• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.76
    71.17
    18.03
    Интересное
    Мария Якубович

    Романтик и герой Авшалом Фейнберг: поэтическое свидетельство

    Музей НИЛИ, Израиль

    Каждой нации нужны легенды, ключевые фигуры в ее истории – восставшие и боровшиеся с темными силами, которые мешают светлому будущему. «Шпионское кольцо» НИЛИ, семья Ааронсонов и Авшалом Фейнберг – именно такие герои. И одновременно очень живые люди со своими страстями.

    Их судьбы не забыты, по сей день вдохновляют нас, и все время всплывают новые и новые факты.

    Я хочу рассказать об одной известной израильской песне.

    Стихи для нее – «Тысяча поцелуев» – в виде реального письма, полного страсти, тоски и эротики, написал несчастный романтик, авантюрист и герой Авшалом Фейнберг: работник сельскохозяйственной станции в Атлите, близкий друг друг руководителя этой станции (и НИЛИ) Аарона Ааронсона и его двух сестер – Сары и Ривки.

    gallery-avshalom.jpg

    Авшалом Фейнберг Фото: музей НИЛИ

    Утверждают, что письмо было адресовано Ривке Ааронсон. Учитывая, что когда они познакомились, ей было всего шестнадцать, письмо звучит очень и очень смело.

    elef-neshikot-daf-1-513x600.jpgelef-neshikot-daf-2-525x600.jpg

    Письмо «Тысяча поцелуев». Фото: Национальный музей Израиля

    Тем не менее даты не совпадают. Личность адресата так и не раскрыта. Фейнберг написал письмо 18 октября 1910 года, но с Ривкой встретился только в декабре того же года – и передал письмо ей.

    gallery-rivka-backyard-with-shibolim.jpg

    Ривка и лечебные травы на сельскохозяйственной станции в Атлите. Фото: музей НИЛИ

    Известно, что Авшалом и Ривка собирались пожениться. Но с ростом опасности от подпольной деятельности «Шпионского кольца» юную Ривку вместе со старшим братом Александром семья отправила из ишува в Америку.

    коллаж-10.jpg

    Авшалом и Ривка. Фото: музей НИЛИ

    Авшалом и старшая сестра Сара очень сблизились. Хотя Сара была уже замужем, но оставила мужа вместе с братом Аароном в Турции, вернулась в Атлит и стала фактическим командиром смелого подполья.

    aronso-715-537.jpg

    Авшалом и Сара. Фото: музей НИЛИ

    Что именно произошло в этом треугольнике на самом деле, никто не знает. Некоторые утверждают, что Ривка, узнав об этом романе, дала понять оставшимся членам семьи, что принимает его, и поэтому они не препятствовали этой связи. А некоторые утверждают, что между Авшаломом и Сарой не было ничего, кроме чистой дружбы товарищей по подполью.
    Но известно еще одно любовное письмо, уже не стихотворное – письмо Авшалома Саре Ааронсон.

    письмо саре.JPG

    Письмо Авшалома Саре. Источник документа – Национальный музей Израиля

    Именно поэтому семья Ааронсон долго скрывала всю свою переписку.

    Авшалом Фейнберг был убит на Синае бедуинами в январе 1917 года во время секретной миссии для НИЛИ.
    Существует еще одно письмо, в котором Сара повествует Ривке и Александру о его гибели.

