Мнения
Михаил Магид
Мнения

Корни израильского экономического чуда

Офис ЦБ Израиля

Израиль обладает наиболее эффективной экономикой на Ближнем Востоке. Ее основой является хайтек. По числу стартапов на душу населения страна занимает первое место в мире. Хайтек - это индустрия, которая тесно связана с ведущими компаниями в этой области, в особенности, с американскими. Интеграция с американским сектором высоких технологий важна и для укрепления политического положения Израиля. Как удалось добиться такого результата? И как на него влияли политические решения? Нам кажется важным рассматривать экономические и политические действия в их взаимосвязи.
 

Экономика стартапов и симбиоз с США

Корни успеха израильской экономики стартапов в событиях 90-х. В 80-е годы планировался грандиозный проект создания новейшего боевого самолета - Лави. Этот проект имел множество сторон. Израиль планировал развить современную промышленность и обеспечить свои ВВС новой машиной. Кроме того, проект был тесно связан с американскими компаниями - производителями оружия: цель состояла в том, чтобы как можно больше связать экономики США и Израиля, обеспечив максимальную заинтересованность США в поддержке страны. Предусматривалась и возможность экспорта Лави. Но проект заблокировали представители мощного американского ВПК, которые испугались, что у их боевых самолетов на международном рынке появится серьезный конкурент. 

В результате несколько тысяч специалистов, занятых в проекте Лави, лишились работы. Но многие группы специалистов стали создавать разнообразные независимые стартапы, получившие определенную поддержку со стороны правительства, в виде субсидий и налоговых льгот. Тогда же в Израиль приходят ведущие американские корпорации, заинтересованные в разработках этих стартапов. 

Другим фактором роста наукоемкой экономики стала миграция в Израиль миллиона выходцев из СССР. Экономика страны получила избыток дешевой высококвалифицированной рабочей силы, превратившейся в мотор новой экономической модели (правда, повезло не всем: согласно подсчетам израильского экономиста Бориса Дубсона, свыше половины экономически активных мигрантов из СССР вынуждены были заниматься низкоквалифицированным трудом). 

Все вместе привело к результату, который ставился изначально в рамках проекта Лави - к растущей интеграции экономик США и Израиля.

Оружейная мастерская Ближнего Востока?

Важной частью израильской экономики является и производство оружия. Экспорт оружия достигает 10 млрд долларов в год, главный покупатель - Индия, следом идет Азербайджан. Израиль очень внимательно относится к своим оружейникам. И дело не только в том, что без сильного ВПК вряд ли удалось бы обеспечить выживание государства в довольно враждебном окружении, особенно если учесть, что эта страна на протяжении всей своей истории была вовлечена в вооруженные конфликты с соседями.
Израильское правительство старается развивать международные связи, от которых зависит успех ВПК и рост экспорта. Отсюда теплые отношения с Азербайджаном, который приобрел израильское оружие на миллиарды долларов. 

Сегодня Израиль мечтает о богатейшем рынке стран Персидского залива, прежде всего Саудовской Аравии, страны, которая регулярно приобретает новейшие вооружения на головокружительные суммы. Если бы удалось наладить связи с саудовцами, можно было бы превратить Израиль в главную оружейную мастерскую Ближнего Востока! В этом случае перед экономикой страны открылись бы головокружительные перспективы. Однако рынок оружия тесно связан с политикой. Пока саудовцы, несмотря на все более острое противостояние с Ираном и готовность сотрудничать с Израилем, не готовы заходить так далеко. 

Причина этого в арабо-израильском конфликте, неурегулированности палестинской проблемы. Арабским руководителям сложно сотрудничать с Израилем, потому, что это создает зазор в их отношениях с собственными народами, недовольными таким поворотом событий. Поэтому Израиль и Саудовская Аравия заинтересованы в решении палестинской проблемы путем "Сделки Века", о которой говорит администрация Трампа. Согласно ей, Иерусалим остается израильским, как и часть палестинских территорий, тогда как другая часть передается Иордании. Но этот проект в настоящее время буксует.
Так же, Израилю выгодно постепенное смещение арабо-израильской проблемы на второй план, по сравнению с набирающим силу арабо-иранским конфликтом. Это не только вопрос политики, но и в значительной мере вопрос экономики. Израиль хотел бы, чтобы его военная индустрия и хайтек в союзе с саудовским финансовым капиталом, начали бы доминировать на Ближнем Востоке. 

