Михаил Агарунов

доктор химических наук, общественный деятель

Мнения
Михаил Агарунов
Мнения

Отклик на статью Ирины Михайловой «Мы были, мы есть, мы будем»

Празднование 26 ияра в Красной Слободе

9 мая. День Победы. Нет для меня более святого дня, чем этот. Дело в том, что я много лет назад, еще в 70-х годах прошлого века, прошел по дорогам войны и в Польше, и в Германии. А потом, но уже почти через 20 лет, начал поиски могил двоюродных братьев моего отца, не вернувшихся с войны. Их было пятеро. Трое — дети его дяди Абрама, и двое — сыновья дяди Ильягу. Постепенно эти мои поиски и передачи всех найденных сведений в «Книгу памяти» и привели к тому, что самым святым днем для меня стал День Победы над зверями в человечьем облике — германскими фашистами.

Практически каждая горско-еврейская семья, как и все семьи Советского Союза, потеряла в той войне кого-либо из своих близких. Почти каждая горско-еврейская семья оплакивает их и до сих пор, так как еще живы свидетели той кровавой бойни 75-летней давности. Вот и я, всего лишь один из представителей 200-тысячнего горско-еврейского народа, в приведенном вчера на сайте СТМЭГИ кратком списке из 33 человек погибших горско-еврейских воинов на территории Польши обнаружил трех близких мне людей: двоюродные дяди Агарунов Семен Ильич, Агарунов Данил Абрамович и муж моей родной тети Тамары - Ягудаев Михаил Ягудаевич. Представьте себе: в списке из 33-х погибших в Польше – три моих близких родственника. К этому следует добавить, что мой родной дядя Мейров Юмту находился в плену в Польше. Невозможно описать все его муки и мытарства на той земле. От немедленного фашистского уничтожения его спасли однополчане-азербайджанцы. Придумав ему имя Мамедов Юнус и обучив его произношению отдельных сур Корана, они выдали его за азербайджанца и так, рискуя собственной жизнью, спасли его. Затем их несколько человек сумели бежать из плена. Но в польских лесах один из местных жителей выдал их. И снова – плен. Освобождение пришло с вхождением Красной Армии на территорию Польши в 1944-1945 годах. А затем и советский плен: всех их отправили в Сибирь на погибель как ненадежных людей, побывавших в плену у немцев. Затем – побег из Сибири и многолетнее проживание в вечном страхе без паспорта. 

Все это страшно описывать. Все это может повторить, рассказав о своих, и каждый другой человек моего возраста. Просто я долго, очень долго занимался своей родословной, потому многое мне известно из истории той страшной войны. Потому мне так дорог День Победы 9 мая. Потому я с трепетом стою у могилы Неизвестного солдата у Кремлёвской стены в Москве. Я горд тем, что автором надгробия той могилы является наш горский еврей Рабаев Юрий Рабаевич.

Много лет я занимаюсь поиском своих сородичей, отдавших жизнь за то, чтобы мы жили мирно. И сегодня я выражаю свою искреннюю благодарность тем, кто продолжает это благородное, хоть и тяжелое с психологической точки зрения, дело. Мы должны знать поименно своих героев. Вечная им память!