давно он признался мне, что у Сталина был план переселения евреев за Полярный круг, но вмешательство Вс-вышнего это предотвратило, так как «вождя народов» вовремя не стало...

– Правда ли, что йогой вы занялись вопреки просьбам деда – и серьезно занимаетесь ею по сей день?

– Да, правда. Я пришел к йоге в начале 1970-х вопреки прежним наставлениям Самуила Яковлевича, но дело в том, что и сам он занимался йогой. Когда дед учился в Англии, он часто путешествовал пешком по этой стране – и набрел на заведение одного англичанина, который ездил в  Индию, дружил с  индийскими духовными учителями и затем привез в Уэльс свою «Школу простой жизни». Самуил там провел довольно много времени, вел дневник, читал старые издания на английском языке по индийской философии, по йоге, которые потом я  нашел в его библиотеке. Но мою маму Самуил Маршак просил, чтобы его внуки йогой ни в коем случае не занимались. Потому, наверное, что сама йога тогда была под запретом. В  1971  году я  нашел себе преподавателя, очень увлекся и занимаюсь йогой до сих пор. Мой интерес  – исследовательская, научная йога. Имею несколько очень интересных находок в этой области. Более того, я  приспособил некоторые придуманные мной упражнения для реабилитации наркоманов и алкоголиков.

Uqz2w1lUk-E.jpg

– Не думали внедрить свою методику в  других странах  – например, в Израиле?

– Если кому-то еще будет интересна ориентированная на клиента эффективная программа реабилитации людей с патологическими пристрастиями, очень обрадуюсь и приму приглашение. Не все люди одинаковы  – процессы внутри организма, включая регуляцию настроения, идут у  всех по-разному. Сейчас мы научились определять причины некоторых наших проблем и  поняли, как всё это скорректировать, как создать для пациента индивидуальную реабилитационную программу, чтобы тот снова хорошо себя чувствовал, развивал в себе эти возможности и в конце концов стал стабильно счастливым человеком. На этом основана моя разработка, и я мечтаю в будущем продолжать делиться своими знаниями, принося пользу человечеству.

– Каково вам, уважаемому медику, работать с  таким неблагополучным контингентом, как находите общий язык?

– А я  смотрю на них не как доктор, а  как человек, ведь передо мной просто несчастные люди! Замечательный ребенок, который вдруг начинает употреблять спиртное, становится совершенно ужасным. Это болезнь, сравнимая с тем, как при гриппе поднимается температура. Так и  под воздействием спиртного или наркотиков быстро меняются черты характера. А когда больные излечиваются, то постепенно становятся самыми достойными людьми. В них просыпаются совесть, честь, стыд, они раскаиваются в том, как жили, как вели себя до этого. Это сильные личности, которые сумели серьезно поработать над собой, преодолеть пагубное пристрастие и  сохранить внутреннее счастье. И я испытываю к ним лишь искреннее сострадание.

Справка

Яков Маршак родился в 1946 году в Москве. По первому образованию – математик, окончил мехмат МГУ им. М.В. Ломоносова (1971). По второму – врач, окончил медико-биологический факультет 2-го Московского государственного медицинского института им. Н.И. Пирогова (1988). Является первым учителем кундалини-йоги в нашей стране. Сегодня занимается лечением алкоголизма и наркомании в «Клинике Маршака».

Комментарии