64.61
72.32
17.93
Бизнес
Яна Любарская

Авоська как символ надежды

Евгений Рапопорт — скромный столичный предприниматель с тихим, спокойным голосом. Когда говоришь с ним, невольно успокаиваешься и настраиваешься на его неспешную волну. Уютный магазинчик Евгения в центре Москвы давно продает яркие, оригинальные, красивые авоськи, которые плетут слепые, чтобы заработать себе на хлеб. Наш герой старается стоически относиться к тому, что крупные столичные торговые сети предпочитают творениям инвалидов дешевые пластиковые пакеты, как и к тому, что многочисленные прохожие равнодушно спешат мимо его лавки. Кажется, где-то очень глубоко он все-таки искренне верит, что когда-нибудь в будущем все обязательно изменится в лучшую сторону. И что его авоськи будут приобретать у нас чаще и больше, а инвалидам в России станет, во всех смыслах, легче. О том, как бизнесмен Рапопорт пришел к делу всей своей жизни, в этой беседе.   

*** 

- Евгений, расскажите подробнее про ваш проект, пожалуйста. 

Проект называется “Авоська дарит надежду”. Он был создан с целью замены магазинных пластиковых пакетов более экологичной тарой, чтобы эту самую альтернативу изготовляли слепые, тем самым, трудоустроившись. Сегодня эта уязвимая часть населения никому не нужна, люди предоставлены сами себе. Раньше, в Советском Союзе, сетки плели как раз незрячие. А с появлением пакетов сетки исчезли, а у людей с ограниченными возможностями пропал заработок. Эта грустная тенденция продолжается примерно 25 лет. Поэтому сегодня мы занимаемся возрождением прошлого. Авоськи давно и успешно продаются в нашей точке и у партнеров. Сейчас они стали немного доступнее, потому что появились также в сети супермаркетов “Мираторг”. 

- Что подобное занятие дает инвалидам? 

Для них это не только возможность заработать, но и безусловное ощущение собственной востребованности, нужности, социальной реализации.

- Знаю, вас активно поддерживают представители шоу-бизнеса. В вашем инстаграме с авоськами позируют братья Запашные, Андрей Малахов, Владимир Жириновский... Можете ли назвать самого яркого своего помощника из селебрити? 

Действительно, нас поддерживают все звезды эстрады, но список их достаточно обширный, не хочу никого выделять. Кто-то покупает наш товар, кто-то фотографирует и выкладывает в сеть, кто-то рассказывает о нас, кто-то просто ходит с нашей авоськой. 

- Как лично вы пришли к своему сегодняшнему занятию? 

Меня к этому привела жизнь. Учился в двух институтах — в строительном и в медицинском. Последний не закончил, но многое успел узнать и попрактиковаться. 

- Каково было в советское время человеку с фамилией Рапопорт? 

Я столкнулся с антисемитизмом лишь единожды, когда поступал на химический факультет университета. В приемной комиссии мне просто посоветовали документов не подавать, обещали по-любому влепить двойку. Иных подобных случаев не припомню. 

- Боитесь ли конкуренции с дешевыми китайскими товарами вашего направления, и как можно описать ваш стиль жизни? Вы постоянно на пике и в гуще событий, не смыкая глаз, или расслабленно плывете по течению? Часто ли удается перепоручить дела на заместителей и отправиться в путешествие? 

Плыву по течению, но конечно, этим течением управляю. Основная трудность реализации наших авосек состоит в том, что они получаются очень дорогими, ведь это стопроцентная ручная работа. Раньше, правда, их тоже плели слепые, но все это происходило в рамках государственного проекта по социально-трудовой реабилитации инвалидов. Сегодня, конечно, у нас немало конкурентов, но мы их не боимся. Поставляем наш товар в США, в Израиль, во Францию, в Польшу, активно работаем в этом направлении. В Европе, кстати, тоже не решено еще много социально-трудовых вопросов с незрячими. Поэтому за рубежом заинтересованы в нас. А путешествовать мне совсем некогда, много дел держит в Москве. 

- Из чего создаются эти ручные шедевры? 

Авоськи могут делаться из любых материалов, а мы их плетем, в основном, из хлопка. 

- Помогают ли вам как-то столичные власти? 

На словах московское правительство помогает, на деле — нет. Повторюсь, наши авоськи очень дорого обходятся, и чтобы они стали доступнее, мы стараемся снижать их цену. В отличие от тех, кто продает китайские или вьетнамские товары, у нас нет возможности арендовать торговые площади по тем ценам, которые столичные власти реализуют через тендеры. 

- Вы больше меценат или предприниматель?  

Не знаю... 

- Не думали ли развивать сеть? 

Как уже говорил ранее, стоимость аренды в Москве убивает наши возможности развивать сеть. При этом у нас по законодательству не благотворительный проект, а обычный хозяйствующий субъект, мы зарабатываем деньги и платим людям. 

- Какие еврейские традиции соблюдаете? 

Как и полагается, ношу шапочку, не употребляю свинину, но в субботу работаю. Стараюсь придерживаться обычаев, отчасти, по возможности. Я не очень религиозный человек. А еще не забываю про спорт — чтобы оставаться в достойной физической форме. Занимаюсь боксом, до этого много лет играл в бадминтон. 

- О чем мечтаете? 

Очень хотелось бы, чтобы наши авоськи стали массово реализовываться в продовольственных магазинах. Но пока практически ни одна сеть их не берет, предлагая покупателям пакеты, это крайне цинично. За 10 лет, что наше детище существует, лишь в этом году нам впервые удалось осуществить партнерство с “Мираторгом”, и радует, что наш товар там пользуется неизменным спросом. 

Комментарии