Шломо Пиотраковски

обозреватель «Едиот ахронот»

Мнения
Шломо Пиотраковски
Мнения

Когда в Израиле прозвучит залп «Авроры»

Публикация меморандума с описанием Основного (конституционного) закона о законодательстве - это огромный шаг вперед, который в глазах будущих историков станет аналогом залпа "Авроры". Это старт революции, демократических преобразований, которые наступят после двух с лишним десятков лет с момента предыдущей конституционной революции, в рамках которой были приняты основные законы Государства Израиль о правах, достоинстве и свободах человека.

Та революция передала слишком многие полномочия Верховному суду. Нынешний меморандум, в свою очередь, предлагает вернуть многие из этих полномочий в руки избранников народа. В меморандуме указано на необходимость предоставить в руки правительства подробное описание пределов полномочий Высшего суда справедливости в части его права на аннулирование законов, которые, по мнению суда, противоречат принятым в девяностые годы и позднее основным законам.

Но, что еще важнее, меморандум впервые сам по себе устанавливает возможные ограничения прав Верховного суда. Если закон будет принят, мы сможем надеяться на установление четких границ, которые будут отделять друг от друга ветви демократической власти, и в частности - судебную. Пока мы не располагаем правилами, определяющими, где заканчиваются полномочия судей и куда распространяется право судебного надзора над полномочиями кнессета, что не позволяет четко провести границы власти кнессета - то есть избранников суверенного народа.

Этот меморандум никогда не появился бы на свет, если бы в последнее время сами судьи Верховного суда не приняли целый ряд постановлений, оспаривавших то, что в течение двух десятилетий считалось согласованным пределом для пересмотра судебной властью решений, которые приняли власти исполнительная и законодательная. Хотите примеры?

Их множество, однако перед этим немного отступим в теоретическую область. Ни на какой странице принятых в Государстве Израиль законов не написано, что суд обладает правом аннулировать закон. Поэтому некоторые юристы утверждают, что кнессет никогда не предполагал давать судам такое право. Но даже те, кто считает, что БАГАЦ таким правом обладает, всегда указывают на основные законы Государства Израиль, прежде всего - на законодательство о правах граждан и свободе, и изредка - на закон о свободе занятий. Получается, кнессет - единственная власть, способная аннулировать законы, и более никто, поскольку кнессет - это высшая власть в государстве. Поэтому полномочия кому бы то ни было может дать только кнессет, и кнессет указывает их границы. Но, выясняется, не по мнению судей.

В удивительном в своем роде постановлении, касающемся признания однополых браков, судья Анат Барон поставила вопрос, не наступило ли время аннулировать законы, которые были приняты до основных конституционных законов и противоречат, по ее разумению, закону о правах человека. Проблема состоит в том, что в законе есть статья, по умыслу добавленная законодателем, цель которой - предотвратить именно это. Статья однозначно постулирует: законы, вступившие в силу до конституционных, никак не могут быть отменены без участия кнессета. Иными словами, законодатель сказал свое слово, но судья Верховного суда не уверена, что судьям надлежит к нему прислушиваться.

Второй пример, не менее серьезный, - серия комментариев в постановлении, касающемся двухгодичного бюджета. В этих комментариях обнаружились два проблемных элемента. Первый - утверждение, согласно которому суд вправе аннулировать законы не только по причине их противоречия конституционным законам, но также в случае, если законы эти противоречат "основным принципам системы". Кто устанавливает принципы? Разумеется, судья Верховного суда, хотя никто ей или ему этих полномочий не давал.

Второй элемент - это утверждение, согласно которому суд вправе аннулировать даже конституционный закон, если - как мы установили ранее - полномочия судей установлены в конституционном законе. Но нельзя аннулировать закон на основании закона такого же уровня.

Эти примеры отражают возникающую на наших глазах реальность, в которой кнессет потерял суверенные права. Если закон о законодательстве будет утвержден, он вернет Израиль на демократический путь. Этот закон гораздо важнее для будущего Государства Израиль, чем закон о национальности и уж конечно чем закон о рекомендациях.

Сейчас премьер-министр должен принять решение. Без его поддержки закон не пройдет. 

Перевел с иврита Теодор Волков

Источник: «Вести»