Израиль

«Мы закрыли все проекты в Екатеринбурге и уехали жить в Израиль»

Как живут уральцы, которые сменили гражданство по закону «О возвращении».

«Алией» в Израиле называют эмиграцию, в переводе с иврита это значит  «подниматься» — считается, что в Израиль не переезжают, а поднимаются. Согласно закону «О возвращении», переехать на историческую родину могут все евреи, а также их дети, внуки и супруги. В России массовая эмиграция началась после распада СССР, пик количества русских репатриантов пришелся на 1990 и 1991 года. Сейчас помочь с переездом могут израильские консульские группы, например, «Сохнут», филиал которой есть в Екатеринбурге. В таких группах подбирают программы для будущих репатриантов, учат ивриту и занимаются неформальным образованием. Для того, чтобы воспользоваться всеми возможностями, необходимо документально доказать свои еврейские корни на проверке у консула. Запись к московскому консулу расписана на месяцы вперед, но несколько раз в год он приезжает в Екатеринбург.

The Village поговорили с репатриантами из Екатеринбурга о том, как решиться на переезд, пройти проверку и комфортно устроиться в Израиле.

Vqx74oRsu491h7O55fpzOQ.png
Шимон Полак, проходит службу в армии
город Раанана

До 15 лет я никогда не интересовался еврейской тематикой и Израилем в целом. Знал, что мой дед — еврей, а тетя живет в Иерусалиме, но не придавал этому большого значения, потому что понимал, что по законам я не еврей и это все для меня должно быть чуждо. Однажды отец привел меня в синагогу на один из еврейских праздников и мне там очень понравилось. С тех пор я загорелся интересом к еврейскому народу и государству Израиль. Стал читать историю, учить иврит, ходить в синагогу. Позже я узнал о существовании молодежной еврейской организации, вступил в нее и учился неформальному еврейскому образованию там.

Когда я впервые летел в Израиль, то очень волновался, что разочаруюсь в своих представлениях об это месте. Впервые побывав в том самом Израиле, о котором читал книги и смотрел фильмы, и обменявшись парой фраз с настоящими израильтянами на своем ломаном иврите, который учил только год, я был очень взволновал. Все десять дней я осознавал, что нахожусь именно в той стране, где еврейский народ смог спустя 2000 лет вновь основать государство, что на этой земле появилось множество пророков и героев ветхого и нового заветов.

Я чувствовал дикий восторг. Меня удивляло абсолютно все: от сельского хозяйства в пустыне и огромного количества хай-тека на такую крохотную страну, до многонациональности, сплоченности и открытости местного населения.

После этого я твердо решил переезжать. В 2016 год у меня была запланирована поездка на девятимесячную программу «Сэла», которая проходила в городе Кармиэль, что находится на севере Израиля. Одна из трудностей переезда была уместить все 17 лет своей жизни в 22 килограмма багажа, потому что за годы мы часто не замечаем, как обрастаем не самыми практичными и нужными вещами.

Через полтора года я приехал домой, но уже с ощущением, что приехал в гости к родителям. Это трудно объяснить словами, но, ты как будто врастаешь корнями в совершенно новую жизнь и часто бывает так, что цена чего-то нового — это малая жертва старого. После переезда в другую страну у тебя появляется возможность сравнивать и смотреть на пережитое со стороны. В иврите есть такое шикарное предложение, которое переводится, как «сломать эту рутину», именно по этой причине, я считаю, что любые перемены к лучшему.

Год назад я пополнил ряды израильских солдат. Перед призывом успел слетать домой в Екатеринбург, это был конец ноября, уже выпал снег и на улице было очень холодно. Встретился со своей семьей и друзьями. Общаясь с ними, осознал, что за время моего отсутствия я отдалился от той жизни, которая была у меня всего год назад. В некотором плане, я будто жил уже на другой планете, где все совсем по-другому. Мои мысли были уже совсем в другом месте и о других вещах. Но я не забыл поблагодарить всех тех, кто прошел со мной часть того пути за время проживания в России. Ведь если бы не было тех прекрасных людей, которые окружали меня в разные периоды жизни, я бы не смог сделать и шага, именно окружение помогло мне подготовиться и построить себя таким, какой я есть сейчас.

