• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 64.30
    69.42
    18.77
    Религия
    Яна Любарская

    Тора и живопись

    раввин Мендель Каспинов

    Где кончается материальное и начинается духовное, как реализуются замыслы Вс-вышнего в работах художников — тема беседы с раввином Менделем Каспиновым.

    – В чем, на ваш взгляд, основное понимание живописи в свете познания Торы? В  каких случаях мы можем говорить о духовной составляющей этого вида искусства? 

    – Человек, тонко и глубоко понимающий, чувствующий искусство, получает определенный важный инструмент в  изучении Торы. Самое главное качество настоящего художника — умение видеть внутреннюю суть вещей, возможность проникнуть сквозь материальную оболочку и разглядеть за ней нечто большее. То есть настоящий художник не изображает то, что предстает перед его взором, цель искусства не в этом.Он создает другую, гармоничную реальность, наделяя каждую деталь своим смыслом, расставляя все по своим местам, в соответствии с четкими законами гармонии. Изменяя реальность, он на самом деле раскрывает ее совершенно в другом свете, позволяя зрителю понять знакомые ему вещи гораздо глубже, осознать, что прежнее представление людей о них было далеко не точным, а порой просто ошибочным. Таким образом, живописец на своей картине приводит мир в порядок, не всегда заметный зрителю. Передвигая на холсте дома, горы, деревья, порой меняя их форму и цвет, мастер кисти достигает выражения самой души пейзажа, позволяя ему стать повествованием на некую важную философскую тему, которая теперь становится читаема. 

    – А если речь идет о портрете? 

    – Так же и в портрете: акцентируя какие-то черты, порой даже изменяя пропорции, художник добивается раскрытия определенных свойств характера человека, его душевных качеств, ранее незаметных другим. Любая вещь, любой объект нуждаются в художнике, чтобы выразиться через что-то заключенное внутри и стремящееся раскрыться. Так, яблоки нуждаются в Сезанне, гладиолусы — в Сутине, кипарисы  — в Ван Гоге, старые бутылки и кувшины — в Моранди... 

    Это идея «исправления» реальности, наведения порядка, которая напрямую связана с Торой и с работой еврея в этом мире. 

    – Интересно, в чем заключается участие еврея в данном случае? 

    – Вс-вышний изначально сотворил мир несовершенным, требующим исправления. Изучая Тору, еврей обретает понимание, каким он должен быть на самом деле по замыслу Творца, осознает, в чем истинное предназначение каждой вещи. В свете этих знаний мы расставляем все по своим местам и создаем из этих вещей ту картину, которая должна появиться благодаря нашему участию (ибо таков Его замысел). Сами эти объекты ждут контакта с таким вот знающим евреем, нуждаются в его действиях, чтобы занять свое место и  раскрыть свое предназначение. Тогда творение обретает способность говорить, сообщать о тех идеях, о которых Творец нам хочет поведать, оно способно в определенной степени раскрыть Его самого. 

    Без имени-3.jpg

    Винсент Ван Гог, «Пшеничное поле с кипарисами»

    – То есть художник смотрит на любую вещь несколько иначе, чем обыватель? 

    – Совершенно верно, и когда он ее изображает, то старается показать, что ему в ней открылось. К примеру, возьмем такой всеми любимый фрукт, как яблоки. Для живописца, например Сезанна, это не просто плоды с косточками, а особые объекты живописи, в которых мастер кисти увидел нечто скрытое, духовное, — каждое яблоко превратилось в некую энергетическую капсулу, несущую эмоциональный настрой. В  глубине души художника возникло сильное желание выразить определенное эмоциональное состояние, свои идеи. Этот порыв стал причиной, импульсом, побудившим его к поиску выразительных средств для его материализации, к обнаружению наиболее адекватной формы, раскрывающей духовное содержание. Художник стремится открыть зрителю свою душу, поделиться тем, о чем он думает и переживает, вкладывая в свое произведение часть своей души и себя. 

    Осваивая по мере возможностей Мудрость Торы, ученики со временем понимают, что в любой материальной вещи таится своя определенная духовность, святость. Материальная сущность любого предмета — лишь оболочка, в то время как Вс-вышний своей силой и мощью наполняет любую вещь жизнью, выводя из полного небытия, и постоянно поддерживает ее существование, подпитывая своей энергией, Б-жественным светом, которые в этой грубой оболочке утаиваются. Первопричиной этого акта творения является желание Творца создать мир, смысл которого непостижим никому, кроме Него самого. Это и есть внутреннее содержание любой сотворенной вещи, то, чем она по сути является: творение раскрывает своего Творца, ибо Его желание и Он сам — едины. 

    Приобрести такое видение, такое отношение к вещам, такое понимание их сущности и посредством этого почувствовать связь с Творцом можно лишь глубоко изучая Тору, Хасидут и Каббалу. Мы никогда не увидим и не постигнем это желание Б-га, не поймаем руками его свет, но очень важно знать и  помнить об этом. Этому и учит искусство  — главенству внутреннего содержания над внешней формой, приоритету духовного над материальным. 

    Справка

    Менахем-Мендел Каспинов родился в 1968 году в Москве. Окончил «Московское театральное художественно-техническое училище» (1986), затем Школу-студию МХАТ (1990). Репатриировался в Израиль. Учился в хабадской ешиве Цфата.