• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 62.55
    69.86
    17.96
    Люди и личности
    Елена Касимова

    Бар-мицва раввинской работы. Часть II

    Бар-мицва сына р. Давида Давидова в синагоге 770 в Нью-Йорке

    Интервью с раввином Давидом Давидовым

      Часть II

    Царское имя

    В марте на нашем сайте была опубликована первая часть интервью с раввином горско-еврейской общины Канады Давидом Давидовым.

    Сегодня мы продолжаем этот разговор.

    - Скажите, рабби, в честь кого вы получили свое имя?

    - Мой отец хотел назвать меня Хаимом в честь своего брата. Но когда я родился, акушерка принесла младенца моему отцу и сказала: «Вот ваш Давид». Так я и стал Давидом Давидовым. В школе учительница французского языка, чтобы не подчеркивать моего еврейства, называла меня на украинский манер: «Давыдка».

    Вскоре я заинтересовался происхождением моего имени. Дедушка со стороны матери учился в хедере и знал еврейскую историю. Он рассказал мне о царе Давиде. Рассказы о великом еврейском царе захватили меня, и я стал гордиться своим именем. Мне захотелось почитать о царе Давиде, и я пошел в библиотеку. «Дайте, пожалуйста Библию», — сказал я. «У нас нет такой книги», — ответила библиотекарь. — «Хотя, подожди», — сказала она и вытащила с какой-то дальней полки книжку под названием «Библейские сказания» польского писателя Зенона Косидовского.

    - Эта книга была популярна у советских читателей, ведь другая информация о содержании Торы нам была недоступна. Я тоже ее в детстве читала.  

    - Я снова и снова перечитывал рассказы о еврейских героях, представляя себя участником тех событий, буквально жил в том времени. В еврейской традиции есть осбобая молитва — благословление луны. Я этого тогда абсолютно не знал, но когда на небе всходила яркая луна, я, глядя на нее, молился о чем-то своем, вознося к небу свои детские просьбы. 

     

    История одной фотографии

     

    В конце 80-х годов по указанию Любавичского Ребе в Нальчик трижды приезжали молодые раввины. На Хануку мой дядя рабби Гилядов собрал мальчиков, и посланники из Нью-Йорка зажигали с нами ханукальные свечи. Несмотря на на то что мы не знали иврита и английского, мы все понимали: казалось, что разговор шел на уровне душ, подсознания. Они подарили нам ханукальный волчок, который я храню до сих пор. Я не перестаю заниматься поисками тех раввинов, которые пробудили еврейские струны моей души, когда я был подростком. Это были два раввина, выступавшие на радиостанции «Маяк» и приехавшие в Нальчик. 

    Правда, с одним из них судьба меня свела. Уже в Торонто я встретился с рабби Шуром — сейчас он возглавляет в Торонто школу для мальчиков — хедер, в котором учатся мои сыновья! В 1988 году он приехал в Нальчик и попросил раввина — моего дядю рабби Гилядова — собрать всех еврейских детей. Когда через много лет мы с рабби Шуром встретились в Торонто, он мне сказал: «Я тебя помню. Ты из Нальчика», а потом принес фотографию, на которой среди группы ребят стою я, двенадцатилетний, в руках у меня брошюра «Ктив Нахон» — о правильном написании ивритских букв. 

    Я был поражен: как Вс-вышний соединяет души людей, когда свет одной из них воспламеняет другую. 

    image008.jpg

    Синагога в Нальчике. Во втором ряду первый справа мой дядя рабби Гялядов, затем рабби Шур. Перед рабби Шуром мальчик с книжкой в руках – рабби Давид Давидов


    «Еврей не может войти в церковь!»


