Подвиг горского еврея Александр Шубаева — не забыт!

Встреча участников восстания в Собиборе в 60-х годах

Все уже давно знают о фашистских лагерях Освенцим и Майданек. С ними мы связываем преступления Холокоста. Но в недалеком прошлом нам меньше было известно о лагере смерти Собибор, хотя именно здесь 14 октября 1943 года произошло крупнейшее за всю Вторую мировую войну восстание и побег узников из фашистского лагеря.

Его организовали евреи-военнопленные. Восстание возглавил попавший в плен под Вязьмой офицер Красной армии Александр Аронович Печерский. Это единственный случай за всю историю Третьего рейха, когда антифашистское лагерное восстание увенчалось успехом и сотни заключенных могли бежать. Но почему об этом героическом восстании почти не вспоминали?

В Собиборе не было обычной для концлагерей селекции — на пригодных для работы и непригодных. Все, кого сюда отправляли, были обречены. Иногда от доставки очередной партии узников до их убийства проходило всего несколько часов.

Узников раздевали — под предлогом санобработки; их вещи, чтобы ничего не пропадало, забирала интендантская служба СС. Женщин-узниц — стригли. Волосы отсылались на фабрику рядом с Нюрнбергом, где изготавливали войлок. Раздетых узников, которые ничего не успевали понять, загоняли в газовые камеры. В каждую заталкивали от 160 до 180 человек. Закрывали двери, пускали выхлопной газ от установленного рядом танкового двигателя. И через несколько минут все было кончено.

22 сентября 1943 года в Собибор прибыл эшелон, доставивший из Минского трудового лагеря СС две тысячи заключенных. Вот что рассказывает А. Печерский о первом времени в лагере: «Постепенно я подружился со многими лагерниками. Первыми моими друзьями стали Борис Эстрин и Лейба Срогович — оба из Ростова, мои земляки. Со Сроговичем еще в начале тридцатых годов мы вместе служили в Красной Армии. Подружился я с Семеном Розенфельдом и Аркадием Вайспапиром. Я всячески помогал им. Когда у Семена воспалилась фронтовая рана, капо устроил его в изоляторе, и один минский доктор поставил Розенфельда на ноги. Часто встречался я с Александром Шубаевым из дагестанского города Хасавюрта. До войны он закончил в Ростове институт железнодорожного транспорта. Это был жизнерадостный, никогда не падавший духом человек. Он очень любил петь и в шутку сам себя называл «Калимали». Что такое «калимали», никто не знал, но у всех это вызывало улыбку.Мы были с ним в одном эшелоне,а в лагере присматривались друг к другу,когда он неожидано шепнул мне,что Леон Фельдгендлер,Семен Мазуркевич и сам Саша Шубаев разработали план побега».

В это же время А. Печерский познакомился с  Леоном, который увидел в нем человека, которому можно довериться и положиться на его военные навыки.

Иллюзии давно покинули нас, ведь мы  понимали, что выжили благодаря чуду, ведь евреев в лагерях расстреливали сразу. Им – Ефиму Литвиновскому, Аркадию Вайспапиру, Александру Шубаеву, Борису Цибульскому, Семёну Мазуркевичу и другим их товарищам – везло слишком долго, теперь предстояло взять собственную судьбу в свои руки.

Александр Печерский и другие решили, что не доставят немцам такого удовольствия: лучше погибнуть под пулями, чем быть задушенными.

Вот как описывает Томас Блатт настроение заговорщиков накануне восстания:

«Мы знали свою судьбу… Мы знали, что находимся в лагере уничтожения и что наше будущее - смерть. Мы знали, что даже неожиданное окончание войны может спасти заключенных „обычных" концлагерей, но не нас. Только отчаянные действия могут прекратить наши страдания и, может быть, дадут нам шанс на спасение. И наша воля к сопротивлению росла и крепла. Мы не мечтали о свободе, мы хотели только уничтожить этот лагерь и предпочитали умереть лучше от пули, чем от газа. Мы не хотели облегчать немцам наше уничтожение».

