• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • 63.85
    70.60
    18.18
    Интересное
    Маргарита Марьяновская

    А был ли путч? Как Моше Даян пытался украсть первое ядерное устройство Израиля

    Спустя полвека рассказ очевидца и участника исторических событий приоткрыл завесу тайны над вопросом ядерной программы еврейского государства, десятилетиями волнующим мир.

    Бывший израильский атомщик, а ныне профессор Технологического института Иллинойса Эли Гейслер на страницах журнала Nonproliferation Review рассказал о том, что в 1967 году в распоряжении Израиля был готовый к использованию плутониевый сердечник (пит) – один из основных элементов делимого компонента термоядерного оружия, выполняющий в конструкции атомной бомбы функцию ядерного запала.

    гейслер.jpg

    Эли Гейслер

    По словам Гейслера, через несколько лет после призыва в ЦАХАЛ в 1963-м году, он получил диплом инспектора по ядерной радиации и был откомандирован в распоряжение Комиссии по атомной энергии Израиля, после чего был переведен для дальнейшего несения службы в Центр ядерных исследований в Димоне.

    В конце мая 1967 года Гейслер получил от главы Комиссии по атомной энергии Израиля профессора Исраэля Достровского специальное задание. Молодого лейтенанта ЦАХАЛа назначили руководить засекреченным подразделением – гарнизоном небольшой военной базы недалеко от города Гедера.

    Гейслер описал в опубликованном на сайте Центра Вудро Вильсона интервью профессору Авнеру Коэну описал секретный объект, как заброшенный британский полицейский участок, по уровню защищенности более напоминавший крепость. Объект был окружен надежной высокой стеной с железными воротами. Охранять его под командой Гейслера были назначены 28 имевших боевой опыт пограничников.

    В один из майских дней подразделение Гейслера в условиях повышенных мер безопасности приняло под свою охрану небольшой деревянный ящик из ядерного центра в Димоне. Ящик немедленно был заперт в главном здании базы в абсолютно пустой комнате без окон, единственный ключ от которой был только у начальника объекта, то есть у самого Гейслера.

    core.jpg

    До зубов вооруженная группа бойцов, в распоряжении которой были и крупнокалиберные пулеметы, круглосуточно охраняла объект, неся караул на сторожевых вышках по периметру базы.

    В задачи самого Эли Гейслера, который с самого начала был поставлен в известность о содержимом ящика, входило обеспечение и ежедневная проверка плутониевого ядра на предмет утечки радиации. Дважды в день он замерял уровень излучения, исходящего от объекта и фиксировал показатели в дневнике.

    При этом, по словам Гейслера, от своего командования он знал, что находившийся под его охраной плутониевый сердечник – не единственный в Израиле. Он знал, что на других объектах хранятся по меньшей мере еще одно-два таких ядра. Кроме того, в его должностные инструкции входило в случае поступления соответствующего распоряжения обеспечить отгрузку охраняемого устройства в точку сборки, где сердечник будет подключен к другим компонентам устройства, если возникнет такая необходимость.

    Гейслер также вспоминает визит на секретную базу бывшего начальника Генерального штаба Моше Даяна, который вскоре после этого был назначен министром обороны вместо Леви Эшколя.

    «Даян был весьма взволнован, узнав, что перед ним настоящий запал боевого ядерного оружия», - вспоминает Гейслер.

    1.7187450.3304124595.jpg

    В то время, вспоминает бывший офицер, атмосфера на базе была такой же, как и во всем Израиле - «этакая смесь неуверенности и воинственности». Сам же он неоднократно размышлял о том, что у него под контролем находится предмет, который можно легко превратить в оружие, подобное тому, которое погубило десятки тысяч жизней в японских городах Хиросиме и Нагасаки.

    1.7187466.2665700515.jpg

    Разрушения в Хиросиме после сброса атомной бомбы в 1945 году

    «Я прочел десятки книг и статей об атомной бомбе, признав огромный вклад еврейских физиков - от Альберта Эйнштейна до Лео Силарда – в ее создание, и все более испытывая трепет перед объектом, запертым в тесной комнате без окон», - вспоминает Гейслер.

