• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 77.73
    85.74
    21.98
    Наука
    Юрий Табак

    Талмудическая эмансипация

    10 февраля этого года произошло знаменательное событие. Впервые в истории Государственную премию Израиля в области талмудических исследований получила женщина: профессор Тель-Авивского университета Веред Ноам.

    Тем самым были признаны большие заслуги лауреата премии в области академической иудаики, автора нескольких книг и многочисленных публикаций в разных сферах исследований античного и средневекового еврейства — это влияние кумранской галахи на талмудическую, Иосиф Флавий и Талмуд, фарисеи и Талмуд, законы чистоты в талмудическую эпоху, образы Хасмонеев в позднейшей литературе. Есть и еще одна область исследований Веред Ноам, выходящая за период античности, но о ней чуть позже.      

    Событие это имеет не только чисто научное значение, но и социальное. Заявление жюри, под руководством выдающегося израильского ученого проф. Даниэля Шпербера относительно утвержденного лауреата будет не слишком понятно современному миру, не знакомому со спецификой социально-религиозной жизни Израиля: «И в то время как традиционный мир Торы был закрыт для нее, врата академического мира были открыты… Жизненный опыт молодой девушки, для которой врата бейт-мидраша были заперты, повлиял на то, как проф. Ноам добивалась их открытия для всякого, кто хотел приходить и учиться».

    Почему мир Торы в юности был закрыт для нее? А потому что в ортодоксальной среде, где росла Ноам, традиционно изучение Торы женщинами не приветствуется. Женщина там испокон веков мыслилась не иначе как хранительница семейного очага и помощница мужчины в его постижении глубин Торы. Хотя в XX в. ортодоксия модернизировалась, и женщины из ортодоксальных семей получили гораздо больше возможностей для образования, серьезные религиозные штудии оставались для них недостижимы. Но Веред это не останавливало — по крайней мере, в мечтах. И, думается, немалую роль сыграла здесь некоторая специфика семьи.

    Отец Веред, уже покойный Йехуда Элицур, — ортодоксальный еврей и одновременно известный ученый, профессор-библеист. Но известен он не только собственно библейскими исследованиями: его относят к ряду очень немногочисленных ортодоксов (Нехама Лейбович, р. Иоиль бин Нун, р. Мордехай Броер), работавших в сфере академической библеистики, которая по своим методам исследований резко контрастирует с обычным ортодоксально-религиозным подходом к Танаху. Проф. Элицур, которого называют одним из пионеров «академических ортодоксально-еврейских библейских исследований в Израиле», преподавал Танах с самого открытия библейского факультета в Бар-Иланском университете. По всей видимости, это было непросто: как вспоминает один профессор, Элицур ему говорил «Я единственный, кому позволено учить Торе в академической среде». Но сам этот профессор сформулировал ситуацию с Элицуром несколько иначе: «Он был единственный, кто позволил себе засунуть голову в пасть льва — и выжить».

    Йехуда Элицур1.jpg
    Йехуда Элицур

    Мать Веред, Ривка Элицур, — писательница, автор книг для детей. Хотя пишет она, судя по всему, на разные сентиментально-религиозные сюжеты, типа «Шаббат и Йом-тов в стране детей», это тоже не частый случай в ортодоксальной среде.

    И все же, несмотря на веяния века и семейную продвинутость, Веред Ноам не удавалось в юности заняться академическим изучением еврейских источников вне пределов, отведенных патриархальными традициями, — тем более изучением Талмуда.

    Она получила религиозное образование, отслужила в армии, после чего поступила в Иерусалимский университет и в 1997 защитила докторскую по талмудическим исследованиям. Все эти годы она очень успешно развивала академическую карьеру. Но, что очень важно отметить, она возглавляла и «Мидрешет Линденбаум» в Иерусалиме — одну из первых ортодоксальных программ бейт-мидраша для женщин. Веред Ноам, памятуя о собственной юности, делает все, чтобы другим женщинам из ортодоксальных семей было легче пробиться к религиозным знаниям, превосходящим школьные. Как отметило то же жюри, «она была и есть неиссякаемый источник вдохновения для целого поколения женщин, изучающих Тору в рамках научной школы в Израиле и мире».

