• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.95
    71.13
    18.02
    Культура

    Рыцарь бухарско-еврейского фольклора

    ...Он очень  основательный и серьезный, - бывают такие люди, рядом с которыми  чувствуешь себя недостаточно трудолюбивым и непростительно поверхностным. Привычка наблюдать, обдумывать, записывать – свойства писателя, фольклориста, исследователя, собеседника. Привычка трудиться – от характера, от семьи. Он такой – во всем стремится дойти до корней, до сердцевины. 

    Я познакомилась с Рафаэлем Алаевым  в офисе одной серьезной фирмы, где он переводит с иврита, русского¸ таджикского, узбекского...Причем заметно было, что его цель – не просто передать суть, связать значения, найти семантически верные аналоги -   его интересует самый правильный и самый лучший вариант. А потом я увидела книгу, над которой он долго и увлеченно работал. «Фольклор бухарских евреев».  Ее собрала Зоя Увайдова- Хаимова Эта книга существовала первоначально только на бухарском языке, Рафаэль выполнил перевод на иврит. И тут возникает самый первый факт, удививший меня  в связи с этим человеком:    он сделал иврит своим, родным. Языком души, вдохновения. Согласитесь, не много у нас таких, ведь речь идет о  человеке, приехавшем в Израиль в зрелом возрасте. «Вы прошли до момента репатриации в Израиль большую дорогу, много трудились, много пережили. Так ли уж было необходимо досконально выучить иврит? Знать в нем тонкости,   понимать игру слов, или это уже от характера?». Спрашиваю – и знаю ответ. Почти дословно. «Это же само собой разумеется – хорошо освоить язык своей страны, язык всех своих соотечественников, читать на нем, говорить, работать». Марина Цветаева, большой поэт и очень талантливый переводчик, говорила, что перевести с языка на язык-это все равно что за руку  перевести через дорогу. Перевод – тайная и прекрасная гуманистическая миссия...

    Передо мной красивая -синяя с золотым орнаментом- книга.  А в ней – пословицы, сказки, анекдоты, поговорки, плачи. Мудрость тех, кто жил на перекрестках времен,   верований, обрядов. Мудрость, из которой вышли грандиозные творения культуры и искусства новых времен.

    «Пустой мешок никогда не стоит прямо». «Если бы верблюд был умным, он бы никогда не шел за ослом». «У соседской курицы в яйце всегда два желтка».  «Мяса без костей не бывает». «Умному достаточно и намека, а дураку и дубинка не поможет». «Работа приносит котел с мясом, а безделье – сто подзатыльников»... «Сто друзей – это мало, а один враг – много»... Многое знакомо по мировой сокровищнице фольклора, по сюжетам и трактовкам  в романах и пьесах самых великих авторов. Но все равно здесь есть какая-то удивительная, скромная и величественная тема, которая совершенно  оригинальна, грандиозна, в ней  жаркий свет Востока,  и безбрежность  пустыни с ее опасностями, миражами, особым языком символов.  С гортанным,  на разрыв души звуком карная... Евреи Бухары, которые жили в Бухарском эмирате, в Хивинском и Кокандском ханствах. Язык, который сегодня принято называть языком бухарских евреев,  является диалектной модификацией таджикского.  Первые евреи, которые стали родоначальниками, праотцами этноса бухарских  евреев, появились в Иране примерно в VIII веке до нашей эры.  Они вели свое происхождение из Иудейского царства. От времени вавилонского рассеяния.  Говорили евреи на арамейском и древнем иврите. Разрушение храма и вавилонское пленение положило начало странствию евреев, долгому этапу  жизни без своей земли. Персидский царь Кир II завоевал Вавилон – и дал право евреям вернуться домой. Кто-то вернулся, но были и те, что предпочли остаться. Расселились  по всей  Персии. Вербовались в персидское войско.   Разумеется, это не единственная версия, не главенствующая историческая трактовка, но мы знаем- и блестящий мыслитель и историк Натан Эйдельман в этом ключе  определил смысл истории как вечной череды догадок  – что историк предсказывает назад. И предсказания эти слишком часто меняются, всегда ждут новых версий и новых исторических условий. История – очень приблизительная наука. Древняя Бухара издавна была сказочной жемчужиной Средней Азии. Загадкой. Ареной грозных и драматичных событий.  Великий шелковый путь, завоевания и походы, серп хлебороба и меч воина, аккорды  сказаний и песнопений   – все это бухарский цвестистый ковер.  «Бухарские девушки- самые красивые» - говорит выходец из общины бухарских евреев. И это очень убедительно звучит...  На мой взгляд, самый яркий, самый правильный прожектор –искусство, культура. И те, кто это понимает, занимают  выигрышную позицию. 

    Но вернусь  к герою этих заметок. Рафаэль Алаев  родился в Пархарском районе Таджикистана. «В 236 километрах от Душанбе». Семья была большая, но из девяти детей в живых осталось четверо. А сейчас их трое... Отец  был парикмахером. Он умер рано,  помощи было ждать неоткуда.  Всем тогда  пришлось несладко. Рафаэль вынужден был пойти работать, чтобы помочь матери. «Была у нас такая  заготовительная контора, она занималась кожей. Я быстро учился, быстро набирался опыта. Меня уважали.  Совсем мальчишка, я  начал зарабатывать. Для семьи это было спасением!». Он  рассказывает о том, как еврейскому парнишке доставалось из-за антисемитизма в школе. И как мама советовала быть сильным, не сдаваться, не горбиться под ударами судьбы. Как он по совету друзей, которым нравилось слушать его истории, начал печататься в  таджикском юмористическом журнале.  «Они даже платили гонорар!»- со смехом говорит мой герой.  Его жизнь- как фильм, в котором соединены стили.  Сюжетов – море.  Про торговый техникум, который он закончил, про работу  в сфере торговли. В большом магазине «Детский мир», в качестве заведующего складом в Душанбе. Потом был охранником и социальным работником в Израиле, открыл маленький магазин в Ришон ле-Ционе. Работал переводчиком  в фирме «Протокол».  Он вспоминает смешные случаи, драматичные, такие, которые кажется невероятными. С первой женой прожил больше тридцати лет. Вырастил сына и двух дочерей. Развелся. Спрашиваю – почему: «Мне больно об этом говорить...Треснуло. Сломалось». Сейчас женат на бывшей москвичке, жену уважает, гговорит, что она его вдохновляет и понимает.     

