Анна Сакоян

обозреватель Polit.ru

Мнения
Анна Сакоян
Мнения

Национальный характер Израиля: взгляд с Запада

Израильский парламент одобрил закон о национальном характере государства Израиль. В англоязычной прессе это событие вызвало волну критики: Израиль стали обвинять в расизме и покушении на демократию. Есть, впрочем, и комментаторы, которые не видят в этом законе ничего экстраординарного.

Закон, объясняет BBC, определяет Израиль как национальное еврейское государство и закрепляет право на национальное самоопределение за еврейским народом. Этот закон также в очередной раз определяет статус Иерусалима как столицы Израиля. Государственным языком провозглашен иврит, что, отмечает автор, противоречит практике, так как в течение десятилетий арабский был официальным языком Израиля наряду с ивритом. В законе, впрочем, оговаривается, что у арабского языка остается «особый статус», и его позициям новые правила не повредят.

Принятие этого закона, комментирует автор, - новый этап давней политической полемики о национальном статусе Израиля. Теперь некоторые пункты этой полемики оформлены в виде закона. Проект этого закона обсуждался с 2011 г., пережил множество поправок, и его финальная версия представляет собой сильно разбавленный вариант того, что было раньше, так как из него были устранены пункты, которые были сочтены дискриминирующими.

Значение этой истории, в первую очередь, символическое, комментирует BBC. Она повышает статус еврейского населения в Израиле относительно арабского меньшинства, составляющего примерно 20% и идентифицирующего себя преимущественно как палестинцев. Формально права евреев и арабов в Израиле равны, но фактически арабы зачастую жалуются, что к ним относятся как к гражданам второго сорта.

Израиль, пишет Wall Street Journal, наконец выразил в законодательной форме главное достижение сионизма: у еврейского народа появилось свое государство. За семь лет, в течение которых обсуждался законопроект, его неизменно критиковали как в США, так и в Европе. Зарубежные политики требовали, чтобы Израиль не принимал этого закона. В ответ на то, что его все же приняли, в зарубежных СМИ начали появляться угрожающие заголовки с намеками на то, что Израиль покусился на ключевые принципы демократии.

На самом деле этот закон не выглядел бы неуместным в конституциях каких-нибудь европейских либеральных демократий. Более того, некоторые конституции содержат аналогичные положения о национальном характере, однако никогда не вызывали никаких нареканий. Кроме того, закон не нарушает ничьих индивидуальных гражданских прав, как не создает и индивидуальных привилегий. Поэтому, считает автор, в отсутствии либерализма стоило бы упрекнуть критиков Израиля, а не его сам Израиль. Это критики возражают против того, чтобы у государства Израиль была возможность принимать такие законы, какие любая другая страна может беспрепятственно принять.

В качестве примера автор приводит конституцию Словакии, которая определяет себя как словацкую нацию, и аналогичную конституцию Латвии, где 25% населения составляют русские. Другие пункты закона — в частности, по вопросу о государственном языке — также фактически кодифицируют статус-кво, ничего принципиального не меняя. Опять же, это мало чем отличается от западных демократий, среди которых есть мультиязычные страны с одним официальным языком (например, в Испании испанский, хотя там также говорят на каталанском и баскском).

Источник: Polit.ru