| Амос Оз
Амос Оз

За «Иуду» мне дали премию. Что бы сказал Лев Николаевич?

За «Иуду» мне дали премию. Что бы сказал Лев Николаевич?

После вручения премии "Ясная Поляна" новоиспеченный лауреат - израильский писатель Амос Оз прочел в Москве лекцию о взаимоотношениях Иуды и Иисуса. Именно этой теме посвящен его роман "Иуда", имеющий в Израиле репутацию провокационного, а в России - спорного.

"Вчера вечером за роман "Иуда" я получил "Ясную Поляну". И с ужасом задумался, как бы на это отреагировал Лев Николаевич? Если бы он знал, что премию его имени получает человек, написавший роман о предателе, как бы он отнесся к самой идее этого романа? Этот приз и есть огромная честь этому роману. И я, сидя в зале, даже на мгновение увидел реакцию Льва Николаевича: сначала он шокирован, а потом улыбается в свою бороду". 

"Когда мне был 16 лет, я жил в кибуце и был книжным червем. Мне пришло понимание, что если я не прочитаю Евангелие и Новый Завет, то никогда не пойму европейское искусство, никогда не смогу слушать Баха, читать романы Толстого и Достоевского. И я запирался на каникулах в своей комнате и читал Евангелие. И тогда я влюбился в Иисуса". 

Однако писатель не соглашается с некоторыми положениями учения Христа, "как и два любых еврея никогда друг с другом полностью не соглашаются. Я даже думаю, что нет ни одного еврея, который был бы согласен во всех вопросах с самим собой".
По-моему, зло - не жестокость, а агрессия. Лев Николаевич со мной не согласился бы, он бывал на поле боя, но я считаю, - поясняет Амос Оз, - что агрессия - мать всех форм жестокости, и порой остановить ее можно только силой, а не подставлять вторую щеку под удар. Две мои сестры в 42-м году оказались в концлагере, и в 45-м году их освободили не активисты с транспарантами о вреде насилия, а советские солдаты в касках и с автоматами. Мы об этом не забываем". 

Есть, однако, история, которая всегда вызывала у писателя недовольство, - история Иуды: "мой маленький детектив восставал против ее абсурдности". 

Тема предательства Иуды выступает в романе не как отдельная история, а как "ядовитый источник исторического архетипа деморализованного еврея" на многие века вперед. Ведь Иуда в христианской традиции - имя нарицательное, отождествляется с предателем. И, по мнению главного героя романа Амоса Оза, студента гуманитарного факультета Шмуэля Аша, предательство Иуды определило антисемитизм на последующие тысячелетия: "Все мы - Иуды Искариоты, - говорит персонаж книги Амоса Оза". "Драка между нами и арабами-мусульманами не более чем эпизод в истории, короткий и мимолетный. <...> а вот то, что между нами и христианами, - это явление глубокое, темное, оно может тянуться еще сотни поколений". 

Предательство и верность - вот главные темы романа "Иуда". "В романе герой едет на поезде где-то в Польше и читает газету на иврите. Рядом с ним две монашенки, пожилая и совсем еще юная. Они понимают, что он еврей, и упрекают его: "Как же вы могли его распять? Он же был таким милым...", на что герой отвечает: "Вы знаете, в тот день меня там не было, я записался к стоматологу. Я до сих пор жалею, что когда сам ехал в поезде в одной из католических стран Европы и услышал тот же самый вопрос, не ответил про дантиста, но этот эпизод из моей жизни лишь подтверждает то, над чем размышляет Шмуэль Аш в романе. Евреи распяли Бога - все это самые частые антисемитские клише, которые в итоге привели к самому страшному геноциду в истории"". 

По мнению Шмуэля Аша, Иуда, как самый образованный из всех апостолов, просто не мог позариться на 30 сребреников, потому что был обеспеченным и не нуждался в деньгах. "Иуда был фанатиком, но не предателем, - считает Шмуэль Аш, главный герой романа Амоса Оза. - Но он не дождался Воскрешения, ужаснулся содеянному, понял, что убил своего Учителя, и тогда, возможно, только тогда совершил предательство - усомнился, потерял веру и повесился. Так умер первый Христианин. Последний Христианин. Единственный Христианин". 

Так написано в романе. "Моя рука немного дрожала, когда я писал эти строки, - рассказывает Амос Оз, но тут же поясняет: - Но как было на самом деле, я не знаю. Это версия Шмуэля Аша, не моя. И все же это не роман о дороге на Голгофу. Иисус, Иуда, апостолы - это всего лишь тени. Это история двух мужчин и одной женщины, которые всю книгу пьют чай и разговаривают. Роман - о мистическом парадоксе любви и о силе слов".

Источник: Российская газета

Похожие статьи