    И это не просто слова. Веред Ноам действительно занимает активную социальную позицию в этом вопросе. Не будучи феминисткой, она неизменно пишет о положении женщин в религиозной среде и требует его радикального изменения. Она прямо говорит о разрыве декларируемой религией системы ценностей и реальности, которая цинична и репрессивна. Веред Ноам резко реагирует на любые проявления ущемления прав женщин. Когда одна из ортодоксальных исследовательниц написала статью о галахических проблемах, а редакторы журнала «для приличия» добавили в соавторы ее мужа, проф. Ноам выступила с резким заявлением: «Какова цена галахических дискуссий в периодике, если у них отсутствует интеллектуальная честность? И какой образ создается у общества, в котором научная элита ведет себя подобным образом?.. Мелочность, отверженность, страх и кража интеллектуальной собственности — вот лицо всего общества».

    Таким образом социальная цель Веред Ноам во многом совпадает с тем, к чему стремятся еврейские феминистки и женщины, борющиеся за религиозные права для себя. В частности, известно, какую головную боль причиняют властям и ортодоксальным раввинам «Женщины стены», отстаивающие право молиться у стены в талитах и других символах чисто мужской еврейской религиозности. И не случайно именно «Женщины стены» одними из первых в твиттере эмоционально поздравили проф. Ноам с присуждением премии: «Наш любимый звук: стеклянный потолок разбит. Особенно в религии. Поздравляем проф. Веред Ноам».

    И вот тут вспомним еще об одной сфере исследований Ноам Веред: о несправедливых религиозных ограничениях для женщин в ортодоксальном мире. Так, известно, что в 10-13 вв. в Западной Европе имела место практика повязывания тфилин женщинами во время молитвы. Есть даже предположение, хотя и недоказанное, что тфилин накладывали дочери Раши. Но какая бы подобная практика ни распространилась сейчас, она обычно вызывает гнев и раздражение у современных ортодоксов. Так вот, Ноам Веред публикует статью, где, рассматривая многочисленные средневековые источники, приходит к выводу, что, по преобладающему мнению мудрецов, женщинам можно носить и цицит. И приводит примеры ребецин, которые таки носили цицит — т.е. эта практика тоже имела место в средневековье. Мало того, указывая на «Женщин стены», надевающих талит, Веред Ноам доказывает, что галахически им надо обязательно прикреплять и цицит к талиту. Завершает статью автор призывом к галахическому рассмотрению этого вопроса и задает довольно характерный для нее вопрос, намекая явно на бурно выражающих свое негодование мужчин-ортодоксов: «Реформисты, консерваторы, провокация, хилуль а-Шем — не слишком ли бурная у нас реакция? Почему дискуссия вырождается — от рациональности к истерии? Тенденция к истерической и эмоциональной аргументации — это общее у мужчин, но здесь от нее следует удерживаться».

    Разумеется, для негодующих ортодоксальных авторитетов мнение Веред Ноам особенно авторитетным не является: там вообще академические книжки мало кто читает, вследствие параллельности этих двух миров. Но вот для еврейских феминисток, реформистского иудаизма, «Женщин Стены» Веред Ноам — это счастливое обретение. Поскольку вовсе не относящийся к этим кругам, широко признанный ученый, лауреат государственной премии Израиля помогает им с теоретическим обоснованием их деятельности и задач.

    А тем временем и третье поколение семьи Элицур успешно занимается наукой. Ривка Элицур-Лейман пишет докторат в Тель-Авивском университете по еврейской магии и амулетах античности и византийского периода, и уже является признанным специалистом в этой сфере.

    И как бы горячо ни выступали периодически лидеры ультраортодоксии о неприличности высшего образования для женщин, процесс идет.

    Эту песню не задушишь, не убьешь.