    Когда пришло время бар-мицвы, мы поехали в Москву. Мой отец был художником, членом Союза художников России, и работал в Москве. Во время церемонии бар-мицвы я надел тфилин и талит, а потом мы пошли гулять по Красной площади. Там была маленькая церквушка с низкой дверью. Чтобы зайти вовнутрь, надо было склонить голову. Люди туда шли, и мне тоже захотелось. Но папа резко возразил: «Ты еврей, и тебе нельзя туда входить!» 

    image009.jpg
    «Еврейская женщина в головном покрытии». Работа моего отца, Ильи Давидова (на портрете запечатлена его мать – моя бабушка)
    Несмотря на то, что отец не продолжил раввинскую династию, для него были очень важны еврейские ценности и традиции. Именно по его желанию я стал продолжателем семейной династии раввинов. Помню, что однажды я сказал ему, что хочу стать художником, как и он.  Папа дал мне лист бумаги и карандаш и попросил: «Нарисуй яблоко». Я нарисовал. Отец, посмотрев на рисунок, сказал: «Ну что ж, очень неплохо, но гораздо важнее, если ты выберешь путь религиозного еврея и станешь соблюдать традиции отцов. Лучше стань раввином, как твои деды!» Это произвело на меня сильное впечатление. Став не по своей вине светским человеком – ведь он жил в советское время, когда было запрещено следование еврейским традициям — он понимал значение еврейских ценностей, и его слова стали для меня направлением моей жизни.   

     

    Доллар для гостя

     

    Однажды — это было в 1989 году — мой старший брат включил радио, и мы с невероятным удивлением стали слушать передачу радиостанции «Маяк», в которой выступали два раввина из Америки. Они рассказывали о том, как покинули Советский Союз и стали там хасидами Любавичского Ребе. Ребе направил их в Россию, и они рассказывали об этом великом человеке по советскому радио!

    - Поразительно!

    - Мы с братом просто прилипли к приемнику. Рассказ раввинов о Ребе так повлиял на меня, что мне очень захотелось с ним встретиться. Я стал одержим этой идеей. 

    А надо сказать, что именно в это время брат оформлял туристическую поездку в Америку по приглашению, присланному нашей тетей. И он твердо сказал: «Все! В Нью-Йорке обязательно зайду к Ребе!» 

    Приехав в Америку, он вместе с тетей пошел на встречу с Ребе. А у тети с Ребе своя история: с помощью его благословения она излечилась от рака. 

    Чтобы увидеться с Ребе, надо отстоять многокилометровую очередь. Пока брат стоял, он наслушался множество историй о Ребе, на него надели тфилин (после бар-мицвы он уже забыл, что это такое). Женщины продвигались быстрее, чем мужчины (потому что их было меньше) Тетя, стоявшая в женской очереди, увиделась с Ребе, и во время этой краткой встречи Ребе дал ей три доллара. Это было время, когда Ребе давал людям доллары-благословения. 

    image011.jpg

    Эти три доллара Ребе распределил следующим образом: «Один доллар - тебе, — сказал он тете,  — второй — твоей семье, а третий — гостю, который на улице». Как он мог знать о брате, который стоял в мужской очереди и был еще очень далеко от входа?! 

     

    Соблюдение субботы укрепляет семью

     

    Когда брат вернулся из Америки, он снова стал собираться в поездку и уехал... в Израиль. Все были удивлены, ведь он только приехал из Америки, логично было бы поехать именно туда! Но он сказал: «Скоро Мошиах придет в Израиль, и я не собираюсь кататься туда-сюда!»  

    Вскоре, благодаря моему брату, вся семья оказалась в Израиле.

    В Нетании брат сблизился с Моше Меламедом — очень интересным человеком лет 60, при этом очень энергичным, не расстающимся с велосипедом. Моше пригласил нас с братом на Шаббат и на Песах. Святость субботы, проведенной с Моше, а также пасхальный седер, который он организовал для общины, произвели на меня большое впечатление. Я понял, что это колоссальные семейные ценности, способствующие ее сплоченности и укреплению дружбы. И тогда я сделал для себя важный вывод: для еврея и его семьи очень важно соблюдение Субботы!

    Еще мне очень понравился уклад жизни в религиозной семье. Особенно то, что касалось воспитания детей и, в частности, девочек. Скромный, чистый облик девочек из традиционных семей сильно отличался от того, как выглядели их сверстницы на улице. Мне захотелось, чтобы и моя невеста была такою же. 

    Постепенно я начал понимать, что светская жизнь мне не подходит, и стал серьезно интересоваться традиционным ортодоксальным еврейством.