Я до сих пор живу в Раанане на «Гарин Цабаре», выхожу домой с базы каждый четверг, а возвращаюсь обратно на базу в воскресенье. На некоторых должностях в израильской армии есть возможность делать выходы с базы каждый четверг и проводить дома 3 дня в неделю. В выходные я стараюсь заниматься проведением и развитием своей пляжной игры «Полилоп», не забываю петь и временами устраивать вечеринки с друзьями. Служить мне осталось еще 2 года, поэтому у меня есть достаточно времени, чтобы построить планы на будущее в тех красках, которые я задумываю.

F25zIIPSPiM8jPMj5KXLgw.png
Алина Рахматулина, художник
город Тель-Авив

Я и Степа Айфо занимаемся граффити. Рисуем сами, плюс у нас агентство граффити-оформления. Занимаемся разными культурными проектами. Например, в Екатеринбурге открывали галерею уличного искусства — «Свитер». Это был некий культурный центр, в котором помимо знакомства с уличным искусством и пониманием его смыслов, можно было найти мероприятие в зоне своих интересов. Проект просуществовал 2,5 года.

Аренда 750 квадратных метров в самом центре Екатеринбурга имела свои особенности — мы знали, что в любой день может прийти арендатор, способный платить рыночную стоимость за площадку и нам придется уйти. Благодаря этому мы делали любой проект, как последний. Все меняется, так и нам пришлось прощаться с нашим местом. Организационная деятельность часто полностью тебя поглощает и не остается времени на свое творчество.

Мы всегда знали, что у нас есть возможность поехать в Израиль т.к у мужа есть еврейские корни, а мы семейная пара. Программа «Маса», на которую мы поехали, длится от 4 до 8 месяцев. Отчасти поэтому нам стало интересно ввязаться в нее, поменять окружение. Ну и просто расширить свои собственные границы — очень полезно. Осознать, что ты — человек мира. Но у нас всегда были какие-то текущие проекты из-за которых было невозможно уехать далеко, а эта программа имеет ограничение по возрасту — 31 год.
  
Поэтому в один момент мы поняли, что если сейчас не попробуем, то такой возможности уже не будет. Так мы решились. В последний момент взяли, закрыли все проекты в Екатеринбурге и уехали в Израиль.

Мы получили грант и учились 4 месяца. Параллельно в Екатеринбурге продолжало работать агентство граффити-оформления, мы действовали дистанционно. Начали проверять почву здесь, больше выбираться, рисовать. В плане погодных условий эта страна более благосклонна для граффити. Тут больше проектов, больше возможностей. Наша новая жизнь началась с общения, с новых знакомств. Это самая классная черта в Израиле — общительность местных жителей, все очень открыты. И с самого начала мы начали рассказывать, чем занимаемся, кто такие и из-за этого начались проекты, нас сразу начали приглашать на выставки, также мы выходили рисовать на улицах. Здесь контакт налаживается очень легко, местные люди расположены к искусству и очень любят его.

Мы живем в Тель-Авиве, тут все разговаривают на английском, проблем с коммуникацией не возникает. Мне нравится параллельно учить иврит, потому что он другой. До этого мы были в Израиле около пяти раз, но только зимой, и нас пугали, что летом тут жарко и физически невозможно жить. Как оказалось, мы легко переносим жару — приехав в феврале 2018, мы спокойно пережили лето. Просто надо нанести больше солнцезащитного крема и надеть шляпу.

Сейчас мы получили израильский паспорт и продолжаем заниматься граффити и рисованием, это то, с чем мы хотим связать свою жизнь. Находим проекты, рисуем, получаем деньги. Как показала практика, Израиль оказался очень благосклонен к тому, чем мы занимаемся и это классно, когда человек меняет страну или переезжает в другое место и не ищет для себя новую работу, а продолжает заниматься, тем, чем нравится. Я за то, чтобы люди не отказывались от своих желаний.

