66.75
75.78
17.69
Мнения
Лев Мадорский
Мнения

Откуда берутся в Израиле (и не только) левые и правые?

Четыре правила мозга Джона Медины

Меня всегда интересовал вопрос вынесенный в заголовок. Почему у людей одной национальности, получивших одинаковое воспитание, живущих в одной стране и имеющих одинаковый социальный статус, разные, порой, диаметрально противоположные взгляды на окружающий мир: левые и правые в Израиле, пропутинцы и антипутинцы, трамповцы и антитрамповцы, сторонники Меркель и её противники. Ну, хорошо, в России, я уже не говорю о Северной Корее, взгляды, противоречащие официальным, не всегда можно свободно высказать публично и человек получает одностороннюю информацию. Тут явно присутствует элемент своеобразного зомбирования. Но в Израиле, США, Германии, где есть источники информации самого разного направления. Что происходит в этих странах?

1.      Мы воспринимаем информацию и интерпретируем её, в основном, через зрение и слух. Тут задействованы более 80 % мощностей мозга. Остальные относятся к остальным трём чувствам.

2.      Получая различную информацию, мозг складывает её в общую картину. При этом спорадические, чуждые основной идее элементы этой информации, если и пока они в явном меньшинстве, откладываются в дальний ящик и не меняют содержания картины.

3.      Мозг работает соответственно выработанным веками историческим потребностям.

4.      Человеческий мозг — унифицированная система. Однако встречаются люди с другой электропроводимостью мозга и они, порой, по-другому воспринимают одну и ту же информацию из окружающего мира.

К этим, так сказать, научным правилам я бы добавил парочку «ненаучных», из народной мудрости:

Чьим умом живешь, того и песенку поешь.
Глаз — чтобы видеть, ум — чтобы распознавать.
А теперь рассмотрим эти правила более подробно.

Информация через зрение и слух

Зрение

Можно без преувеличения сказать, что глаза это видеокамеры, осведомители, разведчики или (для обострения ситуации) лазутчики мозга. Именно они доставляют информацию, которая в его исследовательской лаборатории обрабатывается. Результатом обработки и становится то, что мы видим. Хотя это не имеет отношения к теме, но не могу пройти мимо удивительного факта: учёные до сих пор не могут понять как это происходит. Да и вся деятельность мозга покрыта тайной. Никто не знает каким образом зарождаются наши мысли, эмоции, желания. Одно известно точно: зрение само по себе, без подключения результатов лабораторного исследования, никаких выводов сделать не может и не отличит даже Моську от слона. Понятно, результаты исследований попадают к нам на стол без всякой бюрократии, практически, мгновенно.

Слух

Однако, для создания определённого мнения, для выработки определённых взглядов человеку мало зрения. Нужны ещё во внешнем мире и уши. Эти своеобразные слуховые жучки, также как и их зрительные коллеги, не осмысливают информацию, а только передают её в свою лабораторию. Вместе они (добавим для полноты картины вкусовых, обонятельных, осязательных разведчиков) и вырабатывают определённые взгляды, как политические, так и религиозные, социальные, нравственные…

Что происходит дальше?

Суть в том, что в силу физиологических особенностей мозга, увиденное и услышанное разными людьми вызывает различные реакции и по-разному ими интерпретируются. Не случайно психотерапевты, для того, чтобы составить психологический портрет пациента, просят его назвать по ассоциации на приведённое ими слово какое-то другое, или дорисовать обычную кляксу до предмета или картины. Индивидуальные различия словесной ассоциации и такой дорисовки бывают очень значительны. У одних, к примеру, это собачья конура, а у других — царский дворец. Получается любопытная картина. Оказывается, полученная через зрение и слух информация в мозгу, как и упомянутая выше клякса, «дорисовывается и дослушивается» разными людьми по-разному, что называется, в разном ключе.