    Как-то я оказался за субботней дневной трапезой в компании ребят из ешивы. Хасидские песни и слова Торы в их устах меня буквально заворожили. Я решил поехать к ним в ешиву в гости. После первого шабата в ешиве я решил остаться еще на одну субботу. И вот тот второй шаббат привел к тому, что я уже не покинул стены ешивы.

     

    Раввин в армии

     

    Так же сильно, как я хотел придерживаться еврейского образа жизни, я хотел идти служить в израильскую армию. Пришел в военкомат, а там не смогли найти моих документов. Мне сказали: «Мы не можем взять вас в армию, так как ваше личное дело отсутствует: документы куда-то пропали». На меня завели новое дело и сказали, что я патриот. Таким образом, будучи уже ортодоксальным евреем, я на три года призвался в армию.  

    После окончания срочной службы у меня появилась возможность стать армейским раввином. В моей части такой должности не было, но, тем не менее, у меня был свой кабинет, куда приходили служащие с разными вопросами. Однажды меня пригласил к себе командир нашей части. Когда я пришел, он сказал: «Я марокканский еврей, а у меня дома нет ни одной мезузы. Можешь мне помочь их установить?» Я ответил: «Я здесь именно для этого».  

    За мезузами я обратился к раввину города Кирьят-Ата р. Дискину, который меня спросил: «Сколько мезуз тебе надо?» Я ответил: «У меня нет денег...» Раввин сказал: «Деньги не проблема. Сколько дать тебе мезуз?» Помню, я взял три мезузы и установил их в квартире командира. Он был просто счастлив. Также я подарил ему книжку «ХИТАТ» (сборник отрывков из Торы, Псалмов царя Давида и книги «Тания») и сказал: «Держи эту книгу в машине, она тебя будет хранить». Он очень обрадовался. 

    Потом так случилось, что у него умерла мама... Командир сказал: «Я хочу похоронить маму по всем правилам. Научи, что нужно делать?» Я был очень тронут: представляете, человек, который годится мне в отцы, скрупулезно следует моим указаниям. Позже он представил меня к званию «Лучший солдат части». 

    В конце концов, мне предоставилась возможность стать военным раввином. Чтобы занять эту должность, нужно обладать особыми знаниями, и я углубился в учебу. Но перед тем, как начать работать, я поехал в отпуск, во время которого мои планы как-то сами собой изменились: желание посвятить весь день изучению Торы пересилило желание остаться в армии. И я год проучился в ешиве Цфата, после чего на два года поехал в Нью-Йорк, чтобы учиться в ешиве мирового значения «Севен Севенти». А затем опять приехал в Цфат. 

     

     

    Невеста, похожая на Ривку

     

    - Как вы познакомились со своей супругой?

    - Наша мудрецы говорят, что найти жену — это все равно, что разделить воды моря на две половины. Мои поиски были трудными. Я пытался найти невесту из своей общины. Один раз у меня вроде бы возникла такая возможность, но в итоге она не проявилась. Время шло, мне очень хотелось создать хорошую еврейскую семью. И так же, как я горячо молился в девятилетнем возрасте, направляя в небо свои детские просьбы, я стал молиться о своем личном. Я посетил могилы наших праведников и праотцов. В один из шаббатов я направился в Меарат-а-Махпела — пещеру Махпела, где похоронены Авраам, Ицхак и Яаков, а также их жены, Сара, Ривка, Лея. И как раз на той неделе читали главу «Хайей Сара», где рассказывается о создании первой еврейской семьи — нашей праматери Ривки и праотца Ицхака. Евреи, к сожалению, не обладают полными правами на владение пещерой Махпела: она находится также под палестинским владением, и только два раза в году зал пещеры открывается для евреев. 

    Я приехал туда, остался на шаббат и всю субботу молился у могилы наших праматерей. Держась за решетку захоронения Ривки, я просил Вс-вышнего: «Пошли мне тоже такую невесту, которая хоть чем-то была бы похожа на Ривку».

