56.59
69.40
16.59
Рафаэль Рамм

израильский журналист, обозреватель радиостанции «Кан Рэка»

Мнения
Рафаэль Рамм
Мнения

Откровения шведского посла

Назначение нового посла Швеции в Израиле Магнуса Хельгрена вызвало естественный интерес израильских СМИ, поскольку отношения между нашими странами все еще остаются весьма напряженными по двум причинам: Израиль стал излюбленным объектом нападок шведского министра иностранных дел Марго Вальстрём, которая среди прочего успела обвинить его во «внесудебных казнях палестинцев». Дошло до того, что замминистра иностранных дел Ципи Хотовели заявила, что «Израиль закрыт для этой женщины, которая так его ненавидит». А в 2014 году Швеция стала первой европейской страной, признавшей государство Палестина.

И вторая причина — недавние антисемитские инциденты в Гетеборге и Мальмё показывают, что шведское правительство не контролирует ситуацию и не обеспечивает местной еврейской общине необходимой безопасности. В первом городе в синагогу была брошена бутылка с зажигательной смесью. Во втором — осквернено еврейское кладбище, а участники марша против иерусалимской декларации Трампа скандировали: «Стрелять в евреев!»

При израильской чувствительности к еврейской жизни в Диаспоре неудивительно, что  заголовком интервью Цвики Кляйна со шведским послом на сайте NRG стала его цитата: «Если шведский еврей боится надеть кипу — мы потерпели крах».

В Швеции живет 18 000 евреев, но в еврейской общине зарегистрированы только 7 000. В основном евреи живут в трех городах – Стокгольме, Гетеборге и Мальмё. Правда, из последнего большинство местных евреев сбежали под напором волны мусульманской иммиграции, из-за которой Мальмё прозвали «самым антисемитским городом Европы». Кто-то из местных евреев переехал в другой город, а кто-то в Израиль, где, по оценке шведского посольства, живет около 4 000 шведских евреев.

«Шведские власти. признался посол, не смогли защитить еврейскую общину. Сейчас правительство это уже понимает и предпринимает меры, чтобы изменить положение. В полиции и судебной системе делают все, чтобы виновные были пойманы и сурово наказаны. Я знаю наверняка, что в последние недели были отпущены средства для усиления охраны синагог и еврейских школ. Антисемитские инциденты стали главными в выпусках новостей, на первой полосе газет, и предметом дискуссий на радио и телевидении».

На вопрос «Верно ли, что еврейская община добивалась бюджетных средств и получала отказы?» посол ответил: «Верно. Они недостаточно получали. Министры и руководители полиции сейчас признали, что все происшедшее — это провал властей. С другой стороны, невозможно обеспечить стопроцентную безопасность. Есть люди, способные сделать, что угодно, и это нельзя предотвратить. Министр иностранных дел Вальстрём сказала, что если хоть один шведский еврей вынужден скрывать на улице свое еврейство — дело плохо. А другие министры призвали проявлять нулевое терпение к любому случаю антисемитизма».

Естественно, что другая часть интервью посла Хельгрена была посвящена сложным отношениям Израиля и Швеции. И здесь посол открыл то, о чем еще не успели узнать израильские СМИ: во время своего недавнего визита в Брюссель Биньямин Нетаниягу, в кулуарах совещания министров иностранных дел Евросоюза, встретился за завтраком с… Маргот Вальстрём. «Насколько я знаю, — сказал посол, — это была полезная встреча»

Что же касается встречи Нетаниягу с министрами ЕС, посол Хельгрен сказал: «Они согласились, что надо смотреть вперед. Есть несколько вопросов, по которым у Евросоюза и израильского правительства разные мнения. Но моя философия и философия шведского правительства состоит в том, что даже в случае несогласия предпочтительно говорить друг с другом, а не друг о друге. Особенно в СМИ. Я думаю, Нетаниягу – прямой политик, ведущий диалог с людьми, которые с ним несогласны».

На просьбу закончить интервью на позитивной ноте посол рассказал, как в Швеции обстоит дело с декретным отпуском: «У нас его дают на 12 месяцев, в течение которых мать или отец получают 90 процентов зарплаты. Принято, что мать берет первые шесть месяцев, а отец — остальное. Но они могут поменяться. Но если мать хочет в одиночку взять декретный отпуск, она получит только 10 месяцев. Так что все делят декретный отпуск так или иначе. Кто скажет «нет», если родители ограничатся двумя месяцами? Вся система заботится о том, чтобы оба родителя смогли работать, и в этом часть успеха шведской экономики».

Не обошлось и без личных подробностей: супруга посла Хельгрена тоже посол, служившая сначала в Эритрее, и до сих пор — в Ираке, куда ее мужу было запрещено ездить по соображениям безопасности. Зато теперь она смогла взять долгий отпуск и без всяких забот о безопасности приехать к мужу в Израиль.