На подготовку восстания им понадобилось две недели. Возглавил его советский офицер Александр Печерский и восемь его товарищей – Вайспапир, Борис Цыбульский, Шломо Ляйтман, Семен Розенфельд, Александр Шубаев (Калимали), Ефим (Хаим) Литвиновский, Алексей Вайцен и Борис Табаринский.

Они перебили не ожидавших сопротивления эсэсовцев и вырвались на свободу!

Вот один из эпизодов  восстания, который говорит о мужестве наших соотечественников: «…. начальник лагеря гауптштурмфюрер Иоганн Нойман прибыл в портняжную мастерскую на двадцать минут раньше срока. Он слез с лошади, бросил поводья и вошел. Там были, кроме мастеровых, Шубаев и Сеня Мазуркевич. У дверей лежал топор, прикрытый гимнастеркой. Нойман снял мундир. Пояс, на котором висела кобура с пистолетом, он положил на стол. К нему поспешил портной Юзеф и начал примерять костюм. Сеня подошел ближе к столу, чтобы перехватить Ноймана, если он бросится за пистолетом. Убить топором немца должен был Шубаев, такого же высокого роста, как и Нойман. Нойман все время стоял лицом к Шубаеву. Тогда Юзеф повернул немца лицом к двери под предлогом, что так лучше делать примерку. Шубаев схватил топор и со всего размаха хватил Ноймана обухом по голове. Из нее брызнула кровь. Фашист вскрикнул и зашатался. Вторым ударом Шубаева Нойман был добит. Труп его бросили под койку в мастерской и закидали вещами. Залитый кровью пол быстро засыпали приготовленным заранее песком, так как через пятнадцать минут должен был прийти второй фашист…» Тотчас же Шубаев схватил пистолет Ноймана и принес мне,- вспоминал Печерский.- Я обнял его. Все утро я страшно волновался, хотя всячески старался скрыть это. Но как только я узнал, что немцев уничтожают и план выполняется, сразу успокоился».

В ходе восстания погиб Ляйтман, ближайший соратник и друг Печерского. Нескольким военнопленным удалось переправиться через реку Буг и пробиться к партизанам. Во время скитаний по польским лесам тяжело заболел и умер раненный при побеге Цыбульский, а Александр Шубаев погиб в партизанском бою,Семен Розенфельд, самый молодой из восставших, участвовал во взятии Берлина и на стене рейхстага оставил надпись: «Барановичи — Собибор — Берлин».

Тем временем в мире узнали об этой невероятной истории. Книги и фильмы о восстании в Собиборе, о подвиге Печерского и его соратников снимались и издавались — за пределами Советского Союза. Мир восхищался советским офицером!

К 50-летию восстания в Собиборе бывшей студенткой Азербайджанского института культуры Наилей(Нелли)Ханджановой были написаны портреты Александра Печерского, горского еврея Александра Шубаева, Семена Розенфельда, которому 14 октября (это его второе рождение) исполнилось 97 лет и живет он в Израиле. Вот что он сказал в интервью Григорию Гершлеву в его статье в  израильской газете «Время евреев»:» Официально мой день рождения 10 октября… Но второй день рождения у меня 14 октября 1943 года — день  восстания в Собиборе и побега из ада. Я тогда понял, что родился заново и жить буду долго».

Эти портреты героев были опубликованы в еврейском журнале «Шалом-Шолэм-Шолуми», издававшимся в постсоветские годы в Баку историком, активистом еврейской культуры, борцом с антисемитизмом еще в советские времена, вице-президентом Азербайджанской Корчаковской Ассоциации Пиней Каликой.

В Голливуде Печерского сыграл Рутгер Хауэр: продюсерам казалось, что лишь такой белокурый крепыш способен одолеть эсэсовцев

                                      

Член Совета ЕКПО «МИР» (Шолом) во Владикавказе Гергарт Надель

Комментарии