Иногда при этом начинает действовать правило два: «… спорадические, чуждые основной идее элементы этой информации, если и пока они в явном меньшинстве, откладываются в дальний ящик». Разные люди в «дальний ящик» откладывают разное. Многое, при таком перекладывании зависит от страны исхода, социальной среды, некоторых других компонентов. Не случайно русскоязычные израильтяне, как, кстати, и русскоязычные немцы, как правило, примыкают к правому лагерю. В Израиле, на мой взгляд не израильтянина, в рамках правой позиции активнее, чем в рамках левой, в дальний ящик убирается информация о возможности теми или иными действиями обострить израильско-арабские отношения и даже довести их до войны. Иногда создаётся впечатление, что правые в еврейском государстве поэтому в меньшей степени, чем левые, придерживаются принципа: «Худой мир лучше доброй ссоры».

Давно живущий в Израиле племянник, который ближе к левому лагерю, чем к правому, как-то спросил меня:

— Дядя Лёва, сколько по-твоему стоит этот телевизор?

— Не знаю. Ну, предположим, тысячу шекелей.

— Да, примерно, столько. А, как ты думаешь, почему у него такая цена? Потому что, столько за него просят. Мир стоит столько, сколько за него просят. Ни больше, ни меньше.

— А если цена мира, как считает Иран или «Хамаз», ликвидация Израиля?

— Не надо перегибать палку. Речь идёт о разумной цене. Просто не стоит сходу отвергать любые арабские предложения. Необходимо искать компромиссы. Впрочем, —добавил племянник, — тем, у кого дети не служат в армии и не рискуют погибнуть на войне, мои рассуждения трудно понять.

Хотя я придерживаюсь правых позиций, но не могу не признать, что в словах племянника есть здравый смысл. Необходимо искать компромиссы. И тут всплывает третье правило Медины о связи мозга с историческими потребностями. Очевидно, что у нас, выходцев из СССР-России, более жёсткий и бескомпромиссный опыт (дискриминация, террор, Гулаг, психлечебницы и т. д.), чем, скажем, у выходцев из Европы (о Холокосте сейчас не говорим) или США. Опыт, который мы переносим в современные обстоятельства.

И, наконец, четвёртое, очень любопытное правило о разной электропроводимости и, соответственно, о разном восприятии информации из окружающего мира у разных людей. Такие индивидуальные особенности мозга тоже нельзя игнорировать. Согласно этому правилу Медины уровень электропроводимости мозга прямо влияет на наши, вкусы, пристрастия, принципы, в том числе, политические.

Послесловие

Сомневаюсь, что моё предположение о связи индивидуальных, физиологических особенностей мозга и политических взглядов найдёт много сторонников. Но, вместе с тем, вряд ли, феномен правых-левых в одной стране, а, особенно, в окружённом врагами Израиле, где от единения евреев зависит безопасность государства, кто-то сможет по-другому убедительно объяснить. Впрочем, надо помнить, что есть левые и левые. Если слова моего племянника можно как-то понять, то некоторые высказывания левых интеллектуалов, писателей, учёных, профессоров университетов — евреев, как в Израиле, так и в других странах, понять невозможно. Вот некоторые перлы этих, так называемых, интеллектуалов:

«Израиль и США достигли низших кругов ада в своем предательстве ценностей гуманизма. Евреи-неонацисты и их союзники в США не намерены заключать мир с кем бы то ни было на этой планете?»

Или:

«День Катастрофы весь прогрессивный мир отмечает, опустив глаза к земле и испытывая чувство стыда и негодования. Это день величайшей трагедии в мире. Этот день отмечается в апреле каждого года и называется он “накба”».

Страшно, невероятно, непостижимо. Единственное объяснение, которое приходит в голову — физиологические особенности строения их мозга. Странные, патологические, болезненные. Как тут не вспомнить фразу, известную ещё со времён античности:

“Deus quos vult perdere dementat prius” — «Кого бог хочет наказать, того сначала лишает разума».

Источник: Мастерская