• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 71.23
    80.27
    20.58
    В мире
    Яков Скворцов

    Израиль и Тайвань: не признавать, но сотрудничать

    В конце 1940-х годов новосозданные Тайвань и Израиль столкнулись с мощными противниками, категорически отрицавшими их право на существование. Израильтянам противостояли армии арабских стран и террористические арабские группировки (и их союзники за пределами Ближнего Востока). Тайваньцы же бросили вызов материковому Китаю, где к власти пришли коммунисты. Обе страны являются своего рода островами: Тайвань — реальный остров неподалеку от побережья Китая, Израиль — остров метафорический, окруженный государствами, отрицающими его право на существование.

    По причине своего изолированного положения обе страны нуждались в сверхдержаве, которая взяла бы их под свою защиту, и США были готовы и желали сыграть эту роль. И Израиль, и Тайвань рассматривали США как своего старшего союзника и получали разного рода преференции от американской поддержки. При этом оба государства желали, чтобы Америка рассматривала их как своего ключевого союзника. У обеих стран есть нечто общее: скудные запасы природных ресурсов при изобилии человеческого капитала, сообщает Algemeiner.

    И Израиль, и Тайвань борются за международное признание, но пока что не признали друг друга. Причина этого заключается в том, что Израилю нужны позитивные отношения с Пекином, а Тайваню — с арабским миром. Именно Израиль стал первым государством на Ближнем Востоке, признавшим Коммунистическую партию Китая официальным и единственным представителем китайского народа после гражданской войны между правительством Китайской Республики (режим партии Гоминьдан, укрепившийся в Тайбэе) и КПК. Точно так же тайваньцы, как и материковый Китай, долго опасались признавать Израиль или иметь какие-либо явные сношения с ним, опасаясь, что это может поставить под угрозу их отношения с арабским миром.

    Иерусалим и Тайбэй начали осторожно сближаться в 80-х годах, а в 90-х обмен связями активизировался. В 1993 году (через год после установления официальных отношений с Пекином) в Тель-Авиве открылось торгово-экономическое представительство Тайваня, а Израиль открыл аналогичное в Тайбэе. Для укрепления связей потребовалось еще десятилетие. К настоящему моменту Израиль и Тайвань подписали более 30 торговых договоров, включая соглашение о технологическом сотрудничестве (2006 ), протокол о сотрудничестве в сфере развития электронного правительства (2008) и соглашение о сотрудничестве в области водных ресурсов (2011).

    Активизация сотрудничества стала возможной благодаря значительным изменениям в международной и региональной политике. Ирано-иракская война (1980-88), иракское вторжение в Кувейт (1991) и Мадридская конференция (1991) дали миру понять, что палестино-израильский конфликт не является единственным или даже главным на Ближний Восток. Это ослабило страх тайваньцев относительно пресечения связей с арабским миром. Этот геополитический сдвиг позволил Тайваню и Израилю активно сотрудничать и укреплять свои отношения.

    Тайвань имеет ограниченный доступ на международный рынок вооружений — из-за своего не вполне ясного правового статуса. На Тайване же считают, что находятся под постоянной угрозой со стороны Китая.

    В августе 2019 года стало известно, что на Тайване был представлен недавно разработанный беспилотный летательный аппарат, который поразительно похож на израильский беспилотник «Гарпия». Это был не первый случай, когда тайваньцы представляли продукцию ВПК, являющуюся почти точной копией ранее выпущенного израильского аналога. Можно предположить, что речь идет о сотрудничестве, тайну которого никто не стремится сохранить.

    Израиль славится не только своим ВПК, но и аграрными технологиями, а эта сфера для Тайбэя еще важнее. Проблема Тайваня состоит в нехватке пригодной для обрабатывания земли, а также в демографических переменах, которые ведут к старению населению и к дефициту потенциальных работников сельскохозяйственной сферы. Благодаря израильским технологиям Тайвань развивает направление «умного сельского хозяйства», призванное смягчить эти проблемы. В обоих случаях, в ВПК и в сельском хозяйстве, выгода для Израиля очевидна: он расширяет свой рынок и получает новых клиентов.

    «Израиль и Тайвань дополняют друг друга в цепочке высокотехнологичных поставок», — отметил Уолтер Йе, президент TAITRA (Совет по развитию внешней торговли Тайваня), после встречи со своим израильским коллегой в 2016 году. Он имел в виду следующее: Израиль является крупным международным центром стартапов, в то время как Тайвань является ведущим международным центром производства оборудования (более 83% мировых ноутбуков производится на Тайване). Страны дополняют друг друга и предлагают международным потребителям полный пакет услуг. Ожидается, что эта тайваньско-израильская синергия будет продолжать расти.

    Эскалация китайско-американской торговой войны может открыть для Тайваня новые возможности. Ряд компаний могут вывести производство из Китая из-за тарифов и других трудностей, связанных с борьбой двух гигантов. С другой стороны, торговая война может нанести вред тайваньцам, побудив китайцев провоцировать Тайвань, чтобы проверить готовность Америки защитить его. Для израильских фирм торговая война может открыть двери, поскольку они служат альтернативой американским компаниям.

    Громкая победа Цай Инвэнь на тайваньских президентских выборах 11 января стала ударом по Китаю. Цай, лидер Демократической прогрессивной партии, набрал 57% голосов против 38% у ее главного соперника. Цай поддерживает отделение от Китая и сохранение независимости Тайваня, в то время как Хань Гоюй из Гоминьдана поддерживает более примирительный подход, выступая за тесную связь с Пекином.

    «Тайвань показывает миру, насколько мы дорожим нашим свободным демократическим образом жизни и нашим существованием в качестве самостоятельного государства, — сказала Цай в инаугурационной речи речи, предупреждая Китай о том, чтобы он не вмешивался в дела острова. «Я также надеюсь, что власти Пекина понимают, что демократический Тайвань и наше демократически избранное правительство не уступят угрозам и запугиваниям».

     

    Теги