Мнения
Нехемия Штрасслер
Мнения

Великий оптимист

Об Ури Авнери (1923-2018) можно сказать очень много. Если бы мне понадобилось определить его одной фразой, я бы сказал, что он был великий борец ​​за мир, последовательный и мужественный. Он был израильским патриотом, который любил наше государство и всегда стремился к урегулированию израильско-палестинского конфликта именно из-за глубокого понимания того факта, что только мирное соглашение, которое положит конец конфликту, обеспечит долгосрочное существование Израиля.

Прежде всего, Авнери был редактором и журналистом, но он также был писателем, мыслителем, интеллектуалом и политиком.

В пятницу, 21 сентября, его друзья и поклонники должны были отпраздновать его 95-летие в театре «Цавта». Все было уже организовано, в том числе и порядок ораторов, но на самом деле все хотели услышать, как сам Авнери говорит. Слушать его всегда было интересно, он был очень нестандартный оратором. Но мы его больше не услышим. Встреча в «Цавте», по-видимому, станет мемориальным событием в его честь.

Было грустно и очень тяжело видеть, как он лежал беспомощный, без сознания, в отделении интенсивной терапии в Ихилов. Это был уже не наш Ури. Ури был вечно молодым, смелым, деятельным, полным идей, творческим и независимым, вездесущим на любой демонстрации и вообще успевающим все на свете – и вдруг мы увидели его беспомощным, на аппаратах, полностью зависящим от врачей. Полный антипод самого себя.

Почти до последнего момента он был активным в полном смысле этого слова, его чувства, мысли и фразы были четкими и ясными. 3 августа он, как всегда по пятницам,  отправился на еженедельную встречу друзей, за «столом Авнери» в ресторане на улице Дубнов, 8, где, как обычно, он был душой компании. А в субботу случилось кровоизлияние в мозг, и спустя две недели он скончался, не приходя в сознание.

Авнери был одним из архитекторов нашего государства. Он повлиял как на своих последователей, так и на противников. Ему были особенно близки три темы: неустанное стремление к миру, борьба против коррупции в правительстве и борьба с религиозным принуждением.

Его биография — это, по сути, история государства. Он родился в Германии и иммигрировал в Израиль со своей семьей в возрасте 10 лет. В юном возрасте он начал работать, чтобы помочь семье, и поэтому не закончил формальное обучение. Он был сделал себя сам, он учился с помощью книг. В возрасте 15 лет он присоединился к «Эцель», а после создания Государства Израиль служил в бригаде Гивати, в подразделении «Лисы Самсона», и был тяжело ранен в бою с египтянами.

В 1950 году он с друзьями приобрел журнал «Ха-олам Ха-зе» и превратил его в радикально левое издание. Это издание было полно нововведений в языке, в уровне графики, но особенно — в смелых политических расследованиях против самой мощной   силы: правительства Мапай.  В журнале выросли десятки израильских журналистов, и в конечном итоге его влияние на журналистику неоспоримо. Авнери в течение 40 лет  был верен девизу журнала «Бесстрашно и беспристрастно». Он расследовал и опубликовал немало дел о коррупции и масштабных правительственных махинациях или преступлениях  (к примеру, дела Ядлина, Офера и Кфар Кассема), к которым другие газеты боялись прикоснуться. Это была школа журналистики одного человека. Истеблишмент, который его ненавидел и боялся, так и не присудил ему израильскую премию в области СМИ, которую он безусловно заслужил.

Авнери был профессиональным «нарушителем спокойствия», борец с истеблишментом, который писал статьи и колонки против всех премьер-министров, от Бен-Гуриона до Нетаниягу. Его позиция и деятельность привели к тому, что Шабак во главе с Исером Харэлем создал конкурирующий еженедельник, который должен был уничтожить «Ха-Олам Ха-зе» экономически, но не смог. Дважды его пытались «убрать» физически, но он не дрогнул: просто купил пистолет и начал всюду с ним ходить, но ничего не изменил в своей позиции.

Еще с 1950-х годов Авнери проповедовал создание палестинского государства на Западном берегу и в Газе и интеграцию Израиля в регион. Он боролся в те годы за полное равенство для арабских граждан Израиля и аннулирование военного режима правительства. После 1967 года он направил большую часть своих усилий на разрешение конфликта в соответствии с формулой «два государства для двух народов». Эта позиция, которую он продвигал всю свою жизнь, когда-то была позицией маргинального меньшинства —  а теперь является практически консенсусом в израильском политике – для центристов и левых. Однажды он с грустью сказал, что его идеи одержали сокрушительную победу на общественном уровне, но были побеждены на уровне политики, и это решающая разница.

Авнери был первопроходцем не только в политических вопросах. В начале 1950-х годов он опубликовал серию статей против дискриминации иммигрантов из восточных стран под названием «Черных угнетают» — задолго до того, как об этом заговорил кто-либо другой. В 1970-х годах он поддерживал «Черных пантер» и был одним из самых выдающихся голосов в борьбе против религиозного принуждения. В середине 1960-х годов он основал партию «Этот мир (Ха-олам ха-зе) — новая сила» и в ее списке был депутатом Шестого, Седьмого и Девятого Кнессета (кстати, слово «хак», член кнессета в сокращении — лишь одно из слов, которые он же и придумал).

В 1982 году он потряс израильское общество, когда встретился с Ясиром Арафатом в Бейруте и взял у него интервью. Арафат говорил там о создании палестинского государство в рамках границ 1967 года, и Авнери немедленно объявили врагом народа.  Ури высоко оценил Арафата как сильного и умеренного лидера, с которым может быть подписано мирное соглашение, — возможность, которая была упущена.

Авнери любил поговорить и послушать, был общительным. Пятничный «Стол Авнери» в ресторане на Дубнов 8 был основан еще в 1958 году в легендарном Касите. Конечно, многих из основателей «стола» уже нет в живых. Покойный Ицхак Ливни звонил мне каждую пятницу, чтобы узнать, приедет ли сам Ури. «Если да, скажи мне, и я приду», — говорил он. Все хотели услышать оригинальные суждения Авнери на актуальные  политические темы, суждения, основанные на глубоких исторических знаниях. Хотя он был левым, тем не менее, как истинный интеллектуал, он умел и удивить своих слушателей неожиданными, оригинальными размышлениями.

Источник: Релевант