    - В жизни есть что-то, что можно назвать чудом. Мистикой.

    Будто кто-то нашептывает.  Дает план действий. Я так чудом избежал укуса скорпиона.  И еще были случаи. Я верю в то, что каждый сталкивается с неведомым. Необъяснимым.

    Уже в Израиле он написал книгу о знаменитой, особенной женщине – Виктории Нагаровой.  «Это книга на бухарском, она писалась долго, я знал Викторию, бывал у нее дома.  Знаком с детьми. Был замысел сделать перевод на иврит, но не успели, госпожа Нагарова умерла...».   Книгу о главном раввине бухарской общины Давиде Нисанове  он делал в два этапа: сначала дополнил текст, подготовленный учениками и друзьями на иаврите, а потом всю книгу перевел на бухарский язык.  

    - Давид Нисанов был главой Хевры Кадиша  Гиват-Шауля, что в Иерусалиме, открыл ешивы, дома престарелых,  входил в комиссию по оказанию помощи нуждающимся в нашей общине. Большой был человек, светлый и мудрый. Книга о нем  распространялась еще  в США.

    - Вы писатель?Так вы себя позиционируете?

    - Трудно сказать. В Израиле я и на самом деле много написал. Вступил в Союз писателей.    

    Рафаэль  много  пробует себя в разных литературных формах – пишет лирические рассказы, придумываает  притчи и сказки.

    О поездке в Израиль к матери и сестре в 1987, о своей первой встрече со Святой  землей   он написал написал длинную новеллу- отчет. Это и грустная, и занимательная история. О бюрократии, об оковах, которые сделаны из канцелярской бумаги. О   приключениях и новом опыте,  О  вмешательстве во все дела соответствующих органов. О людях.

    - Притча и эссе – ваши любимые литературные формы? 

    - Да, мне нравится, когда кратко и со смыслом.  Очень люблю хорошие анекдоты.

    - Вы свои  собственные анекдоты тоже придумываете?

    - Да, мне трудно определить жанр –придумаю, чаще всего – в рамках нашей фольклорной традиции.

    - Расскажите, пожалуйста...

    -  Жил на свете мельник. Добротой он не отличался. С людей, которые привозили зерно на мельницу,  брал высокую  плату – два мешка муки. Когда пришло его время умирать, он сказал сыну: «Ничего я не смогу  с собой забрать. Не был я тем человеком,  о котором будут много говорить  после  смерти. Исполни мою просьбу: пусть все же обо мне хорошо вспоминают!». Сын  после смерти отца долго думал: «Как же сделать, чтобы отца поминали добрым словом?». И придумал. Он унаследовал мельницу. Продолжил дело отца. Но он брал теперь за работу три мешка муки. И люди говорили:»Какой все же  был у тебя отец – при нем  него не было такого грабежа!». 

    Рафаэль продолжает:

    -  Я думаю, что самые главные вещи в жизни человека очень понятны. Их немного – здоровье, деньги, семья, доброе имя.  Потом человек уходит, завершается отпущенный ему срок – и больше ничего нет. Не надо больше ничего. Но кое- что остается. И это – доброе имя. Из всех богатств только это никогда не иссякнет. Не прекратится.

    - А любовь?

    - Любовь – чудо и священный огонь. Без любви жизнь пуста.

     Вот один из рассказов. О любви и о тех, кому она открыла свою тайну.

    «Их глаза встретились. Они были полны любви. Её голубые глаза напоминали море на рассвете. Длинные ресницы будто сторожили эти сияющие, как звезды,  глаза. Она слышала биение своего и его сердца, она будто стояла перед чем – то величественным.

    Он был импозантным, высоким, сильным.

    Наконец - то эта встреча состоялась. Приблизившись  друг к другу, они словно перестали  дышать.

    "Я люблю тебя" – говорили его глаза.  Она жаждала этого признания и всем сердцем отвечала на него. Их губы искали друг друга. Жар страсти соединял,  уносил в небеса. Они бросились в океан любви. Влюбленные издавали стоны, жаждая друг друга, будто вплетаясь в  шум быстро  текущей реки. Стоны создавали необыкновенно красивую симфонию. Такую божественную музыку никто и никогда не сочинял  – это было словно творение  самой природы.

    Влюбленные нашли дверь, которая не была заперта на ключ, и она открылась от легкого  прикосновения. Лебединая пара, на время забывшая о реальности,  вернулась  в комнату. Спустившись с неба,   они услышали голоса   своих детей. "Мама, папа! Где вы были так долго? Мы скучали…".

    Все были  счастливы».

    А Рафаэль Алаев ведет свой рассказ дальше.

    Мы сидим в ореоле августовского медного дня, жара будто поджигает деревья и стекла домов. Мир вокруг – как раскрытая книга.  И она всегда открыта для постижения, восхищения, перевода. 

    Лана Альтшуллер
    Комментарии