66.50
75.62
17.73
Моран Азулай

обозреватель «Едиот Ахронот»

Мнения
Моран Азулай
Мнения

Коалиционный кризис завершен: победители и проигравшие

После того как коалиции удалось преодолеть затяжной кризис, едва не приведший к падению правительства и досрочным выборам, политические аналитики пытаются понять, кто же победил в этом противостоянии, а кто проиграл. А также то, как будут далее развиваться события и дотянет ли кнессет ХХ созыва до конца каденции.

В первом приближении кажется, что самым большим победителем стал глава правительства Биньямин Нетаниягу, которому удалось найти формулу компромисса, убедить коалиционных партнеров согласиться с ней и утвердить в предварительном чтении скандальный законопроект об освобождении учащихся йешивот от призыва в армию. Однако на самом деле – победитель не он. И вот почему.

Нетаниягу: бунт в коалиции

До самого последнего времени было неясно, чего на самом деле хочет глава правительства. На этот счет высказывались два противоположных мнения. С одной стороны, Нетаниягу, как казалось, не прочь отправить страну на выборы, чтобы отвлечь граждан от своих (Нетаниягу) юридический проблем, а заодно заручиться народной поддержкой, чтобы в нужный момент предъявить ее: о какой коррупции может идти речь, если народ любит и доверяет? С другой стороны, Нетаниягу не хотелось выборов, которые, несмотря на нынешние комплементарные опросы, никогда не предсказуемы. Да и публика, согласна тем же опросам, не очень вдохновлялась идеей досрочных выборов.

С другой стороны, как полагают некоторые аналитики, Нетаниягу проиграл именно в том, что не смог довести кризис до выборов в самый благоприятный (согласно опросам) период, сулящий усиление Ликуду. Не смог он сделать этого, по мнению экспертов, потому что партнеры по коалиции заблокировали такую возможность. Нетаниягу хотелось продемонстрировать, что он сделал все что мог, и не он, а упрямые лидеры фракций довели до выборов.

Кризис был преодолен в тот момент, когда лидер Ликуда Биньямин Нетаниягу достиг взаимопонимания с главой правительства Биньямином Нетаниягу по поводу того, что он, собственно, хочет. А далее - все произошло очень быстро. Именно так, как обычно действует Нетаниягу в кризисных ситуациях.

Вот только дивидендов из этой ситуации премьер не получил. Более того, он обнаружил, что коалиционные партнеры вовсе не так управляемы, как ему бы хотелось. Они выдвигали ультиматумы, грызлись друг с другом и не пугались угроз из канцелярии главы правительства. Нетаниягу, который постоянно просил партнеров "слезть с дерева", внезапно сам оказался на его вершине. Ему пришлось уступить по всем фронтам. Он даже не смог наказать Софу Ландвер за нарушение коалиционной дисциплины.

Теперь очевидно, что Нетаниягу коалицию сохранил, но самой коалиции как таковой не существует. Вместо нее - противоборствующие фракции, которые при первой же возможности могут вновь затеять политические игры. И переживет ли следующий кризис правительства, который в нынешней ситуации может возникнуть по любому поводу, это отдельный вопрос.

Религиозные: упрямство и гибкость

Ортодоксальные фракции отказались от большинства своих требований. Они не получили закона об освобождении ешиботников от армии (сразу в трех чтениях, как настаивали), они были вынуждены согласиться на комиссию, которая займется проработкой закона по линии министерства обороны, и проголосовать за бюджет.

Более того, ради сохранения своего присутствия в коалиции, они склонили в отступлению Совет мудрецов Торы, который ранее сообщил, что никаких компромиссов не будет (подробнее: "Закон о призыве: победа или капитуляция ортодоксов"). По мере того как угроза выборов становилась реальней, риторика ортодоксов звучала все мягче. И в конечном итоге ультиматумы были сняты.

Либерман: добился того, чего хотел

"Для того чтобы отстоять свои принципы, мы были готовы идти до конца – включая отказ от министерских постов. Мы не испугались ничьих угроз и доказали, что наши слова не расходятся с делами", -  сказал Авигдор Либерман после того, как стало понятно, что коалиционный кризис завершен. На самом деле министр обороны с самого начала очертил красные линии по поводу инициативы ортодоксов и не заступил за них. 

Либерман по сути одержал несколько побед. Во-первых, коалиция согласилась на его требование "пропустить" закон о призыве через комиссию минобороны, которая выработает критерии призыва. Во-вторых, фракция получила свободу голосования по данному законопроекту, что позволило министру Софе Ландвер нарушить коалиционную дисциплину и остаться в правительстве. В-третьих, закон о призыве в итоге прошел был утвержден лишь в предварительном чтении, а дальнейшие перспективы его прохождения выглядят туманными.

Еще одна победа НДИ, пожалуй, состоит в том, что они получили поддержку электората, который в большинстве своем настроен против предоставления льгот ультраортодоксам при призыве в армию.

Кахлон: и министр, и бюджет

Министр финансов и глава Кулану Моше Кахлон также может считать себя победителем. Он добился главного: провел бюджет. И в те сроки, которые сам наметил. Его ультиматум (либо правительство будет с бюджетом, либо без министра финансов) оказался более эффективным, чем угрозы ультраортодоксов. 

За время нахождения в минфине Кахлон проводит уже пятый бюджет. И разработанные его ведомством бюждеты выглядят достаточно прилично.

Беннет: не премьер, но тоже ничего

Подтекстом нынешнего кризиса была скрытая междоусобица между Нетаниягу и лидером Еврейского дома Нафтали Беннетом. Министр просвещения дал однозначно понять, что не против сменить нынешнего главу правительства в должности. И его сигнал, как подтверждают последующие события, был услышан.

Именно Беннет и его соратница по партии Аелет Шакед были тем "мотором", который в итоге вывел коалицию из кризиса. Некоторые из версий, затем вошедших в итоговое компромиссное соглашение, были рождены в Еврейском доме. И, судя по всему, именно Беннет в Шакед блокировали маневр Нетаниягу к выборам. Они резко критиковали Нетаниягу, когда он подумывал о выборов, и поддерживали, когда тот прилагал усилия по спасению коалиции. В итоге их победа почти не видна, но она очевидна.

Так что же дальше?

А дальше - больше вопросов, чем ответов. Вероятно, теперь Нетаниягу вновь придется отбиваться от обвинений, озвучиваемых юридической системой и прессой, пытаться сохранить шаткую стабильность коалиции и продолжать думать, нужны ли ему все-таки выборы и когда.

Как подчеркивают аналитики, Нетаниягу получил передышку до начала летней сессии кнессета. Однако, помимо расследований, его ждут еще две проверки на прочность: мирная инициатива, которую готовит Дональд Трамп, и законопроект о национальном характере государства ("хок ха-леом"), с которым придется что-то делать.

Источник: «Вести»