63.83
70.67
18.06
Культура

Одри Хепберн и Анна Франк

Одри с матерью и Отто Франком

Известный американский писатель, признанный летописец Голливуда Роберт Матцен написал книгу, в которой прослеживает голландские корни культовой кинозвезды, мимолетные нацистские симпатии ее матери и ее тайную деятельность против оккупационного нацистского режима. Об этой книге рассказывает рецензент Рич Тенорио.

Одри Хепбёрн — звезда культовых фильмов «Римские каникулы», «Завтрак у Тиффани», «Моя прекрасная леди», одна из немногих удостоенных всех самых престижных премий — «Эмми», «Грэмми», «Оскар» и «Тони». Но ее самая важная роль, пожалуй, наименее известна. Это история голландской аристократки, воспитанной родителями с противоречивыми политическими пристрастиями, которая помогала своей стране противостоять нацистам. Эта реальная история ее отрочества, рассказана в новой книге «Голландская девочка: Одри Хепбёрн и Вторая мировая война» Роберта Матцена. Книга достигла статуса бестселлера за две недели после того, как она была выпущена 15 апреля, менее чем за месяц до 90-летия Хепбёрн.

Автор ездил собирать материал для книги в Нидерланды, где получил доступ к архивам и взял интервью у людей, помнивших голландскую девочку Одри в военные годы. Сын Хепбёрн Лука Дотти написал предисловие и поделился ранее не публиковавшимися фотографиями, документами и экспонатами.

Летописец Голливуда, Матцен узнал о военных годах Хепбёрн, работая над биографией Джимми Стюарта, знаменитого киноактера и прославленного боевого летчика. Некоторые из боевых товарищей Стюарта были сбиты над Нидерландами, и когда Матцен посетил город Арнем, он узнал, что Хепбёрн жила там во время войны. Это дало толчок его следующему проекту, который он назвал в интервью The Times of Israel, «никому не известная сторона Одри». Матцен считает, что его книга не только заполняет пробел в фактах из биографии Хепбёрн, но и объясняет, как они повлияли на на всю ее жизнь, включая работу в качестве посла ЮНИСЕФ, когда она помогала детям, пострадавшим от войны.

В детстве Хепбёрн были моменты, которые она хотела забыть. Травмой было поражение союзников в боях при Арнеме и Остербике в 1944 году. За два года до того они с матерью переехали из Арнема в деревню Велп, расположенную в трех милях — достаточно близко, чтобы услышать о разрушении родного города. Члены семьи Одри рисковали жизнью, укрывая британского солдата, они с матерью помогали ему в качестве медсестер. Нацисты хватали голландских женщин и девушек и заставляли работать на немецких кухнях, Хепберн была среди таких захваченных, что могло сломать ее судьбу, но она убежала. Десятилетия спустя, в 1976 году, она отказалась от роли в батальном кинофильме «Мост слишком далеко».

В 1958 году Одри получила предложение сыграть роль самой известной голландской жертвы Холокоста в киноверсии «Дневника Анны Франк». Для Хепбёрн это была слишком личная тема, и она отказалась, хотя она встретилась с отцом Анны, Отто, пережившим Холокост. Согласно книге Матцена, Одри отказалась из-за опасений, что эта работа может привлечь внимание к прошлому ее матери Эллы.

Одри Кэтлин Ван Хеемстра Хепбёрн-Растон, родилась 4 мая 1929 года. Ее семья имела дворянских предков с обеих сторон. Ее голландский дедушка, барон Ван Хеемстра, был губернатором южноамериканской колонии Суринам и мэром Арнема. Ее отец-англичанин настаивал на королевском происхождении от предка 16-го века, Джеймса Хепбёрна, графа Ботвелла, третьего мужа королевы Шотландии Марии Стюарт. Юная Одри, или Адриантье, как ее называли в семье, выросла между Бельгией, Англией и Нидерландами. Ее родители ездили в Германию с видными британскими фашистами (включая сэра Освальда Мосли), где встретились с Гитлером в его мюнхенской штаб-квартире в 1935 году. Элла вернулась в Германию на съезд нацистской партии в том же году воздала хвалу Гитлера в британских фашистских изданиях. Элла первоначально продолжала поддерживать нацистов после того, как они оккупировали Нидерланды. Она завела роман с немецким чиновником и выступила в Арнеме в конце 1941 на вечере «арийской» музыки, в котором ее дочь и сын Ян участвовали тоже.

