• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 63.72
    70.76
    18.40
    Борис Ентин

    журналист, редактор

    Все публикации автора

    Мнения
    Борис Ентин
    Мнения

    Деньги не за кровь

    10 сентября 1952 года в Люксембурге Израиль и Западная Германия подписали соглашение о выплате репараций еврейскому государству. Свои подписи под этим документом поставили канцлер ФРГ Конрад Аденауэр, министр иностранных дел Израиля Моше Шарет и президент Всемирного еврейского конгресса Нахум Гольдман. 

    Церемония, состоявшаяся в здании мэрии Люксембурга, заняла несколько минут. Ее участники не произносили речей и не пожимали друг другу руки. Ни о каком примирении между евреями и немцами речи в тот момент идти не могло. Даже формальные дипломатические отношения между Израилем и ФРГ были установлены только в 1965 году. 

    А в 1952 году раны были еще слишком свежи. Тысячи людей, пережившие страшные унижения и страдания, потерявшие в гетто и концлагерях родных и близких, искали отмщения. Вчерашние нацистские функционеры и лагерные капо, сменив окраску, ходили где-то по соседним улицам. Героям рассказов Исаака Башевиса Зингера, вчерашним польским евреям, силуэт Гитлера мерещился в нью-йоркских кафе. Сама мысль о том, что за Холокост Германия сможет банально расплатиться деньгами, очень многим казалась кощунственной. 

    В то же время Государство Израиль переживало серьезнейшие экономические трудности. Одежда и основные продукты питания продавались в ограниченном количестве по талонам. У продуктовых магазинов выстраивались длинные очереди. Купить-то сверх нормы можно было только на "черном" рынке. Тем временем, в Израиль продолжали прибывать репатрианты из Европы и Северной Африке. Страна срочно нуждалась в финансовых вливаниях. 

    12 марта 1951 года Моше Шарет направил послание правительствам четырех держав, поделивших Германию на оккупационные зоны – СССР, США, Великобритании и Франции. В нем содержалось требование о выплате Германией денег на обустройство полутора миллионов жертв нацизма, нашедших пристанище в Израиле. В тот момент в Иерусалиме не сочли возможным обращаться к немцам напрямую. Тем не менее, американцы, англичане и французы не стали обсуждать эту тему, перенаправив требование Израиля о репарациях правительству Западной Германии. Советский Союз послание Моше Шарета попросту проигнорировал. 

    Ознакомившись с требованиями Израиля, 27 сентября канцлер ФРГ Конрад Аденауэр я призвал представителей еврейского народа решить проблему репараций путем переговоров. Израиль на этот призыв никак не откликнулся, уклоняясь от прямых контактов с Западной Германией – фактической правопреемницей Третьего рейха. Но 23 еврейские организации стран Запада создали в октябре 1951 года Конференцию по вопросам еврейских материальных претензий к Германии, известную как "Клеймсконференс". Эта организация согласилась вступить в прямые переговоры о выплате компенсаций жертвам Холокоста. 

    Но твердая валюта была необходима и казне Государства Израиль. В начале 1952 года премьер-министр Давид Бен-Гурион решил вынести вопрос о выплате репараций из Германии на рассмотрение кнессета. 

    В своем эмоциональном выступлении на состоявшемся 7 января заседании парламента Бен-Гурион подчеркнул, что речь идет не о компенсациях за убийство шести миллионов евреев, не о "деньгах за кровь", а исключительно о возмещении материального ущерба за награбленное нацистами еврейское имущество. "Нельзя допустить, чтобы убийцы нашего народа стали его наследниками!" – этими словами завершил свою речь глава правительства. 

    В тот момент, когда в кнессете началось обсуждение вопроса о репарациях, на площади Сион в Иерусалиме шел митинг противников любых контактов с Германией. В нем принимало участие несколько десятков тысяч человек. В основном, это были сторонники партии "Херут". Лидер партии, Менахем Бегин, выступил перед участниками митинга и заявил, что "правительство Израиля, которое договорится о выплате репараций, утратит право не только называться еврейским правительством, но и правительством вообще". Бегин пообещал своим сторонникам войну не на жизнь, а на смерть. Завершив выступление, он направился в кнессет, находившийся в то время совсем недалеко от площади Сион – на улице Кинг Джордж. 

    Вслед за ним в направлении кнессета двинулись и участники митинга. Проход на улицу Кинг Джордж был загорожен колючей проволокой. Однако толпа в течение считанных минут преодолела это заграждение и вплотную приблизилась к кнессету. Здесь на ее пути встали полицейские, вооруженные дубинками и гранатами со слезоточивым газом. Несколько сотен человек попытались прорваться в кнессет, забрасывая стражей порядка камнями. 

    Дебаты по поводу выплаты репараций проходили по аккомпанемент взрывов гранат со слезоточивым газом и крики, доносившиеся с улицы Кинг Джордж. Некоторое время депутаты продолжали выступать с трибуны кнессета, игнорируя происходящее за стенами здания. Наконец, нервы не выдержали у представителей Коммунистической партии – Меира Вильнера и Эстер Виленской. "На улице – кровопролитие, мы не можем продолжать дискуссию в такой обстановке!" – закричали они. 

    Тем не менее, заседание продолжилось. Спустя несколько минут в зал вбежал депутат от партии "Херут" Йоханан Бадер. "Они применяют газы!" – закричал он. Менахем Бегин, вскочив со своего места, выкрикнул Бен-Гуриону: "Ты убийца и преступник! Вы фашисты!" Вслед за ним свои места покинули и другие депутаты. С улицы доносились звуки сирены и звон разбитого стекла. Заседание кнессета пришлось прервать. 

    Обсуждение вопроса о выплате репараций из Германии возобновилось в тот же день около половины десятого вечера. На улице Кинг Джордж в этот момент уже воцарилась тишина. В самом начале возобновившегося заседания Бегин принес извинения Бен-Гуриону. Вместе с тем, он заявил, что переговорам между Израилем и Германией не бывать. "Переговоров с Германией не будет, есть люди, готовые пойти на все, чтобы не допустить этого позора!" – провозгласил Бегин. В своем выступлении он также сравнил немецкие деньги со статуей свиньи, которую греки внесли в Иерусалимский храм. 

    Через день, 9 января, кнессет принял решение принять репарации из Германии. В поддержку предложения Бен-Гуриона проголосовал 61 депутат, против – 50. В марте начались между Израилем и Германией начались переговоры, завершившиеся подписанием соглашения в Люксембурге 10 сентября. В соответствии с ним, Германия обязалась выплатить Израилю 3 миллиарда марок в форме различных товаров в течение 14-ти лет. 450 миллионов марок были выплачены "Клеймсконференс". 

    Против выплаты репараций Израилю резко возражали и арабские страны. Они попытались оказать давление на депутатов бундестага с тем, чтобы добиться отмены подписанного в Люксембурге соглашения. Однако арабским лоббистам удалось лишь отсрочить ратификацию соглашения о репарациях на полгода. В результате оно вступило в законную силу в сентябре 1953 года. 

    Репарации из Германии сыграли существенную роль в становлении экономики Израиля. В 1953-65 годах поставки в счет немецких репараций составляли от 12 до 20 процентов израильского импорта. "Деньги не за кровь" вызволили еврейское государство из экономической ямы, а отношения с Германией и сегодня имеют для Израиля очень важное значение.

    Источник: Мнения ЗАХАВ