    «Если бы вы знали, мои дорогие, сколько раз я начинала писать вам.
    Как я знаю из письма Ривки, мои котята не знают подробностей о нашем покойном возлюбленном, и так трудно это рассказать: сердце разрывается и горе так огромно.
    ...Вы знаете, как сильно наш мальчик хотел решить вопрос наших еврейских интересов с англичанами. Но когда он после успешной миссии, полный надежд, вернулся в Эрец Исраэль, связь внезапно прекратилась. Кто знает, почему.
    ...Наш возлюбленный потерял терпение и снова начал искать опасные пути. Как я умоляла его и указывала на опасности пути! Я предчувствовала дурное, но не было никакой возможности его убедить. Моя дорогая, наша беда так тяжела и глубока.
    Наш возлюбленный с другом отправились в пустыню. По пути они столкнулись с патрулем бедуинов, которые стреляли в них и преследовали их, и он погиб.
    Мой мальчик, Ривка, был несчастен и страдал больше, чем мы с тобой. Я была единственной, кто мог очистить его сердце, мысли и надежды, и я помогла ему, ободрила и почти усыновила его. Наш друг и возлюбленный стремился и страдал всю свою короткую жизнь и пал, как герой. Уже шесть месяцев его с нами нет. Но наша работа останется в памяти людей и будет названа в честь любимого – Авшалом».
    Первая страница письма Сары Аарсонн, коллекция Национальной библиотеки.jpgВторая страница письма Сары Аарсонн, коллекция Национальной библиотеки.jpgТретья страница письма Сары Аарсонн, коллекция Национальной библиотеки.jpg

    Письмо Сары Ривке. Источник документа – Национальный музей Израиля.

    Спустя несколько месяцев, в начале октября 1917 года Сара Ааронсон была арестована турками, подверглась жестоким пыткам. Три дня она умирала и застрелилась, чтобы не раскрыть информацию о подполье.

    gallery-sara-3.jpg
    Сара. Фото: музей НИЛИ

    Ривка дожила до 89 лет, так и не выйдя замуж, и всегда появлялась на публике в элегантных белых кружевных платьях – как невеста под хупой, вечно верная ушедшему возлюбленному.

    gallery-rivka10.jpg

    Ривка. Фото: музей НИЛИ

    А слова «Тысячи поцелуев», написанные на высоком, поэтическом, богатейшем иврите, вдохновили Мирит Шем Ор на написание песни, музыку к которой написал ее муж, известнейший певец и композитор Цвика (Генрик) Пик. Йеорам Гаон записал ее в 1985 году.


    А еще послушайте вариант в исполнении Цвики Пика.



    Юный Авшалом сто лет назад писал:

    «Тысяча поцелуев тебе, любовь моя.
    Так влюбленные заканчивают письма, которые их роднят еще больше.
    А я так начинаю свое письмо тебе, любовь моя.
    Куда я хочу тебя целовать?
    Тысяча поцелуев тебе, любовь моя.
    Прежде всего, я бы поцеловал тебя в чистый белый лоб.
    От него мои поцелуи разбегались бы на твои чёрные кудри, как лучи короны, как жемчужное ожерелье, которым красавицы украшают себя.
    А потом я прошептал бы тебе в две перламутровые раковинки, твои уши, две маленькие сладкие тайны, как кровь звенит в сердце моем.
    Мои губы скользили бы дальше к твоим бровям и твоим ресницам.
    А потом я целовал бы твои глаза, круглыми, быстрыми и звонкими поцелуями, как пьют с жаждой стакан вина в жаркий летний день.
    А затем целовать, целовать, целовать ямочки на твоих щеках и родинку на подбородке.
    И вобрать ртом твои розовые губы, дышать, дышать и дышать поцелуем, пока мы не задохнемся.
    И на твоей снежной чистой шее, чьи движения так нежны, поцелуями спуститься к маленькой ямке между ключицами.
    И осыпать градом поцелуев плечи.
    И положить голову тебе на грудь, точно найти, где бьется твое сердце, и через платье, кожу, плоть и кровь почувствовать его губами.
    И целовать твои стан и колени.
    И целовать твои душистые и свежие руки, белые нити любви.
    И пошлю поцелуи каждому из твоих очаровательных движений, волнующему веселью без цели...
    Я хотел бы приникнуть ртом к источнику света, и это был бы поцелуй тысячелетия. Но небеса не в глазах грешников, свет не для нечистых земных губ, и поэтому невозможность этого вечного поцелуя навсегда обожжет мои губы и лишит меня дыхания до смерти.
    Тысяча поцелуев тебе, звезда моя!»

    Комментарии