По иронии судьбы, учительница танцев Одри, Винья Марова, была еврейкой и скрывала это от оккупантов. Матцен называет поддержку Эллой нацистов в этот период «путем наименьшего сопротивления», ради защиты ее детей. Тем не менее ее другой сын, Алекс, стал подпольщиком. Стоит отметить, что оставивший семью отец Одри, Джозефа Растон, уехал в Англию, где из-за симпатий просидел в тюрьме на протяжении всей войны. Нацисты арестовали дядю Хепбёрн, Отто Эрнста Гелдера, графа ван Лимбург-Штирум, судебного прокурора, за несогласие с их политикой. 15 августа 1942 он был казнен вместе с другим родственником, бароном Шиммельпеннинком ван дер Ойе.

Матцен пишет, что горе Хепбёрн было столь глубоким, что она потом старалась о дяде не вспоминать. Казнь Отто стала поворотным моментом. Элла и Одри переехали в Велп, где они жили с дедушкой Одри, бароном ван Хеемстра, и вдовой Отто, Мейсье. Семья объединилась и присоединилась к Сопротивлению, — пишет Матцен. «Они делали все, что могли, против оккупации». Это включало отказ от предложения вступить в нацистскую «гильдию артистов», прекращение бурной танцевальной карьеры Хепбёрн, которая к 1944 году была самой известной балериной в Арнеме. Хепбёрн помогала врачу Хендрику Виссеру Хуфту, который укрывал сотни евреев в Велпе на протяжении всей войны, он доверял ей многие секреты. Она была одной из тех, кто был на связи с семьями, спасающими евреев. Она танцевала, чтобы собрать деньги на пропитание скрывающихся. «Никто не писал о том, как глубоко она была вовлечена в спасение евреев», — отмечает Мацен. По данным Мемориального музея Холокоста США, несмотря на все подобные усилия, менее четверти голландских евреев пережили Холокост. Послевоенная публикация дневника Анны Франк добавила новые факты к этой истории. Когда Хепберн и ее мать после освобождения Нидерландов жили в Амстердаме, жилец по соседству был редактором, работающим над публикацией дневника. Одри и Анна родились с разницей в несколько недель в 1929 году. Но Франк была арестована в 1944 году и умерла в Берген-Бельзене в 1945 году. Хепбёрн, как сказано в книге, называла Анну Франк «сестрой души». Мацен считает, что у Одри был комплекс вины: ей удалось выжить, тогда как Анне Франк было суждено умереть.

Освобождение от нацистской оккупации принесло свои осложнения. Матцен пишет, что Хепберн пристрастилась к сигарам, которые приносили солдаты союзников, к беспорядочна в еде, что не вязалось с образом жизни балерины. Он связывает ее страдания в голландской «голодной зиме» 1944-1945 годов с более поздними проблемами со здоровьем — Хепбёрн умерла рано, в возрасте 63 лет. Восстановленные голландские власти стали преследовать коллаборационистов и вызвали Эллу — мать Одри на допрос. В ходе следствия обвинения были сняты, после чего мать и дочь уехали в Англию, где к Хепбёрн пришел успех, но не в балете, а в кино.

С годами Хепбёрн стала спокойнее относиться к своему прошлому. Уже будучи иконой мирового кинематографа, она читала перед публикой «Дневника Анны Франк» и служила послом ЮНИСЕФ, в том числе незадолго до своей смерти в раздираемой войной Сомали. «Она всегда переживала за детей, страдающих в войнах, развязанных взрослыми», — резюмировал Матцен. И это — одна из главных идей его книги. «Женщина, девочкой испытавшая ужасные переживания, преобразила их в красоту и позитивность, неся весть о мире и торжестве жизни».

Сокращённый перевод с английского Виктора Шапиро

Комментарии