63.39
71.55
17.70
Культура
Виктор Шапиро

Потерян ли Шайа Лабаф для еврейского народа?

Итак, мало того, что заглавную роль в драматической комедии «Ротшильд» играет Мэл Гибсон, прославившийся своим антисемитским дебошем в полиции и другими скандальными выходками. Роль другого персонажа с еврейской банкирской фамилией будет исполнять в этом фильме ещё один не менее знаменитый экстравагантным поведением актёр с именем местечкового еврея, но с фамилией французского циркача. И об этом событии в мире кино пишут все уважающие себя еврейские СМИ.

Шая Саид Лабаф (Shia Saide LaBeouf) родился в 1986 году в Лос-Анджелесе в семье циркового клоуна Джеффри Крейга Лабафа и выступавшей в ночном клубе танцовщицы Шейны Лабаф (урожденной Саид). Отец Лабафа был алкоголиком, когда сыну исполнилось десять лет, папаша-клоун допился до того, что попал в наркологическую клинику. Мать сразу же подала на развод, и семья распалась. Шейна назвала сына в честь дедушки и воспитывала мальчика в иудейской традиции, в положенном возрасте Шая прошёл в синагоге обряд бар-мицвы. В юности он гордился своей национальной и религиозной принадлежностью. В 2004 году юноша участвовал в создании коллективной книги «Я — еврей», написав в своём эссе, что «быть евреем — выгодно» и что у него «личные отношения с Богом, который, оказывается, действует в границах иудаизма».

В 1999 году, как раз в возрасте бар-мицвы, Шая дебютировал в телесериале «Секретные материалы» — сыграл эпизодическую роль мальчика, которому нужна дорогостоящая операция, и найти деньги ему помогают агенты Фокс Малдер и Дана Скалли.

Шайа Лабаф заставляет говорить о себе не только успехами в кино, но и творчеством в таком своеобразном жанре, как акционизм. Его экстравагантные инсталляции и не менее эпатажные выходки не раз оказывались в центре внимания общественности. В феврале 2014 года Лабаф явился на премьеру фильма «Нимфоманка» на Берлинском кинофестивале с бумажным пакетом на голове с надписью «Я больше не знаменит». Но не всегда можно провести грань между художественной акцией и банальным нарушением общественного порядка. В июне 2014 года Шайа  Лабаф был арестован в здании бродвейского театра: по словам очевидцев, он курил, кричал и всячески мешал зрителям. Когда его попросили выйти, он отказался, а затем стал угрожать полицейским и оказывать им сопротивление. Актер был доставлен в отделение полиции и обвинён в хулиганстве.

26 января 2017 года Шайу Лабафа в очередной раз арестовали. Это произошло возле нью-йоркского Музея движущегося изображения на акции He will not divide us («Он нас не разделит»). Участники акции собрались, чтобы скандировать эту фразу в прямом эфире перед круглосуточно работающей камерой с момента инаугурации избранного президента Дональда Трампа и в течение всех четырёх лет его каденции.  И вот камера зафиксировала, как Шайа Лабаф сорвал шарф с человека, который будто делал селфи с актером, но затем сказал: «Гитлер не совершил ничего плохого». Актера арестовали в прямом эфире, но тут же в сети был запущен хэштег #FreeShia с призвом отпустить его. Через три часа после ареста Лабаф был освобожден из полиции.

«Шайа Лабаф — еврей, и это очень оскорбительно для него и для других евреев», — комментировали случившееся СМИ и блогеры. Но на момент происшествия вопрос, еврей ли Шайа, имел не столь однозначный ответ. Дело в том, что в октябре 2014 года, во время съёмок в фильме «Ярость», Лабаф сообщил, что отказался от иудаизма и принял христианство. В фильме, действие которого происходит в конце Второй мировой войны, он играл танкиста-христианина Бойда (Святошу) Свона. О своём обращении Шайа выразился несколько «неблагочинными» словами: «Я стал христианином, и не каким-то грёбаным дерьмовым путем, а по-настоящему».

«Выход из еврейства» голливудской знаменитости стал предметом бурных дискуссий в СМИ. Одни авторы радовались, другие сомневались, третьи перечисляли знаменитостей, совершивших переход в обратную сторону. В числе персоналий, полученных еврейским миром взамен Шайи Лабафа, называли Иванку Трамп, Мадонну, Элизабет Тейлор и Мэрлин Монро. Но пока в американской прессе муссировался вопрос, не является ли религиозная конвертация кинозвезды очередным приступом акционизма, израильская газета Haaretz поставила вопрос так: «А велика ли потеря для еврейского народа — Шайа Лабаф?»

Комментарии