AZZONqGRAjFYLQteZmFbrw.png
Руслан Литвинов, работник завода
город Эйлат

На момент переезда мне было 16 лет, я закончил 9 классов и поступил в колледж. Отец умер, после чего мама познакомилась с одним мужчиной, который оказался евреем и предложил ей переехать в Израиль. Но семья решила не заморачиваться с усыновлением — мне просто дали фамилию отчима и подали документы. Мама с отчимом получили гражданство, а я нет. Потому что я только сменил фамилию и отчество, а не был усыновлен. Сказали, что нужно прожить в стране пять лет, в составе семьи, по истечению которых мне должны были выдать гражданство. После переезда у нас было мало денег, первые выплаты для репатриантов мы потратили на оплату жилья. Меня определили в 11 класс школы и выделили учителя, с которым мы занимались только ивритом.

Когда я только приехал, то слышал, что русских не любят. Но обычно это вина самих русских, ни от кого я не видел такого наглого поведения. Я отучился полгода и пара случаев заставила меня уйти из этой школы. У меня был урок физкультуры, а я не знал куда именно мне надо идти и попросил учительницу меня проводить. А она, отнекивалась, отнекивалась и просто игнорировала меня. Через неделю на тесте по математике я набрал 95 баллов из 100 и собрался в группу своего уровня, но мне сказали: «Ты не знаешь иврит, иди учи иврит». Мне такое отношение не понравилось, и я ушел из школы и устроился на завод в 16 лет.

Прошло пять лет. Мама поссорилась с отчимом, и он уехал из страны, а мне как раз надо было в ближайшее время получать гражданство. Мне отказали, сказав, что я получу его, как только отчим вернется в страну, после чего отправили в другое место, где мне сказали, чтобы я еще год прожил в Израиле. Спустя некоторые время приходит письмо — Государство Израиль готово выдать мне гражданство, но надо принести справку от России, что она не против моего двойного гражданства. В России мне сказали, что никто не против двойного гражданства, но справки такой выдать не могут— ее попросту нет. И тут мне предложили выбор, либо обратно получить российское гражданство, отслужив в армии, либо отказаться от российского гражданства вообще. Я выбрал второе. Приехал в Израиль, отдал справки, принял присягу, получил гражданство. Мне дали год отсрочки, а после нее пришла повестка в армию, где мне нужно было отслужить три года по израильским законам.

Сейчас я продолжаю работать на заводе, на который и пришел в 16 лет после приезда в эту страну. Сначала я воспринимал свою жизнь тут как заключение, но ко всему можно привыкнуть. Всем, кто хочет переезжать, я советую серьезно подходить к таким серьезным решениям, как переезд. Год проходит, выплаты заканчиваются и нужно будет что-то делать. Брать ссуды, работать и подрабатывать. Подумайте серьезно и все взвесьте.

sHQnbCjU_fRJ_oyHR-tG0Q.png
Виктория Молодых-Палтилова, специалист по архитектуре и дизайну
город Кирьят-Гат

Я училась на факультете сервиса и туризма, работала очень в разных местах — в двух еврейских организациях, мерчендайзером, официанткой и менеджером по продажам перед отъездом работала у шикарного туроператора на массовых направлениях, а также организовывала туры в Израиль.

О переезде я задумалась в студенческие годы, которые практически прожила в еврейской организации «Гилель» в Екатеринбурге на Тургенева. Сначала был «Таглит» (подарочная поездка в Израиль, для ребят с еврейскими корнями) где я первый раз попала в страну, смотрела на все квадратными глазами: мужчины в шляпах с пейсами, восточный колорит, та самая стена, моря, люди радостные и страшно дружелюбные, бедуины с верблюдами. Все было ново и интересно.

Потом семинары, учебная программа «Маса» на 4 месяца, как раз там произошла встреча с моим будущим мужем, и решение о переезде стало логическим продолжением.