В целом, можно сказать, что важной составной частью израильского экономического чуда является внешняя политика. Развитие современной экспортно-ориентированной модели экономики невозможно без эффективного политического лоббизма. От того, насколько правительство Израиля сможет и дальше продвигать эту модель, зависит будущее страны.

Экономические трудности и политика государства

К настоящему времени в Израиле сложилась крепкая капиталистическая экономика, которую надо сравнивать с такими странами, как Швеция или Нидерланды. В экономическом плане это - не Ближний Восток. По списку Блумберга - списку стран с инновационными экономиками, Израиль входит в первую десятку.
Однако, в отличие Израиля от европейских стран в том, что уровень социального неравенства здесь значительно выше.

Израиль приблизился к полной занятости! Но это - результат наличия массы низкоквалифицированного плохо оплачиваемого труда, что парадоксальным образом сочетается с высоким уровнем развития технологий в привилегированных секторах. Просто, многие израильские трудящиеся согласны на любую работу.

К тому же, как во всех развитых странах, солидный довесок экономики - эксплуатация прекаризованного (ухудшенного) труда рабочих-мигрантов. Среди рабочих без гражданства, которым платят много меньше израильтян, и которые играют важную роль в некоторых секторах (с/х, строительство) - палестинцы с Западного Берега реки Иордан, филиппинские рабочие, часть нелегальных мигрантов из Эритреи и Судана.
Все вместе создает высокий уровень социального неравенства, не типичный для развитых европейских стран. А это, по мнению экономистов и социологов, грозит определенными политическими проблемами.

Самое слабое место израильской экономики - инфраструктура. Таков результат неолиберальной политики, которая создала более-менее открытую экономику, но с подозрением относилась к социальным расходам государства, в частности, к расходам на образование. Отсюда масса низкоквалифицированных, готовых на любую работу в плохих условиях.

Такой социо-культурный разрыв несомненно влияет на израильское общество, его менталитет. Высокое развитие части общества сочетается с наличием массы необразованных и бедных людей. В каком-то смысле внутри Израиля - две экономики и они - очень разные.

У израильского экономического чуда есть своя обратная сторона. Профессор Дан Бен-Давид, экономист Института социально-экономических исследований Шореша и Тель-Авивского университета, обращает внимание на сложившуюся ситуацию: "Нищета и неравенство доходов в Израиле являются одними из самых высоких в развитом мире. Половина населения Израиля не доходит до нижней части шкалы подоходного налога и вообще не платит этот налог."

По сравнению с другими странами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) производительность труда в Израиле отстает от развитых стран на протяжении четырех десятилетий. Сектор образования так же плох, жалуется Бен-Давид: "Многие наши школы находятся на том же уровне, что и в развивающихся странах, и половина наших учеников посещают такие школы."

Причина, по которой израильские университеты продолжают оставаться мировыми лидерами в области научных исследований, заключается в том, что страна по-прежнему извлекает выгоду из инвестиций и работы в области развития, проделанной "пионерским поколением" после обретения независимости.

В 1973 г. в Израиле было семь вузов с ведущими научно-исследовательскими институтами. С тех пор прошло более четырех десятилетий, и население выросло более чем в два с половиной раза. Страна намного богаче, валовой внутренний продукт на душу населения увеличился более чем в два раза. Но пока не создано ни одного дополнительного исследовательского университета.

В итоге сектор высоких технологий превратился в главный локомотив экономики, но он, согласно оценке израильских экономистов, "тянет за собой много ржавых вагонов", где производительность труда очень низкая. Кроме того, и у хайтека рано или поздно появятся проблемы, связанные со сложностями дальнейшего развития из-за недостатка кадров.

Поэтому многие израильские экономисты указывают на необходимость инвестиций в образование, с тем, чтобы сохранить высокий уровень экономического развития.
Таким образом, можно видеть еще одну важную составляющую современного экономического успеха - развитие инфраструктуры, образования, научно-исследовательских центров. В прошлом Израилю удалось добиться больших результатов, но в настоящее время возникли трудности. От того, насколько успешными будет решение этих проблем, зависит будущее ближневосточной "экономики стартапов".