    А в это время парню, с которым мы вместе учили Тору (такой товарищ по занятиям называется «хаврута»), предложили шидух — нашли невесту. Узнав об этом, я позвонил шадханит (свахе), благодаря которой свершился этот шидух, и сказал ей: «Вы нашли такую замечательную невесту моему другу. А нет ли у нее такой же хорошей подруги для меня?» На что она мне ответила: «Есть подруга. Ее зовут Хана Ривка».

    - Невероятно: ведь вы молились именно о Ривке! 

    - Когда мы встретились, я понял, что такую девушку ни в коем случае нельзя упустить! Для их семьи принять решение было непросто: она происходит из очень ортодоксальной семьи, и с пеленок росла в еврейских традициях. Но мне повезло — она дала согласие на наш брак. 

    Ривка с отличием закончила школу «Бейт-Хана» в Париже.

    Позже ее родители обратились к Ребе, как это принято у сефардских евреев, за благословением совершить алию в Израиль. Они купили дом в активно развивавшемся в то время городе Бейт-Шемеш, на который им указал Ребе. И вот что интересно: 17 лет назад Бейт-Шемеш был пустыней, а сейчас это — второй Иерусалим! В этом чудесном развитии городка посередине пустыни семья Ханы-Ривки видит прямое благословение Ребе. 

    В Израиле моя будущая жена сначала училась в Иерусалимском семинаре для девушек, параллельно преподавая в семинаре для баалей-тшува (тех, кто возвращается к еврейству). 

    После свадьбы она продолжила свое образование в Цфате в престижном высшем религиозном учебном заведении для девушек «Семинар Бейт-Хана». Она получила государственный диплом преподавателя Танаха, а также педагога по работе с детьми с особыми потребностями.

    Надо сказать, что в этом женском институте Талмуд преподавал директор ешивы, в которой я учился. Поскольку он приложил много усилий к поискам невесты для меня, то очень обрадовался, когда узнал о моем выборе. Рош-ешива (директор) всегда подчеркивал, что  Хана Ривка — очень талантливый человек, который по своим качествам мог бы стать даяном (судьей), если бы была мужчиной. 

    После свадьбы мы два года прожили в Цфате, а затем приехали в Торонто. 

    Моя жена замечательная хозяйка. Она знает, что я большой любитель блюд кавказской кухни. В итоге она стала готовить их даже лучше, чем готовили в моем родном доме.

    image015.jpg
    Раввин с семьей


    Раввин горской общины

     

    - Что послужило причиной вашего переезда из Цфата?

    Во время учебы в ешиве в Америке я познакомился с общиной горских евреев Нью-Йорка, людьми, которые стали для меня близки и дороги. Я понял, что моим призванием является работа с евреями Кавказа, любовь к которым горит в моем сердце. Я собрал большой материал о традициях горских евреев, об их мудрецах, раввинах и их связях с другими общинами. Этого материала достаточно, чтобы издать книгу, содержащую интересную информацию. Книг о горских евреях, подобных этой, в собрании книг разных еврейских общин мира, катастрофически не хватает. Нужен спонсор, чтобы поддержать этот проект.  

    Именно в это время мне предложили возглавить общину горских евреев Торонто, на что я с радостью согласился. И сейчас я подхожу к 13-летнему рубежу своей службы — так сказать, к бар-мицве моей деятельности. Дело в том, что я приехал на следующий день после Пурима 13 лет назад. В этом году празднование Пурима в нашей общине проходило под названием «Бар-Мицва на Кавказе». 

     

    О программах


    - Какие перспективы вы видите для горско-еврейской общины Торонто?

    - Слава Б-гу, все время происходят хорошие изменения. У нас теперь есть большое помещение, в котором мы можем проводить наши программы до построения собственной синагоги.

    - Какие программы?

    - Прежде всего, у нас собирается миньян для святых молитв. Кроме этого, в нашем центре на постоянной основе cправляются шаббаты и еврейские праздники. Мы открыли благотворительный фонд — Банк продуктов, чтобы помочь тем, кто нуждается и стремится кошерно провести праздник Песах.

    Обычно в Рош а-Шана, Пурим и Песах помещение нашей синагоги заполняется до отказа. Иногда кажется, что уже совсем нет места, а люди все прибывают, но стены синагоги каким-то чудесным образом как бы раздвигаются.

