64.61
72.32
17.93
В мире

Албания: еврейский музей в мусульманском городе

Улица в бывшем еврейском квартале Берата

В скромном павильоне представлена замечательная страница истории единственного оккупированного нацистами государства, где к окончанию Второй мировой войны евреев стало больше, чем до неё. Информационный портал Times of Israel рассказал об уникальном музее.

На круто поднимающейся булыжной улице города Берат в южной Албании расположен небольшой павильон, пустой, если не считать дюжины стендов на стенах, с иллюстрациями по пятисотлетней истории еврейской жизни. Может быть, это выглядит скромно, но это единственный еврейский музей в Албании — страны с мусульманским большинством населения. И история, которую он рассказывает, исключительная: страна Балканского полуострова — единственная оккупированная нацистами территория, чьё еврейское население увеличилось во время Второй мировой войны, благодаря храбрости обычных семей, предоставивших кров сотням беженцев, спасавшихся от нацистских преследований.

Крошечный музей «Соломон», открывшийся в городе Берат в прошлом году, был любимым детищем местного историка Симона Врушо. Но его смерть в феврале поставила будущее музея под угрозу, поскольку арендная плата за помещение внесена только по апрель. До сих пор он покрывал расходы музея из своей пенсии и небольших пожертвований в коробку у входа. «У памяти должен быть свой собственный дом», — говорил корреспонденту Франс-Пресс Врушо, незадолго до того, как он в возрасте 75 лет, умер от сердечного приступа.

image-05-03-19-01-23-2.jpeg
Симон Врушо

Многие годы Врушо собирал документы, фотографии и воспоминания, свидетельствующие об общине, история которой началась в 16 веке — с прибытием в Берат евреев, изгнанных из Испании. В центре коллекции — история мусульман и христиан, укрывавших евреев в своих домах и подвалах в годы Холокоста, что лишь недавно стало широко известно.

Когда немцы в 1943 году взяли под свой контроль Албанию, местные власти отказались передавать списки проживавших в стране евреев. Благодаря подобным актам тихого героизма, еврейское население страны выросло с нескольких сотен перед войной до более чем двух тысяч после ее завершения. По сведениям израильского мемориального центра «Яд Вашем», почти все евреи, жившие в пределах Албании, в годы немецкой оккупации были спасены. Исключение составили две семьи, которые были депортированы, из которых в одной все за исключением отца погибли, а другая сумела спастись.

Если спросить, чем объясняется эта история, албанцы скажут, что ее корни в «Беза» — национальном культурном императиве чести, требующем «сдержать обещание» любой ценой. Есть и богатая история религиозной терпимости в стране с пёстрым орнаментом религий. В том же Берате церковь и мечеть соседствуют на одном пятачке.

Незир Аго, 40-летний художник, куратор музея еврейской истории «Соломон», показывает пожелтевшую фотографию пожилого мужчины. «Это — мой дедушка», — говорит он, поясняя, что пекарь-мусульманин взял в ученье трёх еврейских мальчиков в начале 1940-х. «Он не знал их прежде, но был обязан защитить», — добавляет Аго. Фотография висит в музее, рядом с несколькими дюжинами других, на которых члены более чем шестидесяти семей из Берата, превративших свой город в убежище для евреев во время войны. Список из приблизительно 600 имён позволяет идентифицировать места, которые они покинули. Многие бежали из балканских городов, таких, как Белград или Приштина, где евреи жестоко истреблялись нацистами и их сообщниками. Албанские семьи, приютившие евреев, «были христианскими и мусульманскими, богатыми и бедными» — говорится в надписи на стене. «Это были глубоко, невообразимо гуманные люди», — вспоминал и Врушо, и православный христианин, на протяжении многих лет собиравший свидетельства старожилов Берата для истории.

image-05-03-19-01-23-1.jpeg
Незир Аго 

Сегодня в Албании евреев почти нет, меньше ста человек проживают главным образом в Тиране. После Второй мировой войны маленькая страна попала в тиски диктатуры Энвера Ходжи, религия была запрещена. Когда в 1991 коммунистический режим пал, многие из албанских евреев уехали в Израиль. Мэрилена Лэнгу Дойека, 77 лет, одна из тех, кто остался. «Мы еще не свободны от наших страхов, — говорит она, — перед террором, который держался десятилетиями». Она родилась в Албании в 1942, после того, как ее мать бежала из тогдашней Чехословакии. Она нашла убежище с семьей в северном городе Мэта. «Когда нацисты проходили через деревню, принимавшая семья, прятала нас в горах, в погребе, пока опасность не миновала», — рассказывала она корреспонденту Франс-Пресс. Показывая обрамленную фотографию родственников, которых оставила на родине ее мать, она тихо говорит: «Они все погибли в лагерях». Дойека скрывала связь с албанской семьей, которая защитила ее. «Они делили с нами все: хлеб, горе и радость».

image-05-03-19-01-23.jpeg
Мэрилена Лэнгу Дойека  

Только когда после падения коммунизма открылась роль, которую сыграли албанцы в защите евреев. Всего 75 албанцев признаны Праведниками народов мира — теми, кто, рискуя собственными жизнями, спасал евреев во время Холокоста. Эта история — источник гордости Албании, где правительство проводит ежегодные мероприятия в День памяти Холокоста и посвящает этой истории выставку в национальном музее Тираны. Но музей Симона Врушо — единственный автономный центр, посвященный еврейской истории в этом уголке Юго-Восточной Европы. С тех пор, как он открылся в мае 2018, в нем побывало несколько тысяч посетителей со всего мира.

image-05-03-19-01-24.jpeg
У входа в музей

Было бы у него больше средств, говорил Врушо, он открыл бы вдвое больший музей. Теперь его вдова Ангелина очень обеспокоена судьбой музея. «Симон посвятил музею всю свою жизнь», — говорит она.

Сэлли Маирс и Бризейда Мема

Перевод с английского Виктора Шапиро 

Комментарии

Теги