|
Пресс-служба СТМЭГИ

Моральная победа Хабада: главный раввин Польши лезет через забор

Моральная победа Хабада: главный раввин Польши лезет через забор
раввин Польши Михаэль Шудрих перелезает через забор синагоги в Кракове

События вокруг синагоги Исаака в польском Кракове приобретают все более скандальный резонанс во всем еврейском мире.

Еврейское Телеграфное Агентство (JTA) опубликовало фотографию, сделанную израильским журналистом Шимоном Бриманом, свидетелем невероятной сцены: главный раввин Польши Михаэль Шудрих лез через забор синагоги, куда нанятая руководством местной «гмины жидовской» — еврейской общины — частная охрана не допускала молящихся. Таким образом духовный руководитель объединения польских религиозных организаций выразил свою солидарность с хабадским раввином Элиэзером Гурари, фактически являющимся его конкурентом, и выступил против руководства официальной религиозной структуры, к которой он принадлежит. 

Обозреватель JTA Ханаан Лифшиц рассматривает инцидент в Кракове в широком контексте укрепления позиций Хабада в Европе.

В открытом письме Тадеушу Якубовичу, давнему председателю еврейской общины Кракова, являющемуся членом Исполнительного совета Объединения еврейских общин Польши, рав Шудрих указал, что «Исаак-шул» — единственное место в Кракове с постоянным ежедневным миньяном. Главный раввин Польши похвалил «за обучение Торе и еврейским ценностям» регулярно работающих в синагоге рабби Элиэзера Гурари, посланника хабадского движения в Польше, и рабби Ави Баумола, эмиссара организации «Шавэй Исраэль», которая занимается поиском потомков потерянных колен Израиля, а также восстановлением их религиозных и культурных связей с еврейским народом. 

«Благодаря им и многим другим, «Исаак-шул» выполняет обязанности нашей еврейской общины в Кракове» — написал главный раввин председателю городской общины. «Это нужно поддерживать и аплодировать. Вместо этого отключили электричество, а затем воду. И сегодня утром были выставлены вооруженные охранники в масках, чтобы помешать евреям собраться на утренний миньян».

Заявление р.Шудриха было экстраординарным ещё и в том, что оно впервые со времен Холокоста создавало спор об управлении еврейской собственностью. Раввин писал, что община Кракова является «наследником еврейской собственности и несет ответственность за использование этого имущества для развития еврейской религиозной жизни в Кракове, и не может рассматривать его как частную собственность, заботясь лишь об увеличении прибыли». Критики общины также возражают против того, что они называют «непрозрачным» стилем руководства председателя Якубовича и его дочери Елены, которая управляет портфелем недвижимости. Еврейская община Кракова насчитывает всего несколько десятков членов в городе с сотнями евреев. Оппоненты нынешней общины также говорят, что ее многочисленные активы, возвращённые в порядке реституции после Холокоста, не должны находиться под контролем такой небольшой группы.

По словам общины, спор возник не из-за арендной платы, а из-за ущерба, нанесенного синагоге возглавляемой Хабадом общиной. Раввин Гурари отрицает это утверждение. По иронии судьбы, еврейской общине Кракова приходится отбивается от обвинений в отношении другого своего имущества — бывшей синагоги, которая сдана в аренду под бар и кафе. Евреи-реформисты, видимо претендующие на это помещение, заявляли, что операторы бара наносят ущерб историческому зданию, но в данном случае это утверждение отрицает община.

Раввин Пинхас Гольдшмидт, главный раввин Москвы, президент Конференции европейских раввинов, которая часто конфликтовала с Хабадом, назвал закрытие синагоги «аморальным и противоречащим еврейской традиции».

Последнее столкновение в Кракове происходит на фоне растущего сотрудничества между центрами Хабада и традиционными еврейскими общинами по всей Европе. Это сближение в Голландии, Франции, Германии, России и за ее пределами следует за интенсивными трениями 1990-х и 2000-х годов по поводу контроля и статуса в некоторых из этих общин.

Острые конфликты между эмиссарами Хабада и местными еврейскими функционерами имели место в ряде европейских стран, особенно в тех, где государство оказывает существенную поддержку общинам в порядке реституции имущества, конфискованного в период Холокоста, например, в Польше, Литве или Венгрии, что порождает конкуренцию за ресурсы и статус. Но даже в Швейцарии, где правительство не финансирует религиозные группы и меньшинства, расширение Хабада было воспринято как плохая новость общинными лидерами, когда «посланник Любавического Ребе» открыл синагогу в 2012 году. «Мы не очень этим довольны», — заявил тогда глава правления еврейской общины Базеля Йоэль Вайль. «Мы боимся, что это еще больше расколет сообщество. У нас есть тысяча человек, которые ходят в синагоги. Это не Нью-Йорк». Виктор Элиэзер, вице-президент Центрального Совета еврейских общин Греции, заявил в 2016 году, что Хабад несет в себе «экстремизм и фанатизм, которые совершенно чужды еврейской общине» его страны.

Однако в большинстве мест наблюдаются признаки интеграции Хабада в структуру и жизнь еврейского сообщества. Во Франции хабадские раввины эффективно управляют системой еврейского образования, куда многие нехабадские общинные лидеры отправляют учиться своих детей, поднимая ее авторитет до беспрецедентно высокого уровня. В Голландии один из самых известных раввинов Хабада Биньомин Якобс имеет официальный титул главного раввина межрегиональной общины Нидерландов, он работает в штаб-квартире общины в офисе, примыкающем к офису председателя объединения еврейских общин Нидерландов. Иегуда Тайхтель, главный эмиссар Хабада в Германии, многими считается главным раввином Берлина.

В России хабадские и нехабадские лидеры открыто столкнулись более пятнадцати лет назад. Однако, два года назад они подписали соглашение о сотрудничестве, в котором официально «похоронили топор войны». Похоже, что мир был достигнут благодаря победе Хабада, поскольку это движение пользуется симпатиями президента Владимира Путина. 

«Большие бои происходили в 2000 году, но мы сейчас в 2019 году», — сказал рав Пинхас Гольдшмидт. «Я думаю, что люди сегодня заинтересованы в том, чтобы жить дальше и быть максимально полезными для общества. Мы должны попытаться оставить борьбу позади и прийти к modus vivendi между всеми частями еврейского сообщества».

Сокращённый перевод с английского Виктора Шапиро

Похожие статьи