65.59
75.18
17.70
Шломо Кроль

израильский публицист, блогер

Все публикации автора

Мнения
Шломо Кроль
Мнения

Не пугайте нас ассимиляцией

Простите меня, пожалуйста, за то, что я сейчас буду говорить очевидные и банальные вещи. Ни грамма юмора в этом тексте тоже скорее всего не будет.

А хочу я все же сказать пару слов о лозунгах партии Иудейский Дом на муниципальных выборах в смешанном городе Рамле, в котором около 20% арабских граждан. Лозунги были такие: девушка в хиджабе на фоне субботнего стола и надпись: «Сотни случаев ассимиляции в Рамле! Завтра это может быть твоя дочь! Только сильный Иудейский Дом будет хранить еврейский характер Рамле».

В результате протестов и особенно благодаря кампании художника Зеева Энгельмайера (Шошке), эти плакаты сняли.

Я остановлюсь на слове «ассимиляция». На иврите — התבוללות, т.е., смешение, но словарь определяет это слово так: растворение в нееврейской среде. Слово это относительно новое, конца 18-19 вв., когда, в связи с быстрой модернизацией еврейской жизни, секуляризацией, просвещением и крушением старых институтов встал вопрос о том, в каком направлении будет развиваться еврейское общество. Одним из возможных направлений, которое отстаивали многие еврейские писатели и журналисты, была ассимиляция. Слово это обозначает уподобление — similis по-латыни значит похожий, подобный. Пафос сторонников ассимиляции состоял в том, что в новых условиях нет ни возможности, ни смысла сохранять еврейскую самобытность. Поскольку религия потеряла свое центральное место в жизни обществ, как еврейского, так и общего, евреи как отдельная община должны перестать существовать, полностью слившись с коллективом, в котором они находятся. Еврейская история должна закончиться.
Сторонников ассимиляции критиковали как традиционалисты, так и разного рода просвещенные националисты, от сторонников культурной автономии до сионистов.

Этот спор был вполне актуален вплоть до прихода нацистов к власти в Германии, до 2-й мировой войны, геноцида евреев Европы, создания Израиля.

Например, довольно много своей полемической энергии уделял критике ассимиляторов Владимир Жаботинский.
Они критиковали, разумеется, не то, что тот или иной еврей женился на нееврейке или принимал христианство (это тоже критиковали, но не как ассимиляцию, а просто как оппортунизм и беспринципность — западло ведь переходить в другую религию ради привилегий), а саму идею о том, что растворение в большой культуре народов, среди которых евреи жили — это правильный способ решения проблем еврейского общества. Например, у того же Жаботинского есть известная статья о том, как еврейские интеллектуалы пытаются участвовать в русской культурной жизни, но русские писатели вежливо от них отворачиваются.

Геноцид и создание Израиля совершенно искоренили эту проблему. Сионизм стал надолго практически единственным еврейским дискурсом: все остальные потерпели провал, сионизм одержал роскошную победу.

Разговоры про «ассимиляцию» в Израиле все слышнее в последнее время. Например, существует такая организация: «За предотвращение ассимиляции в Святой Земле» (акроним этой фразы составляет слово «пламя»). Что такое «ассимиляция» в Израиле? Очевидно же, что ни о каком растворении еврейского народа в нееврейском обществе в качестве решения проблем еврейского народа не может быть и речи.

Когда в Израиле говорят об ассимиляции, имеют в виду просто-напросто браки или романтические отношения между евреями и неевреями. То есть, смысл понятия совершенно иной, ничего общего с изначальной идеей ассимиляции.

Верно, что и без всякой концепции ассимиляции наши предки были против смешанных браков, и достаточно вспомнить соответствующую главу из Тевье молочника, но это происходило в совершенно иной ситуации: смешанные браки означали уход человека из еврейской религии и из еврейской общины в ситуации еврейского меньшинства; пре-модерное общество было всюду сегрегированным и иерархическим, всему было свое место и такого рода переходы, как смена религии, не поощрялись никакой религией (на стороне большинства, однако, был аппарат принуждения: переход из христианства в другую религию карался смертью).

В нынешнем Израиле совершенно иная ситуация. Те, кто пытаются бороться против «ассимиляции», на самом деле просто борются за расовую чистоту. Это дискурс точь в точь расистский, антисемитский, дискурс тех, кто уничтожали наших прадедов и прабабушек. Очень жаль, что евреи восприняли такой дискурс, да еще и пытаются представить его как аутентичный еврейский дискурс — все эти борцы с «ассимиляцией» принадлежат к тому или иному ответвлению секты религиозного национализма, они позиционируют себя в качестве последовательных носителей еврейской самобытности: соблюдают заповеди ортодоксального иудаизма, носят отличительные знаки вроде шапочек или особых одежд с нитями.

На деле же это просто еврейские расисты.

Источник: Релевант