    «Всякий раз, оставаясь наедине с сердечником, я молился, чтобы мы никогда не использовали это ужасное изобретение человечества. При этом я прекрасно понимал, что использование этого устройства может стать крайней мерой руководства страны, политикой которого с самого начала было не отрицать, и не подтверждать наличие ядерного оружия», - вспоминает Гейслер.

    И как минимум одна попытка завладеть сердечником и в дальнейшем использовать его в военных целях в те годы была, уверен Гейслер.

    Так, в своем интервью он описал необычный инцидент. 2 июня, на следующий день после назначения Моше Даяна министром обороны, на секретный объект прибыл нежданный гость - глава отдела исследований и разработок Армии Обороны Израиля полковник Ицхак Яаков, который, по словам профессора Авнера Коэна, отвечал за план действий Израиля в случае ядерной катастрофы.

    1.7187429.1044738070.jpg

    Так теперь выглядит сверхсекретный некогда объект

    У ворот на базу полковник Яаков заявил Гейслеру, что прибыл, для того, чтобы взять охраняемый предмет под свой контроль, а когда услышал отказ, пригрозил применением силы. Гейслер ответил, что его бойцы готовы ответить тем же. Полковник со своими людьми был вынужден ретироваться, однако на следующий день вернулся в сопровождении нескольких десятков вооруженных курсантов. Ситуация крайне накалилась, вспоминает Гейслер. Из-за ядерного сердечника едва не пролилась еврейская кровь.

    Однако конфликт удалось разрешить благодаря телефонному вмешательству Достровского, компромисс был достигнут – контроль над секретным объектом получили обе группы.

    Гейслер уверен, что тот инцидент был ни чем иным, как незаконной попыткой военных захватить ядерное оружие Израиля в ходе политической борьбы за власть между премьер-министром Эшколем и Даяном.

    Впервые бывший израильский ядерщик поведал о них в книге, которую он опубликовал под псевдонимом в США в 2017 году. В июле того же года Haaretz опубликовал статью историка Адама Раза о книге под названием «Фактически переворот: как Моше Даян пытался украсть первое ядерное устройство Израиля».

    Впоследствии получивший звание бригадного генерала Ицхак Яаков в 1999 и 2000 годах рассказал профессору Коэну в интервью, опубликованных только после смерти генерала, израильская политическая элита в те годы планировала привести ядерный заряд в действие на горе Синай. Таким образом Израиль в кризисной ситуации смог бы остановить агрессию окружающих молодое еврейское государство арабских стран.

    «Если твой злейший враг обещает сбросить тебя в море, а у тебя есть, чем его напугать, ты это обязательно сделаешь», - объяснил тогда Яаков сложившуюся ситуацию профессору Коэну.

    Откровения Ицхака Яакова были также опубликованы на сайте Центра Уилсона и цитировались как New York Times, так и Haaretz. В результате, в 2001 году отставной генерал Яаков был арестован в Израиле по обвинению в передаче секретной информации с умыслом нанесения ущерба государственной безопасности. Однако был признан виновным лишь по некоторым пунктам обвинения и приговорен к двум годам заключения условно.

    1.7187435.2832105650.jpg

    Ицхак Яаков в суде

    «Я просто стал случайным свидетелем событий, часть которых в историческом контексте я тогда понимал, а другую часть – еще нет», - пояснил в своем интервью давний инцидент с участием Ицхака Яакова Эли Гейслер.

    Однако старший научный сотрудник Центра Вудро Вильсона, автор книг «Израиль и бомба» и «Секрет, скрываемый хуже всего» Авнер Коэн оспаривает эту точку зрения Гейслера. По его мнению, действия полковника Яакова были не попыткой военного переворота, а скорее следствием сумятицы тех лет и политической неясности вокруг «импровизационного вступления Израиля в ядерный век».


    Комментарии