Я радостно переехала вообще не представляя, что меня ожидает, первый год учила язык, привыкая к новой действительности. Мне очень повезло, я почти сразу устроилась в русскоязычную туристическую фирму, занявшись приемом туристов и организацией экскурсий «Атлантис». В Израиле после армии и отдыха только поступали учиться в моем возрасте, поэтому я решила осуществить свою мечту и выучиться на специальность «дизайн и архитектура». Сейчас я — мама и жена, у меня есть фирма по архитектуре и дизайну, в рамках которой можно бесконечно развиваться.

Конечно в Израиле я всегда буду «русия», хотя, надо сказать, отношение к выходцам из России хорошее, особенно к молодой алие. Израильтяне считают нас людьми интеллигентными и суровыми.

dkbNsKxHRLo7X4ht8kBZeQ.png
Елена Гуревич, проходит службу в армии
город Беэр-Шева

Когда я была маленькая, мы с семьей три года уже жили в Израиле. Я ходила в садик, но особо ничего не помню из этого. Мои родители поссорились, и мы с мамой были вынуждены вернуться в Россию. Я пошла в школу, когда стала постарше, стала ходить в «Сохнут» у себя в городе — это еврейское агентство в Екатеринбурге. У них очень много молодежных программ: начиная от детских, для первоклашек, заканчивая студенческими. В 15 лет я просто иногда ходила туда по воскресеньям, это было больше как развлечение. Нам рассказывали про Израиль, мы немного изучали иврит, играли, знакомились. Потом я начала ездить в лагеря для подростков, которые также организовывал «Сохнут». Я знакомилась с людьми, узнавала очень многое про Израиль и все больше и больше втягивалась в эту тусовку. К нам приезжали «мадрихи» (вожатые) из Израиля и рассказывали свои истории, как они репатриировались, какие есть пути переезда и как изменилась их жизнь.
Мы стали строить планы, искать программы для репатриации. Очень помогла поддержка семьи, потому что я сама не была до конца уверена, стоит ли игра свеч. Старалась отбросить все сомнения и шла к цели. Мне уже было все равно на учебу, мои мысли были заняты одним — меня ждет новая жизнь. Было слишком много вопросов и слишком мало ответов.

Мы жили в общежитии для новых репатриантов, не знали ни языка, ни местных традиций. Все это пришлось учить уже на месте. У нас было много ребят из разных стран, это были как страны бывшего Советского Союза, так и Европа или Америка, и все с разными менталитетами и языками. Нас просто засунули в одну «коробку». Поначалу возникало много конфликтов между приехавшими с Украины и России, а таких было большинство. Были конфликты между людьми из больших городов и глубинок, но нас объединяло одно — мы все оттуда уехали. Позже мы настолько сдружились, что нам и вовсе стало неинтересно, кто откуда приехал. Мы научились ценить и уважать друг друга независимо от страны. Я познакомилась с мальчиком с Украины, можно сказать мы скооперировались и помогали друг другу во всем, потому что поодиночке было тяжело, нас многое объединяло. Мы почти сразу начали встречаться, и вот уже 4 года живем вместе.

Уже когда мы обосновались, нас призвали в армию, мы оба пошли в военно-воздушные войска, он на техника самолетов, а я на пожарного. Было жутко тяжело с самого начала, мы виделись только 1-2 раза в месяц, хотя и жили в одной квартире. Я закончила свою срочную службу раньше (девочки служат два года, мальчики — три), но с армии мне не хотелось уходить, я подписала контракт на должность заведующего кухни в эскадрильи и перевелась к нему на базу. Я несомненно благодарна Израилю за все, что со мной происходит сейчас и ни дня не жалею о том, что кардинально изменила свою жизнь. За эти 4 года во мне изменилось все: внешность, менталитет, мнение. Есть миллион путей куда нас может завести жизнь. Надо лишь открыть дверь и выйти за свои границы.

Сейчас я на контракте в армии, заведующая кухни. В свободное время путешествую по Израилю. В ближайший год собираюсь начать учебу в универе и совмещать ее с работой в армии.

Алексей Шахов







Источник: The Village

Комментарии