    - Совсем как в Храме.

    - Да, как в святом Бейт-Амикдаше! 

    - Молодежь принимает участие в программах вашего центра? 

    - Наша молодежь с удовольствием посещает мои уроки и все программы общины. Особенно празднование Йом-Кипура. Несмотря на то что наши молодые люди живут в разных районах города, они пешком приходят в наш центр и молятся с необыкновенным воодушевлением. Во время прошедшего Йом-Кипура я получил большое удовольствие от их молитвы, а такую мощную святость дня никогда и нигде не ощущал.  

    - Жаль, что не все горские евреи могут попасть на празднования по причине того, что далеко живут...

    - Но для тех, кто живет в отдалении от нашей синагоги, мы предоставляем возможность остаться на ночь, чтобы не нарушать святость субботы и праздника.

    Утренние молитвы мы начинаем немного позднее обычного — с расчетом, чтобы люди общины, которым важно молиться именно у нас, смогли дойти из разных концов города. 

    - Есть ли у вас программы, которые были бы интересны женщинам? 

    - Специально для женщин моя супруга, рабанит Хана Ривка, разработала курс занятий под названием «Women Circle», включающий изучение Торы, профессиональную подготовку к свадьбе, лекции о необходимости соблюдения законов семейной чистоты. Хочу отметить, что эта важнейшая мицва, «ахарат мишпаха» (чистота семейной жизни) — всегда очень почиталась и соблюдалась в горской общине разных городов Кавказа. Я лично слышал замечательный рассказ о микве в Дербенте от одной из наших уважаемых женщин из категории золотого возраста. 

    Кроме того, женщины посещают лекции на темы воспитания детей и «Шолом байт» (укрепление семейных взаимоотношений). 

    Перед каждым праздником наши женщины собираются, чтобы совместно выполнить великую заповедь Вс-вышнего — отделение халы от теста. Они это делают с большим воодушевлением, а затем несут домой красиво сплетенные халы, и запах свежевыпеченных хал (поистине, это запах рая!) заполняет еврейские дома перед нашими святыми праздниками. 

    Очень популярна у наших женщин программа «Рош Ходеш» — встреча нового еврейского месяца. На вечерах «Рош Ходеш» говорят об особенностях духовной сущности наступающего еврейского месяца, проходят выступления специалистов по разным интересующим женщин темам. Например, о традициях поиска жениха или невесты для детей, о поддержании комфорта и уюта в доме (скажем, пошив штор), о секретах кулинарии и косметики, о новостях медицины и т.д. 

    Мы не хотим забывать о нашей кавказской культуре и языке, и поэтому у нас организован «Клуб Джуури», на занятиях которого можно изучать язык горских евреев, готовить мальчиков к бар-мицве, а девочек — к бат-мицве. Также женщины и дети занимаются в танцевальной студии, чтобы научиться искусству зажигательного кавказского танца. 

    Для мужчин действует курс занятий по изучению Торы. 

    В нашей общинной библиотеке к услугам читателей обширный ассортимент еврейских книг на самые разные темы. А по воскресеньям открыт читальный зал, где можно не только почитать интересную книгу, но и выпить чашечку кофе или чая со сладостями. Мужчины в это время не упускают возможности надеть тфилин. 

    - А где можно приобрести тфилин?

    - В нашем центре члены горской общины могут проверить тфилин и мезузы, а также приобрести атрибуты иудаики, книги и продукты, привычные для горской общины.  

     

    О хупе

     

    - Одно из самых знаменательных событий в жизни еврейской семьи — это хупа...

    - Правильно. Наши мудрецы говорят: «В 13 лет – к бар-мицве и тфилин, а в 18 — к хупе и семье». Хочу отметить, что по законам провинции Онтарио человек, проводящий иудейское бракосочетание, обязательно должен иметь, во-первых, диплом раввина, а, во-вторых, специальный государственный сертификат, разрешающий проведение обряда бракосочетания. Раввину, не имеющему такого сертификата от властей, не разрешается проводить обряд хупы. Напомню, что в провинции Онтарио необходимо иметь свидетельство о браке, выдача которого требует сбора многих документов. И я обладаю правом, данным мне государством, обеспечить такой документ молодой паре.

