65.75
76.05
18.11
Ольга Бакушинская

российско-израильская тележурналистка

Все публикации автора

Мнения
Ольга Бакушинская
Мнения

Письмо премьеру, или Дверь в ад

Господин премьер-министр!

В последнее время манера разговаривать с вами открытыми письмами крайне распространена в Израиле. Вам писали друзы, бедуины, арабы, штатские и военные, не писали вам только простые израильские гои, потомки евреев по мужской линии.

Это я. Ольга Бакушинская, попадающая под ЗОВ внучка своего еврейского дедушки, в Москве известная журналистка и телеведущая. В Хайфе – обычная репатриантка.

Я испытываю огромную благодарность к государству Израиль, которое меня приютило, когда в России мне стало жить невыносимо из-за прихода античеловеческой власти. Наверное, поэтому я очень ценю человечность, потому что уже один раз видела, как ее теряет моя страна.

За четыре года у меня был разный опыт. Иногда грустный. Иногда… очень грустный. Но как бы мне ни было тяжело, я понимала, что это мой выбор и теперь это мое государство.

Это я. Есть еще нееврейские жены и мужья. И, конечно, наши нееврейские дети.

Почему-то мне кажется, что со всеми остальными национальными меньшинствами вы договоритесь или припугнете, а с нами не будете, потому что «нас нет».

Нас не очень много. Больше, чем друзов раза в два, но мы не такие смелые и не такие дружные, поэтому нас нет.

Мы незаметно стоим в очереди в министерство внутренних дел, чтобы продлить визу  ребенку четвертого поколения… Вы наверное, не знаете, что это такое, а мне пришлось за три года получить юридическое образование, пока моя дочь  ждала гражданства  по натурализации. В министерстве внутренних дел знаете как? Что каждый клерк думает, так и будет.

Я даже ходила в Кнессет на комиссию по улучшению положения таких детей, но вас там не встретила, а положение так и не улучшилось.  Потому что наших детей тоже нет.

Кстати, в России  мою дочь называли еврейским ублюдком, а тут, вот удивительная странность, она стала гойским ублюдком.

Я понимаю, нечего было рождаться у людей разных национальностей. Непорядок это. Вот ваши мама и папа — евреи, у вашего министра Аюба Кара – друзы. Сразу все ясно – молодцы родители,  смогли управиться  и правильно влюбиться. Семья это ответственно, могут появиться не чистокровные дети, а что с ними потом делать? Одно мученье.

Вот этот ваш  Закон о национальном характере государства, который так многих обидел… Вам уже говорили наверняка, что он несколько противоречит международным и цивилизованным нормам, так что я не  буду в десятый раз. Потому что вы в своем еврейском государстве при своем еврейском праве, а у меня прав нет ни в каком.

Я расскажу вам о последствиях. Доброе дело имеет хорошие последствия, а это открыло буквально дверь в ад.  Если раньше меня так по-дружески обзывали гойкой, которую тут пустили пожить, да и молчи, то теперь я видела целые дискуссии, где участники предлагали на полном серьезе лишить всех неевреев избирательного права.  Или вообще им гражданства не давать, а только временный вид на жительство и выгонять в случае нелояльности.

Вы скажете, чего мне бояться всяких глупостей? Это не я боюсь, это мой еврейский дедушка боится, у которого родственники лежат во рву. Он знал, что все начинается со слов.  И что доброе дело объединяет, а злое разъединяет. Недаром против этого закона выступили такие гуманисты как Амос Оз или Этгар Керет.  Допускаю, что они для вас не авторитеты, но, знаете, против упора на национальность в государстве был даже Зеев Жаботинский.  И, как ни покажется вам странным, Тора. Ну вот это например: «Пришельца не обижай, ибо сам ты был пришельцем в земле Египетской».

За четыре года я полюбила эту страну, это синее небо, этот жар и запах песка, бескрайние апельсиновые рощи и корабли на рейде одного из старейших портов на Средиземном море.

И до этого закона я считала себя израильтянкой, вот такая у меня национальность, а теперь оказалось, что и ее нет.  Так самоопределяться нельзя.  Можно — только , если ты еврей.  Я понимаю, что чувствуют друзы – обиду, холод в сердце и желание крикнуть: «А идите вы теперь к черту». Если честно, я чувствую то же самое.  Но, в отличие от них, не жду никакого решения или изменения закона. Я просто чувствую холод в сердце.

Для чего же я тогда вам пишу? Я сейчас объясню. Вы сказали как-то, что читали Достоевского. Теперь почитайте Чехова, рассказ про Ваньку Жукова, мальчика , который написал письмо о своих бедах и поставил на конверте адрес «На деревню дедушке».

Как-то у меня тоже так получается. Я журналист, привыкла выражать мысли словами, даже если эти слова в пустоту.

Государство только тогда чего-то стоит, если в нем хорошо слабым и малочисленным, потому что сильным и многочисленным будет и так хорошо.

Всего вам доброго, желаю вам и Израилю процветания, я знаю, что вы тоже его любите, а ваш брат-герой за него погиб, светлая ему память.  Но мне почему-то кажется, что он погиб за людей, какой бы национальности они ни были, что делает его настоящим евреем.

С уважением, Ольга Бакушинская

От редакции РеЛевант: Письмо отправлено в канцелярию премьер-министра

Источник: Релевант