• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 70.75
    78.55
    20.32
    В мире
    Виктор Шапиро

    Последние из Каракаса

    Газета Jüdische Allgemeine опубликовала репортаж Томаса Вагнера о еврейской общине столицы Венесуэлы, находящейся на грани исчезновения из-за неудовлетворительного экономического положения и нездоровой политической атмосферы в стране, где еврейская диаспора некогда процветала.

    Б-гослужение уже началось, когда Эдуардо Кудисевич вошел в синагогу в центре венесуэльской столицы Каракаса. 52- летний Кудисевич, лысый, бородатый, ходил от скамейки к скамейке, пожимал руки и коротко беседовал со знакомыми: «Как дела? Как жизнь?»

    В 80-е годы в синагоге собиралось на молитву 200 евреев. Сегодня на деревянных скамейках сидят 15 человек. Женщины занимают места слева, за стеклянной стеной. Чтобы собирать миньян,  община создала группу в WhatsApp. Это в какой-то мере работает.

    История еврейской общины страны восходит к началу 19 века, когда сефарды переехали с карибских островов на материк. Начиная с 20-х годов 20-го века стали прибывать ашкеназы из Восточной Европы, и в 1939 тропическая страна предоставила убежище приют беженцам из нацистской Германии.

    Когда Уго Чавес в 1998 году был избран президентом, в Венесуэле насчитывалось около 25 тыс. евреев. Сегодня их осталось около семи тысяч, но сколько точно — никто не знает. Исход евреев из Венесуэлы, прежде всего в Израиль и в США, является частью одного из крупнейших миграционных процессов современности. Пять миллионов человек выдавила из страны гуманитарная катастрофа — следствие ужасающей коррупции и бесхозяйственности при Уго Чавесе и его преемнике Николасе Мадуро.

    Кудисевич тоже хотел эмигрировать в Израиль. Но, в конце концов, он не смог оставить свою старую мать. Раньше на общинных праздниках сотня прихожан заполнила бы свой дом молитвы, сегодня, может быть, с трудом 15, говорит он. Будучи инженером, он когда-то зарабатывал хорошие деньги на экспертизах для нефтяных компаний. Сегодня он выращивает на приусадебном участке помидоры и морковь. С марта у него нет интернета, электричество ограничено, а мусор в последний раз вывозили два года назад.

    Кудисевич называет еще одну причину, по которой многие евреи покидают Венесуэлу: «При Чавесе усилился антисемитизм». Согласно отчету Объединения еврейских общин страны (CAIV), венесуэльские СМИ опубликовали около 3300 материалов с антисемитским «душком» в 2014 году.

    Несмотря на отток людей и оскудение финансов, еврейская община держится сплоченно и продолжает финансировать довольно мощную сеть общественных и социальных учреждений. По словам Кудисевича, она стала более бедной, более религиозной и более замкнутой, чем десять лет назад. Но, несмотря ни на что, община борется за выживание.

    Отношение ультралевых лидеров Венесуэлы Уго Чавеса и Николаса Мадуро к евреям и к Израилю, положение еврейской общины в этой стране уже не раз оказывалось предметом внимания СМИ. Сотрудничество правительства латиноамериканской страны с Ираном, по мнению ряда аналитиков, способствует росту антисемитизма. Однако преемник Чавеса, бывший водитель автобуса, президент Мадуро настаивает, что Каракас критикует репрессивную политику Израиля, а не «благородный еврейский народ». Николас Мадуро заявлял, что его дедушка и бабушка были евреями-сефардами, как и многие носители фамилии Мадуро, и так же, как и многие другие, перешли в католицизм. На своих первых президентских выборах в 2013 году Николас Мадуро с отрывом в 1% победил Энрике Каприлеса, еврея, воспитанного в католической традиции.