    - Рабби, Вы затронули тему хупы. А как вы проводите этот обряд?

    - Во-первых, я, как раввин, имеющий сертификат на регистрацию брака, могу проводить хупу в соответствии с традициями всех еврейских общин: горской, сефардской, грузинской и ашкеназской. И, как ни странно, хупа с моим участием пользуется большой популярностью в других еврейских общинах. 

    image016.jpg

    Кроме того, хочу сказать, что задача раввина — это не пение на свадьбе, а обучение молодых: я провожу занятия с женихом, моя жена — с невестой. Хана Ривка подготовила сотни женщин к микве. Ее классы пользуются большой популярностью у женщин общины. Наша задача — профессионально подготовить молодую пару к новому для них периоду жизни, что является для нас с женой огромной ответственностью.

     

    Тора нашего единения

     

    - Вы сказали, что этот год для вас является годом символической бар-мицвы вашей деятельности. В чем это выражается?

    - В 13 лет мальчик становится совершеннолетним, надевает тфилин, его вызывают к Торе. Это является важной вехой его жизни. Так же и для нашего центра — мы тоже подошли к новому этапу нашей деятельности. За 13 лет у нас было примерно 100 выпускников программ бар- и бат-мицвы, а сейчас мы подошли к написанию нашей собственной Торы. 

    Тора — единственное, что объединяет нас в прошлом и будущем. Благодаря Торе еврейский народ выжил во всех трагедиях его истории. Нас хотели уничтожить. А сегодня мы пришли, чтобы сказать: «То, что вы замышляли, у вас не получилось. Евреи живут, потому что Тора — вечна. Б-жественный подарок, который мы получили, объединяет Небо и Землю, прошлое и будущее. И всех погибших мы помним. Не только в камне помним, а помним живыми. Тора живая, мы живы, и еврейский народ будет жить вечно».

    Хочу поделиться с вами радостной новостью: с благословения Вс-вышнего 21 марта я официально и торжественно открыл публичное написание исторического первого свитка Торы, посвященного объединению горских евреев всех стран.

    День написания Торы почти совпал с днём Азкары – днем памяти первого президента Конгресса горских евреев Заура Гилалова Б"П «Нешмато Бе Ган Эден».

    Тора — корень нашей жизни и источник нашего благословения.

    Тора соединяет нас с Б-гом.

    В Б-ГЕ НАШЕ ЕДИНСТВО. В ТОРЕ НАШЕ ЕДИНСТВО. А В ЕДИНСТВЕ НАША СИЛА. 

    Написание свитка Торы сплачивает воедино всех, кто принимал участие в его создании, и связывает их с Вс-вышним. Это тем более справедливо, когда речь идет о свитке Торы, посвященном единству горской общины. 

    В Свитке Торы содержится 304 805 букв, поэтому у каждого из вас есть возможность приобрести собственную букву.

    Проект написания Торы посвящен Памяти Заура Таировича Гилалова З"Л.И, а сама Тора будет посвящена ушедшим близким всех тех, кто примет участие в ее написании. 

    Хочу провозгласить: 

    Этот проект написания Торы проходит под девизом

    «Горские Евреи всех стран мира! Тора — это фактор единства. Станьте совладельцами собственного свитка Торы “Единство горско-еврейской общины”, приобретая в нем вашу персональную букву, строчку, страницу, главу.  

    Тем самым вы способствуете объединению горских евреев всего мира!»

    - Планируете ли вы построить синагогу для горско-еврейской общины?

    - Это моя заветная мечта. Горско-еврейская община Торонто является одной из крупных в составе русскоязычной диаспоры. Так сложилось, что горские евреи проживают в разных концах Торонто. Посредством построения нашей синагоги мы объединим всех. Горские евреи должны быть хозяевами своего физического Центра, что поможет нам стать хозяевами Духовного Центра. И сейчас, в новом помещении у нас есть все возможности, чтобы наши мечты воплотились в жизнь.


    Комментарии